Русская любовь (записки отечественной проститутки). часть 26

A A A
0

Оглавление


     Тем не менее постоянно нажимать кнопки "вверх" и "вниз" Марк все-таки не забывал, ведь лифт мог понадобиться кому-то в любую минуту на любом этаже. Как бы мы тогда выглядели застигнутые врасплох? Хорошо еще, что гостиница имела много этажей и было где разогнаться. Оргазм, который нахлынул на меня, был чудовищным. Я только молила: "Еще, еще! Только сам пока не кончай". Сама нажала кнопку, и мы снова начали подниматься.
     Охваченные азартом, мы прокатились так четыре раза туда и обратно, но, как говорит Б. Пастернак, "в поцелуях с дороги не сбились". Когда кабина устремлялась вниз, мне казалось, что головка члена входит в меня. а когда шла вверх, было такое чувство, что возносимся к оргазму.
     Кончили мы где-то между десятым и одиннадцатым этажом, и Марк смог наконец нажать кнопку этажа, на котором был его номер. Когда кабина остановилась и открылась дверь, мы увидели, что перед лифтом в томительном ожидании его уже собрались несколько человек. По нашему взлохмаченному виду, раскрасневшимся лицам они, конечно, догадались, чем мы занимались в кабине, но деликатно виду не подали. Наверное, каждый мысленно поставил себя на наше место.
     В этой пикантной ситуации, достойной пера юмориста, нам было, однако, не до смеха. Смеялись мы уже после, когда оказались в номере. В сексе вообще смеются потом, но никак не во время самого процесса.
     Надо сказать, что в общении с клиентами комичные ситуации нередки. Бывает, что иные, сентиментально настроенные, заискивающе вопрошают: "Ты меня любишь?". Знают ведь, что чушь собачью несут, а все равно задают проститутке этот идиотский вопрос. О какой любви можно говорить, если взял на кратковременное подержание? Но иному гурману такое признание даже в устах проститутки непременно требуется для настроя. Тоже мне - лирики и мечтатели! В этом случае я обычно уклончиво отвечаю:
     - Что ты хочешь, чтобы я сделала? Или "как ты хочешь, чтобы я легла, села или встала?".
     Ведь от "любимой" , по мнению мужчин, ни в чем не должно быть отказа. Вот я и спрашиваю напрямую, чего он, собственно, хочет, вместо того, чтобы клясться ему в вечной любви до гроба. Видала я их всех в гробу с их запросами.
     И уж совсем смешно выглядит, когда клиент ревнует, а бывает, представьте, и такое. Один ревнивый клиент ничего лучшего не придумал, как однажды заявил:
     - Сколько у тебя было мужчин до меня? Я пристально посмотрела на него и ничего не ответила. В ревности ведь больше самолюбия, чем любви.
     - Ты что, обиделась? - всполошился он, решив, что проявил бестактность и задел мое женское достоинство.
     - Нет, просто в уме подсчитываю, чтобы не соврать, - ответила я невозмутимо совершенно серьезно, а про себя подумала - неужели держит меня за обидчивую дурочку? Между тем сам выглядит довольно глупо. Нашел о чем спрашивать, да еще кого. И вообще следует знать, что для женщины важны только те мужчины, которых она любила. И мы, проститутки, не исключение.
     Не могу забыть и другой комичный случай из той же оперы.
     Музыкант из филармонии ничего лучшего не нашел, как заявить однажды:
     - Не хочу быть у тебя второй скрипкой! Он, видите ли, почуял запах предшественника. Ну, что такому можно было ответить? Я спокойно и с достоинством сказала:
     - Скажи спасибо, что ты у меня вообще в оркестре! Новоявленный Отелло оказался достаточно сообразительным, больше потом уже не приставал с претензиями и спокойно дожидался в "живой очереди" своего часа.
     Интересные соображения о юморе в сексе высказал, по-моему, выдающийся артист Игорь Ильинский, давая однажды интервью журналисту. А он знал в этом толк. В некоторых образах, созданных им в кино и театре, присутствуют элементы секса. Таков, скажем, фильм "Папиросница из Моссельпрома" , в котором он играл бухгалтера, безнадежно влюбленного в очаровательную девушку. В "Гусарской балладе" в сцене с корнетом, которого играла Лариса Голубкина, а он старика Кутузова, ему тоже не чужды слабости к женскому полу, который он инстинктивно угадывает по флюидам, источаемым "пусечкой корнетом".
     Так вот что он сказал тогда на сей счет со страницы московской газеты:
     - Французы, будучи людьми остроумными и легкими, рассматривают секс, как своего рода простительную человеческую слабость и относятся к ней с юмором. У нас же все сводят в этом вопросе к наукообразным размышлениям и советам доморощенных любителей. От этого все превращается в жуткую пошлость. Заниматься этим я вообще предоставил бы определенным изданиям, и пусть те, кто интересуются, там читают Так, кстати, поступают во всем мире. Учитывают, что газеты попадают в руки подростков. Они же такие "материалы, адресуемые взрослым" , понимают по-своему, а это не может не сказываться отрицательно на их нравственности и морали. А мы потом удивляемся их циничному отношению к сверстницам и вообще к женщинам.
     В номере, едва Марк закрыл дверь, мы, не сговариваясь, тут же разделись и пошли в душ. Там, намылив друг друга, ласкали, подготавливая тело для новых игр. В постели я лежала обнаженная, с ногами, показывающими четверть десятого и мою российскую гостеприимность, радушную готовность снова принять клиента с Ближнего Востока.
     Марк предложил мне серию таких вариантов, от которых дух захватывало, и в конце концов совершенно уморил. Как я ни противилась потом сну, он все-таки одолел меня, и я будто куда-то провалилась. При пробуждении, хотя оно и было тяжелым fa и внутри меня все еще пылало, меня снова как магнитом потянуло к Марку. То, что он был рядом, не было ни миражом, ни галлюцинацией. Его тело, оснащенное солидным членом, ставшим мне близким и дорогим, находилось рядом со мной, и нужно было только растормошить его, снова вдохнуть в него жизнь. Что я и сделала.
     Пробежала по головке
     Резвым влажным языком
     И член касаньем ловким
     Встать заставила торчком.
     На следующий день, когда встретились снова, "лифтер" , как я называла про себя Марка, выразил желание ануса. Удивляться теперь этому уже не приходится. Если в прошлом такой способ практиковали крестьяне, сообразившие, что этим можно избежать нежелательной беременности, поскольку противозачаточными средствами не располагали, а о спринцевании вообще понятия не имели, то теперь он, как и минет, вошел в моду и взят на вооружение во всех странах всеми социальными группами, как один из вариантов обоюдного наслаждения.
     Голубые, пристрастившиеся преимущественно к мужскому аналу, мотивируют такую "слабость" якобы аномальным гормональным развитием, своими природными особенностями. Называют себя "сексуальным меньшинством" и требуют сочувствия и снисхождения. Я же считаю, что они просто морочат голову публике. На самом же деле большинство в этом самом "меньшинстве" совершенно нормальные люди, только своего рода гурманы, попробовавшие однажды анал и при¬страстившиеся к нему.
     Иначе как объяснить распространение педерастии в местах заключения и сугубо мужских "сообществах"? Анал стал здесь "отдушиной" для совершенно нормальных мужчин, лишенных общения с женщинами. Другое дело действительно ставшие жертвами "игры" природы. Например, Чайковский и Гоголь, а также, по утверждению такого авторитетного исследователя, как Саймон Карлинский - Сергей Есенин, который писал Вольфу Эрлиху: "Милый мой, ты у меня в груди!". Клюев укорял Есенина тоже не менее прозрачно: "Помнишь, как мы любили друг друга, и как меня сейчас любит этот Архипов! Завидуй! Вот, что я могу с ним делать!".
     Для нас, женщин такое предпочтение анала по большому счету оскорбительно. Это - однозначно. Но если рассуждать объективно, то в этом есть и своя положительная сторона. Оно заставляет нас обратить самое пристальное внимание на влагалище и заняться тренировкой его мускулатуры, чтобы быть конкурентоспособными на рынке секса и успешно держать свою собственную "марку". Нет, как говорится, худа без добра. Тем более, что мы сами можем предоставлять тем же гурманам и то и другое по их выбору. Убеждена, что в этой конкурентной борьбе с пассивными голубыми мы безусловно выиграем. Природа возьмет свое...
     Зная силу воздействия тесного мускулистого анала на член, что в него мужчина кончает быстрее и "ярче" , я отнеслась к желанию Марка спокойно и с пониманием, как вполне естествен¬ному порыву, который мне тоже не чужд. Отнекиваться под разными благовидными предлогами не стала, но и дала не сразу. Какое-то время мы поговорили на отвлеченные темы о литературе и искусстве. Выяснилось, что Марк свободно ориентируется в этих областях, начитан и даже знаком с журналом "Днипро" , где опубликованы дневники кинорежиссера Довженко.
     - Решили ими показать его прозорливость, -сказал Марк, -что он, дескать, видел, что творится, и осуждал. Преподносят, как порядочного человека. Между тем по фильмам зрители знали Довженко совсем другим - ревностным апологетом социалистического строя. Выходит, он жил двойной жизнью. Был приспособленцем. Думал одно, а показывал другое. Жил, скрывая и тая свои истинные мысли и чувства. Ради материального благополучия лицемерил. Не стал по примеру других обличителем. Не хотел неприятностей.
     Сам того не желая. Марк невольно затронул тему, волную¬щую и меня.
     Среди представителей нашей культуры он такой не один, -сказала я. - Она вся из фарисеев, приспособленцев. Я их достаточно повидала в своей гостеприимной постели. Хорошо знаю, не только каковы они в сексе, но и чем дышат. Секс - своего рода детектор лжи, а постель вроде кресла для испытуемого. Вот, например, бывший редактор журнала Андрей... , играющий ныне в ретивого левака и демократа, том своего "Избранного" завершил так:
     Клянемся нашей партии
     Идти за ней уверенно.
     Трудом своим и мыслями
     Верны мы делу Ленина.
     А вот поэт Владимир, выдающий себя за убежденного и последовательного монархиста, развивает ту же тему в стихотворении "Партийный билет" так:
     Я сейчас получаю партийный билет,
     Коммунист умирает, но партия-нет!
     Мне, может быть, скажут: "Нашла, что и кого цитировать. Феномен советская литература и, в частности, поэзия, исчезли навсегда". Вот уж и нет! Он остается в истории отечествен¬ной культуры, но каждая ее "деталь" будет отныне рассматриваться потомками сопредельно с личностью автора, его индивидуального бытия и карьеры. А пока одно могу сказать от себя: мертвые они души.
     Со мной эта публика душой не кривит. Двуличием прежде даже бравировала. Те же писатели не скрывали своих истинных взглядов, своего отношения к власти. Было ясно, что ловко используют ее потребность в трубадурах и апологетах, чтобы иметь прочное положение в советской литературе и возможность широко печатать свои "идеологически выдержанные" произведения, которыми удостаивали меня тоже с трогательной дарственной надписью в качестве приложения к гонорару. Один из них декларировал в поэтической форме: "Я ненавижу в людях ложь. От лжи к предательству полшага". А сегодня, изолгавшись, они не могут выдавить из себя ни одного слова и только грызутся между собой.
     Изощренный развратник, селадон со мной был самим собой, а в литературе практиковался в сочинении "пионерских повестей" , где призывал к высокой чистой любви. Тот же Аркадий Первенцев призывал "Беречь честь смолоду". Как с этим опусом носились! А сам автор в то время не пропускал ни одной бабы. Он адресовался к молодым, хотя был уже в возрасте, но думаю, что и в молодости прилично поволочился. И каким был, таким остался. Говорю это в осуждение не похотливости, а ханжества и фарисейства, которым пронизали всю нашу жизнь.
     Специалист по производственным романам, в которых поэтизировал труд рабочего человека, сам никогда на заводе не бывал и мне говорил, что индустриализация страны довела народ до нищеты. Создатель деревенской прозы, воспевавший колхозный строй, поносил последними словами коллективизацию, которая, по его мнению, уничтожила крестьянство, кормившее страну.
     - У нас тоже есть киббуцы, -сказал Марк, -но это со¬всем другое. Их создали умные люди.
     Мне было приятно сознавать, что клиент оторвался мысленно от койки и оценил меня как личность. Я увидела, что интересна ему не только как сексуальная партнерша, обладающая аппетитным телом, с которым можно реализовать все свои прихоти и фантазии, но и как человек "с умом и талантом" , как говорил Пушкин. Вообще не надо думать, что все внимание у меня сосредоточено только на теле, как орудии секса. О своем теле я думаю не больше, чем это требуется мне, как проститутке.
     У некоторых читателей на основании того, что рассказываю о себе, может сложиться впечатление, что все содержание моей жизни состоит из сплошного, безудержного секса, что я из него, как говорится, не вылажу, что клиенты идут ко мне вереницей, а я с их членов не слезаю. В их воображении я выгляжу лишь влагалищем с руками и ногами, которое дополняют еще два отверстия.
     К такому заключению, которое не исключаю, могут прийти лишь примитивные дурошлепы, не понимающие, что такая концентрация, насыщенность сексуальным материалом получается потому, что пишу на определенную четкую тему, оставляя в стороне все остальное, что составляет мою жизнь, а если и касаюсь чего-то, то лишь постольку поскольку. На самом же деле секс занимает в моей жизни второстепенное место, имеет исключительно подсобное значение. Основным для меня всегда было и остается то, что принято называть духовностью.
     Потому-то проституция не сказалась на моем облике и внутреннем содержании, не наложила на мою внешность тот "неизгладимый отпечаток" , о котором обычно пишут. Тело мое не разбито, кожа не стала дряблой, глаза не потускнели, речь не обеднела и не заполнилась вульгарным жаргоном, столь модным ныне, а тем более матерщиной. Занятие проституцией происходит ВНЕ МОЕЙ ЛИЧНОСТИ. Такая ДВОЙНАЯ жизнь у людей, выросших и сформировавшихся в условиях тоталитарного коммунистического ре!
     жима и развитого социализма, стала НОРМОЙ. Пример и на этот раз показали коммунисты. Они всегда были впереди, как восторженно написал Александр Межиров в стихотворении "Коммунисты, вперед!" , ставшего хрестоматийным и включенного в школьную программу. Честными коммунисты были до тридцать седьмого года. Те, которые сменили расстрелянных тогда и загнанных в лагеря, были карьеристами, шкурниками. Они вступали в партию не по идейным соображениям, а ради привилегий, ведь она была правящей и одаривала СВОИХ должностями и льготами.
     Эти мнимые "коммунисты" жили ДВОЙНОЙ жизнью. Они в душе ненавидели ту самую партию, которая диктовала им, что говорить, как думать, что делать, да еще заставляла платить взносы, на которых жировала верхушка этой самой партии. Я ничуть не преувеличу, если скажу, что подавляющее большинство рядовых коммунистов понимало, в каком унизительном положении они находятся. Но чем больше у них кипело негодование внутри, тем энергичнее они старались демонстрировать!
     свою преданность и морально-политическое единство. Такими были и мои родители и наши родственники. Я видела и слышала все это с детства, как отводили душу дома на кухне, в кругу близких людей да в супружеской постели. Взрослые ТОРГОВАЛИ своей СОВЕСТЬЮ, как мы, проститутки теперь - своим ТЕЛОМ. И еще неизвестно, кто из нас порядочнее, честнее. Во всяком случае, мы своей торговлей приносим людям БЛАГО а они - несли только ЗЛО, которое сейчас дало о себе знать.
     И если кто-то из тех бывших коммуняк сегодня еще молится на свою красную книжку и кричит о своей ненависти к Ельцину, то только потому, что он лишил их лакомых привилегий. Знаю та¬кую "функционерку" , которая всю жизнь была парторгом, тащила из своей конторы что только под руку попадалось, выхлопотала себе персональную пенсию, а когда лишилась ее вместе с бесплатными проездными билетами, воспылала ненавистью к президенту за то, что лишил ее льгот за многолетнюю работу на партийной ПАНЕЛИ.
     Да простит меня читатель за это отступление от пикантного материала, ради которого он взял в руки мою книгу. Такая передышка, полагаю, позволяет собраться с мыслями.
     Моя духовная жизнь, работа головой для меня гораздо важнее и интереснее. Да, я люблю секс и не скрываю этого. В моей "личной" жизни он играет важную роль. Ему я отдаюсь вся без остатка, самозабвенно. Но мужчина привлекает меня не только перспективой вдоволь, со вкусом потрахаться с ним и получить за это еще и плату. Так и не хлебом единым жив человек.
     Предварительно смазав член жирным кремом, я легла на бок, спиной к Марку, и предоставила ему анус. Клиент приставил к нему головку и, словно собравшись с духом, парой сильных толчков воткнул в меня член до самого основания. Вообще-то лучше, когда это делают постепенно, давая аналу расслабиться и освоиться. Но это кто как умеет и соображает, и с отсутствием квалификации надо смириться.
     Я думала, что клиент примется тут же водить своей штукой взад-вперед, чтобы раздразнить меня, но он, плотно войдя, замер, как затаился. Он лежал, обняв меня, и теребил руками груди, целовал в затылок и шею. Это было очень приятно и я, слегка тужась, благодарно отвечала ему легкими "членопожатиями". Я хотела начать двигаться сама, чтобы вызвать у себя оргазм и он спустил тоже, но он обхватил мое туловище руками и не давал пошевелиться. Это было что-то новое.
     - Ты что, боишься, что быстро кончишь? -спросила я.
     - Нет, мне в тебе очень хорошо, и я не хочу из тебя уходить. Давай так будем спать.
     "Не хочет, так не хочет, - решила я, чувствуя, что член постепенно мягчает. - Сам выскользнет". Но клиент выходить из меня не собирался. Его член, плотно сжимаемый жомом, не выскальзывал и продолжал торчать во мне. Это было похоже на то, как израильтяне во что бы то ни стало хотят задержаться на оккупированных территориях. Так мы и проспали до самого утра. С его членом в моем анале. Проснувшись и ощутив его, умилилась такому постоянству и всунула два пальца во влагалище. Массируя ими через стенку головку, заставила клиента быстро кончить. Ну и, конечно, кончила сама, одновременно натирая большим пальцем клитор.
     - Ты доволен? -спросила я, когда мы расставались.
     - Ты превзошла все мои ожидания. Отец знал, что говорил, когда советовал непременно побывать в России и узнать ее женщин. Когда кончал с тобой, каждый раз вспоминал его добрым словом.
     - Приятно это слышать, - сказала я и, прильнув всем телом, шепотом воспроизвела на ухо слова из песни, которую проникновенно поет Валентина Толкунова: "Я на этой земле научилась любить. Я росинка твоя, россиянка...". |
     Когда мы расставались, Марк положил в сумочку обусловленную сумму в долларах и подарил мне прощальный поцелуй. Весь день потом меня не покидало ощущение, что анус у меня открыт и во мне ничего не держится... .
     Кончил - помоги другому
     Сейчас с внедрением рыночной экономики часто можно услышать выражение: "Деньги должны работать". Между тем работать должны не деньги, а руки, голова, тело, наконец, как, в частности, у нас, проституток. А то выражение насчет работы денег следует понимать как призыв к спекуляции и оправдание тех, кто ничего не производит, а скупает плоды чужого труда, и перепродает втридорога. Мы же там, на панели, как говорится, работаем по-настоящему, добросовестно и получаем именно за свою СОБСТВЕННУЮ работу. Тут, если кто и паразитирует, то сутенеры и рэкетиры, пользующиеся нашим бесправием и беззащитностью.
     И тем не менее своей нынешней неофициальной работой i я удовлетворена вполне. Став по совместительству проституткой, каждый раз играю не какую-то навязанную мне кем-то роль, а только саму себя, но в обстоятельствах, предлагаемых клиентами. Именно эта работа дает основной заработок. Как пишет Марина Цветаева:
     Знаешь проповедь
     Тех - мест?
     Кто работает,
     Тот ест.
A A A


© Copyright 2017