Русская любовь (записки отечественной проститутки). часть 25

A A A
0

Оглавление


     Тогда я впервые, пока только из иносказательных слов взрослых, узнала о существовании лесбоса. Была заинтригована и любопытством запрограммирована на его постижение. Когда впоследствии представилась такая возможность, не воспротивилась, но хотя и было хорошо, не впала в эйфорию, памятуя драматическую историю Розы, о которой Берта Моисеевна рассказывала моей матери, а я хоть и не поняла тогда ничего, но кое-что запомнила.
     Так что нашим бывшим соотечественникам, устремившимся на историческую родину, где, как им объяснили, "корни их предков" , искренне по-человечески сочувствую. Им, должно быть, туго приходится там в смысле языка, не говоря уже обо всем остальном.
     И работу найти не так просто, потому что предложение значительно превышает спрос, как теперь у нас в проституции. Только там это объясняется обилием эмигрантов, а у нас - нежеланием идти на производство многих, считающих, что, трахаясь, зарабатывать гораздо легче и проще. Эти новобранки не только заблуждаются, но и опошляют нашу профессию, видя себя в ней только как технических исполнителей заученных приемов, самых элементарных.
     А что касается так называемых национальных идей и чувств, то они ни в проституции, ни в политике ни к чему хорошему не приводят. Это видно по тому. Что теперь происходит в наших бывших республиках, ставших "суверенными". Удовлетворив свою "самостийность" , они оказались в тяжелейшем экономическом положении.
     Хороша я была бы, если бы тоже руководствовалась в своей древнейшей профессии принципом национальной исключительности, национального самоопределения. Ничего не оставалось бы, как положить зубы на полку и ходить с высунутым языком, не находя ему применения.
     Хоть и отдаленное но отношение к России Марк все-таки имел. Когда-то его родители жили здесь, а сам он родился уже "там". Теперь ему захотелось собственными глазами увидеть их родину, о которой они ему много интересного поведали, одновременно обучая русской речи, дорогой и привычной им. И учился он русскому языку, читая Пушкина, толстого, Тургенева. Чехова. С этими книгами родители не расставались всю свою жизнь.
     - Чтобы по-настоящему узнать страну, надо прежде всего познать ее женщин - сказал Марк. -Это мне еще покойный отец говорил.
     - Он был, как видно, умным человеком. - ответила я, чтобы сделать приятное для начала хотя бы так. - И к тому же. Видимо, хорошо осведомленным на основании личного опыта. Мерилин Монро тоже утверждает, что каждая нация убеждена, что в других странах эротизма больше.
     - Да, умозрительно о таких вещах не судят, - заметил Марк, давая понять, что надеется на мое содействие в постижении истины. И он был по-своему прав. Артистизм в постели, как и на сцене, зависит от прожитой жизни.
     Голос у Марка был низким. И это заинтриговало меня еще тогда, когда он только впервые заговорил со мной в ресторане. Согласно народной молве, мужчины с таким голосом обладают высокой потенцией и темпераментом. Словом новое знакомство сулило времяпрепровождение во всех отношениях приятное
     - Поэтому ты сразу и устремился на юг,? Знал, что сюда со всех концов страны съезжаются?
     - И поэтому тоже. Слышал, что здесь в летний сезон собираются самые сливки.
     Он ждал от меня действительного подтверждения его ожиданий, что постараюсь оставить у него от России приятные впечатления.
     Что ж, в этом есть свой резон. - ответила я, давая понять, что поняла его правильно. - Женщина всегда олицетворяет Родину.
     Судя по крупным чертам лица, чувствовалось, что Марк, которому на вид можно было дать не менее пятидесяти, человек темпераментный. Нельзя хотеть, чтобы такой клиент вел себя, как двадцатилетний юноша. Таких обычно отличает замысловатость. Она-то и составляет всю прелесть именно этого зрелого возраста. Вместе с тем было видно, что он груб, как это часто бывает у мужчин такого типа.
     А высокая эмоциональность если она в оправе деликатности и такта, даже приятна. Но вообще-то внешние признаки могут обернуться весьма неожиданным разочарованием для тех, кто строго ориентируется на такие стереотипы, как тембр голоса или длина туловища.
     Все может и не соответствовать, как, например, та же пресловутая величина носа. Зато у каждого мужского носа есть другая как недавно установлено учеными Калифорнии, замечательная особенность. Оказывается, в нем находится особая обонятельная точка, которая улавливает специфический запах, исходящий от противоположного пола, и в свою очередь воздействует на центры, вызывающие сексуальное возбуждение.
     Эта точка Гренфенберга по своему назначению подобна той, которая находится у нас на передней стенке влагалища и обладает повышенной чувствительностью, стимулирующей оргазм. Таким образом, можно считать, что природа-матушка позаботилась о нас и о мужчинах в равной мере но только по-разному. Так что да здравствует нос партнера! Свою роль, как видим, он в сексе играет, и довольно важную, если даже и не "сигнализирует" о размере члена.
     По теории вероятности бывают, правда, часто и совпадения. Знала, например, одного шахматиста с фальцетом, так он действительно был в постели полный слабак. Однако, повторяю признаки эти необязательны. Все очень индивидуально. Мне попадались и коротконогие мужчины, (кстати, тот шахматист был коротконогим) , которые тотчас кончали, стоило им только всунуть. (Я и ахнуть, как говорится, не успел, как мой пострел уже поспел) .
     Бывали и длинноногие, которые могли не вынимать очень долго, и я успевала кончить несколько раз И с коротким членом, но тем не менее от него дух захватывало так он загребал и суетился во мне. И с большим, но как он меня ни ковырял, удовольствия от него не испытывала. Но вот на что лично я обратила внимание - высокие мужчины по сравнению с мужчинами низкого роста проигрывают в размере члена, а вот мускулатура тела еще ни о чем не свидетельствует.
     Болтая еще некоторое время, мы как бы принюхивались друг к другу а когда все точки были окончательно расставлены, отправились по нашему ДЕЛУ. Я, естественно, предполагала, что займемся им у него в номере, где никто и ничто не будет мешать. Однако едва мы вошли в кабину лифта и дверь за нами плавно захлопнулась, Марк тотчас набросился на меня, словно дикий голодный зверь.
     Одной рукой прижал к себе и стал осыпать страстными поцелуями лицо, шею, грудь. Его губы и язык гуляли по всему моему разгоряченному от волнения телу, от груди до бедер. Такие ласки, в отличие от ПЕТТИНГА, когда раздражают эрогенные зоны ниже пояса, называются НЕКИНГ. Обрабатывая ими лицо, шею, грудь, голову, руки, можно таким образом тоже снять избыточное половое напряжение. У женщины, во всяком случае. Моему же неожиданному клиенту было нужно, конечно, большего. Он это и не скрывал, и мы уже обо всем договорились. Он присел на корточки и, уткнувшись в самое чувствительное место, обдавал его через тонкую ткань горячим дыханием.
     Другой рукой задрал юбку, стянул штанишки и провел юрким языком между губ, устремляясь к клитору. Он хотел завладеть им, как ключом, которым отомкнет мой "замок" , чтобы войти в меня. Интересно, как бы он поступил, будь на мне джинсы?
     Марк решил взять меня тут же в лифте, не дожидаясь, когда мы очутимся в его гостиничном номере, трахнуть в стоячку. Для интеллигента, каким он мне показался, это было довольно неожиданно. Воспротивиться такому порыву было невозможно, так он был силен, да и меня захватил тоже. Я изнывала от желания, охватившего меня и усиленного неожиданностью "нападения".
     Из груди вырывались стоны, но голову вместе с тем не теряла (в нашей профессии этого нельзя допускать) и спрашивала себя: возможно ли, чтобы по существу незнакомый мужчина смог вот так запросто пробудить столько страсти и овладеть без всякого насилия? Единственное, что смогла сделать, это повернуться к нему спиной и так предложить себя.
     Однажды, когда клиент, правда, соотечественник, из ученых мужей брал меня в такой колено-локтевой позиции и было очень здорово, меня вдруг осенило: а ведь эта поза своего рода рудимент. То, что у нас, женщин, сохранилось с тех далеких времен, когда наши предки были еще четвероногими и при половых актах опирались на все конечности. Это уже потом, став прямоходящими, мы стали трахаться и лежа на спине.
     И еще я подумала тогда о том, что прямохождение появилось у самцов, наверное, раньше, чем у самок, потому что оно требовалось им для совокупления. Самец ведь брал самку либо стоя в полный рост, либо на коленях. Прямохождение самки заимствовали уже у самцов, но в сексе свою былую четвероногость мы, женщины, все-таки сохранили.
     Эти соображения, посетившие меня почти одновременно с чудесным оргазмом, вполне могли бы стать темой диссертации. Неужели до них еще никто не допер, ведь все лежит, можно сказать, на поверхности...
     Эта поза при всей ее прелести таит в себе и опасность. При сильном желании и пронизывающем оргазме может произойти то, что бывает у собак. Так однажды я склещинилась с живописцем Васей, у которого член был больше среднего размера и упирался в матку. Ее шейка, раскрывшаяся в момент оргазма, втянула в себя головку и зажала. Вытянуть ее, разбухшую, из которой прекратился отток крови, было невозможно. Мы думали, что без посторонней помощи не обойтись. Когда клиент пытался все-таки вытащить член - мне казалось, что он всю меня выворачивает наизнанку, и боль была нестерпимая. От нее и от страха спазм только усиливался. Хорошо, однако, что не растерялись, не стали паниковать.
     - Нам надо отключиться, -сказала я. - Погрузиться в глубокий сон и расслабиться.
     Об этом способе я слышала от одной знакомой, и теперь ее совет пришелся очень кстати. Главное, чтобы помог.
     Кое-как мы добрались до шкафчика, где у меня лежат медикаменты, в том числе снотворное, и приняли по две таблетки. Потом снова легли поудобнее, чтобы не было никакого напряжения, и постепенно заснули.
     Морфей, взявший нас в свои объятия, освободил от наших взаимных. Мы обнаружили это к нашей радости, когда пробудились утром.
     - Представляю себе, - сказал художник, - что было бы, если бы я лежал на тебе и мы склещинились в этом положении. Ни шагу сделать не могли бы. - И он рассказал анекдот.
     В азарте сношения любовники склещинились. Все их попытки разъединиться ни к чему не привели. Им ничего не оставалось, как обратиться за помощью в медицинское учреждение. Завернулись в простыню и собрались было двинуться туда. Только ничего у них не получается. Топчутся на месте, и ни туда, ни сюда. То она шаг вперед, то он. Прямо по Ленину: "Шаг вперед, два шага назад". Стали пререкаться, как некогда Владимир Ильич полемизировал с меньшевиками:
     - Я же тебе говорил, - повернись ко мне попой, а ты отказывалась, - сказал он с упреком. - Все твердила; "Я женщина, а не кто-нибудь!"
     - Да, я женщина, а не кобыла, - ответила она со стоном.
     - Вот теперь и пеняй на себя, и нечего скулить, что больно. Послушалась бы - шли бы теперь в ногу, а не топтались на месте.
     История была забавной. Памятуя о ней, я слегка наклонилась и ухватилась за поручни, сделанные в кабине по всему периметру. Они оказались здесь очень кстати. Может быть, их и устроили в лифте на такой случай предусмотрительно?
     Подобным образом я поступаю в ванне. Когда клиент предпочитает одновременно и водную процедуру, опираюсь на краны. Сначала двумя руками, а затем, когда он освоится, одну руку освобождаю и ею, предварительно намылив, ласкаю яички. Это обостряет наслаждение и приближает оргазм. Так избавляюсь от лишнего акта в постели, где он требует больше усилий и утомительнее.
     Ускорить обслуживание клиента и усилить остроту его наслаждения, для чего он, собственно, к нам и обращается, как к профессионалам, можно, если знаешь наиболее чувствительные места у мужчины и владеешь способами воздействия на них. Знаешь, чем, к чему и как прикасаться. Либо поглаживая, либо постукивая, либо нажимая. В этом смысле у нас с мужчинами много общего. Разве что только в этом.
     Те, кто думают, что у мужчины чувствительные места там же, где и у нас - ошибаются. У женщин их значительно больше, и этим типичный мужчина отличается от типичной женщины. Чтобы я завелась по-настоящему, без всякого притворства, ну¬жно, чтобы мужчина воздействовал не только на грудь и вульву, но и прошелся по многим другим местам.
     Мужчине, чтобы у него начал вставать, достаточно взглянуть на женщину, и чтобы она ему понравилась. Потому-то эрогенных мест у него гораздо меньше. Но помимо половых органов и рта могут быть еще и уши, и затылок, и плечи, и соски. Все это надо не лениться искать, уподобившись геологу, который ведет разведку полезных ископаемых. Однажды мне попался клиент, которому требовалось для наступления оргазма, чтобы я царапала его ногтями и даже покусывала. Обнаружить эту его слабость удалось не сразу, но моя терпеливость и любознательность окупились сторицей. Он стал моим постоянным клиентом, благодарным за понимание.
     Начинающим заниматься проституцией могу дать несколько деловых и дружеских советов. Но скорее все-таки из уважения к мужчинам, для их пользы, прежде всего. У них самые чувствительные места находятся в нижней части тела. В области ануса, срединного шва промежности, который переходит в шов мошонки... Поглаживая этот "регион" , я быстро вызываю бурный приток крови к члену и привожу клиента в полную боевую готовность. Если он в возрасте, ему тем более требуется такой действенный допинг с моей стороны.
     Особого внимания заслуживает мошонка. Для одних достаточно прикосновения к ней теплой ладони, чтобы вызвать чувственную радость и наслаждение. У других нужно старательно полизать ее, а то и вовсе взять яички в рот. Либо оба, либо поочередно, если они большие и сразу во рту не помещаются. На его тепло и ласку языком они живо откликаются.
     Чрезвычайно восприимчив к ласкам, разумеется, сам член. За него принимаюсь сразу, если ограничена во времени и требуется ускорить эрекцию. Не прибегаю тут же к минету, а действую сперва только руками. Слегка поглаживаю, надавливаю или сжимаю. Лучше всего это делать так: обхватить член пальцами и ладонью у самого основания и двигать рукой в направлении головки вместе со скользящей кожей.
     На этом этапе стараюсь как можно меньше прикасаться к головке. Оставляю ее, тоже жаждущую ласки и прикосновения, на потом. У мужчины, как мне кажется, это похоже на то, что испытываю я, когда мне делают минет. Сначала сильнее всего на меня действует не прикосновение, языка к кончику кли¬тора а "беготня" вокруг него. Тогда он быстрее наливается и сам тянется к языку, выползая из своего нежного укрытия.
     Поверхность члена тоже отличается разной чувствительностью. Особенной отличается его нижняя поверхность, опять же там, где продолжается шов, идущий к заднему проходу. На члене он переходит в "уздечку" , соединяющую кожу с головкой Это самое чувствительное место, прикосновение к которому позволяет что называется ВЗНУЗДАТЬ мужчину, а тем более во время минета, когда здесь прикасаешься языком, непрерывно двигающимся во всех направлениях...
     Головка, хотя и считается самой чувствительной частью, тоже не везде одинаково обладает этим свойством. Зная это, я в нужный момент сосредотачиваю внимание на ее венчике - наиболее ши¬рокой части, которая и окраску имеет несколько другую, а также на отверстии канала. Постукиваю по нему подушечкой пальца или ласкаю кончиком языка. К этому прибегаю или перед самым сношением или тогда, когда партнер хочет кончить в рот.
     Сейчас, в лифте, я могла бы отдаться и стоя лицом к лицу. Моя конструкция позволяет пользоваться таким способом. В нем даже есть, для меня, во всяком случае, свое преимущество. Когда член входит при таком положении, то плотно прилегает к клитору и хорошо трет его. И все же такая поза лучше подхо¬дит для другой обстановки. При спешке и впопыхах член, даже если он и достаточно длинный, все равно будет выскальзывать, да и руки у партнера в этом случае заняты. Он обхватывает ими попку и прижимает к себе, а в кабине лифта одна рука должна была быть совершенно свободной, потому что требовалось то и дело нажимать кнопку и не давать лифту останавливаться.
     Он трахал меня, можно сказать, с остервенением и отчаянием, словно другая такая возможность ему уже не представится и нам вообще больше негде будет этим заняться. Невольно подумала что, наверное, с таким же напором и азартом израильтяне вели войну с арабами и потому добились победы через семь дней, наголову разгромив противника.
A A A


© Copyright 2017