Русская любовь (записки отечественной проститутки). часть 8

A A A
1

Оглавление


     Признательность его на этот раз не знала границ. Не только в смысле гонорара, но и ответных ласк. По словам поэтессы Лии Владимировой, которую Фазиль Искандер считает истин¬ным лириком, он, "небывалой новизной, как юностью окрыленный" , исполнил на моем клиторе в тот вечер, наверное, весь свой репертуар...
     Не прошло и двух дней, как он неожиданно позвонил и попросил принять его, хотя обычно интервалы между визитами были недельные. Видимо, предложенный мной вариант с пальцем произвел на него огромное впечатление и артисту не терпелось повторить, чтобы еще раз удостовериться в своей мужской дееспособности не только в рот.
     На этот раз я предложила уже другую позу - коленно-локтевую, или как ее еще называют, "паровозик". Снова, конечно, использовала палец в качестве допинга, хотя в общем-то на боку делать это было гораздо удобнее, чем когда упираешься на колени. При "паровозике" вся нагрузка от тяжести туловища приходится на один локоть, потому что другую руку надо освободить для работы во влагалище.
     Артист был в восторге и не скрывал этого. Через месяц он пришел в норму и уже мог обходиться одним влагалищем. Даже начал предпочитать только его, и нужда в помощи пальцем отпала. Не скрою мне по-женски было приятно сознавать, что смогла помочь артисту восстановиться в сексе, обрести надлежащую форму. В то же время ловила себя на мысли, что мне недостает вкусового ощущения от его спермы, истинной свежестью которой он прежде щедро одаривал меня. Когда сперма начала изливаться, я пропустила член как можно глубже в себя и ее всплески стала жадно заглатывать.
     Некоторые женщины избегают пить сперму, даже считают это вредным для своего здоровья. Но это - глубокое заблуждение. Об этом пишет такое компетентное издание, как "Мистер Икс" , да я и сама имела возможность в этом убедиться. Солоноватая, со специфическим привкусом сперма всегда благотворно действует на мой организм. Не только повышает общий тонус, но и сказывается на внешности, придает свежесть лицу и нежность коже. Особенно, если делать из нее маску. Пренебрежение оральным сексом это большая ошибка, которую некоторые допускают по недомыслию. Этот уникальный эликсир действует на меня бодряще и лучше всякого крема позволяет поддерживать кожу лица в хорошем состоянии, если ее регулярно смазывать спермой.
     Лучше всего для этой цели использовать сперму, когда мужчина кончает в рот. Сочетать приятное с полезным. Конечно, проглоченная, она тоже оказывает благотворное действие на организм, но и как косметическое средство незаменима. Я заметила, что мужчинам вообще приятно, когда струя хлынувшей терпкой спермы вызывает у меня не брезгливость, а, наоборот, восхищение и радость, желание размазать ее по всему лицу, втереть в кожу. Когда у меня спрашивают, каким образом я достигаю такого свежего цвета лица, я лукаво улыбаюсь и говорю: секрет фирмы. А те женщины, которые знают - не спрашивают. У них тоже ничего не пропадает при общении с партнерами.
     В том случае, если у партнера по той или иной причине нужно все-таки быстрее вызвать эякуляцию, ускорить и облегчить наступление финала, а когда клиент в возрасте, это бывает просто необходимо, то лучшего способа, чем сосание члена, не придумать. То, что не могут его ослабевшие мышцы, успешно делает рот, создавая вакуум и высасывая сперму, которую сам мужчина выплеснуть уже не может. Такой уникальной способностью влагалище не обладает. А если бы обладало, если было бы таким же подвижным, как рот, оснащенный губами и языком, то мужчины никогда не знали бы, что такое импотенция. Влагалище втягивало бы в себя член в любом состоянии, даже вялом, и отсасывало сперму.
     Специалисты, однако, не считают это недостатком влагалища. Наоборот - его достоинством. Так, дескать, природа позаботилась о здоровье мужчин. Оградила их от посягательства женщин. Чтобы не требовали от них больше того, что они сами могут. Но, как видим, жизнь внесла свои коррективы в сексуальные отношения. Мужчины продолжают хотеть еще очень долго, и спасительным для них стал минет. Для пожилых, во всяком случае, о чем я авторитетно заявляю "специалистам".
     Вместе с тем суть минета заключается вовсе не в сосании члена, как некоторые ошибочно полагают. По моим личным многолетним наблюдениям сосание не укрепляет член, не усиливает эрекцию, и мужчина после него, если еще не кончил, не станет трахать с удесятеренной силой. Наоборот, такой вид минета ослабляет член как раз из-за слишком сильного воздействия на нервные окончания. Когда он после рта, где орудовал язык вкупе с губами, оказывается во влагалище, по сравнению со ртом сильно проигрывает.
     Истинный минет предполагает совсем другое. Не игру по написанным кем-то нотам, а ИМПРОВИЗАЦИЮ. Только в этом случае, при этом условии он может выполнить свою, можно сказать, уникальную функцию - надежного возбудителя. Если женщина хочет много, минет может стать ее надежным помощником в сексе. Он дает нам возможность держать партнера в надлежащей кондиции столько, сколько нам требуется. К нашей собственной радости и его, между прочим, тоже.
     Большинство моих клиентов, как я уже говорила люди среднего возраста и пожилые. Без минета они чаще всего обходиться уже не могут и за прожитые годы смогли основательно с ним познакомиться. От меня поэтому требуется в минете высокое искусство, умение чутко прислушиваться к мужчине, улавливать малейшие нюансы его реакции на мои движения, проявлять максимум изобретательности, придающей мне индивидуальность, прелесть непохожести на тех, кто мне предшествовал. Даже со своими постоянными клиентами я стараюсь не повторяться, во всяком случае, при ближайшей встрече. Это-то и побуждает их приходить ко мне снова и снова в томительном ожидании чего-то новенького.
     В математике есть правило: от перестановки слагаемых сумма не меняется. Так и в сексе. Слагаемые всегда одни и те же, и конечный результат - оргазм - тоже каждый раз один и тот же. Однако путь к нему разный, зависит от перестановки слагаемых, в каком сочетании и последовательности ими оперируют. Одного поэта, обладателя члена такого же длинного, как и его поэмы обо всем и ни о чем, начинаю подготавливать, старательно вылизывая мошонку.
     В щекотании языка ее волосиками тоже есть своя прелесть, если, конечно, клиент приятен, а в отношении других можно и потерпеть - работа есть работа. Когда я первый раз сделала это поэту, на него нашло такое вдохновение, что он развернулся и лег на меня валетом, предложив мне двойной минет. Ожидал, что я тоже возьму в рот и буду сосать. Но я лишь полизала головку и разместив член в ложбинке между грудей, занялась опять яичками.
     Рукой отделила одно из них, втянула его в рот и стала нежно перекатывать языком. Потом, как сказано у Осипа Мандельштама, "осторожною рукою позволяю их переставлять" , ласкала таким образом и другое яичко. Если встречаются не очень крупные (кстати, от размера яичек потенция не зависит) , то можно взять в рот сразу оба, но тогда у языка меньше оперативного простора. Член, который слегка придерживаю в это время двумя пальцами, отводя к животу, буквально неистовствует от нетерпения воткнуться, наконец, в меня и ощутить головкой влагу и тепло влагалища.
     Другой клиент, музыкант по профессии, которого я про себя назвала "Скрипач на крыше" , предпочитает, чтобы я играла языком как смычком на струне его уздечки. А вот художнику-портретисту нужна суета кончика языка вокруг отверстия. По-моему, это ассоциируется у него с тем, как он набирает кисточкой краску, чтобы нанести на холст очередной штрих...
     Но это все о минете пока что в общих чертах. При случае непременно поделюсь личным опытом более детально. Авось, кому-то и пригодится. Разговор об этом заслуживает специально¬го разговора и тянет на отдельную главу.
     Как когда-то для Горького жизнь в доме старика Каширина, так для меня связь с Эдиком стала своего рода сексуаль¬ным университетом. Но, как показало дальнейшее, мой несостоявшийся жених при всей своей сексуальной "образованности" оказался все-таки недоучкой. Многим другим открытиям я обязана вовсе не ему, а другим мужчинам, которые последовали за ним пестрой вереницей. Благодаря им поняла, что проститутка ни на одну минуту не должна забывать свои прямые обязанности, подчиняться единственному чувству - жадности и алчности.
     Ничто так не роняет тебя в глазах клиента, как прагматизм и бесчувственность, если забываешь, что находишься в постели не одна и что для тебя важнее давать, чем брать, если хочешь хорошо получить. Для того мы и существуем, чтобы, работая в сфере секса, умело пользуясь "упоительной властью пленительного тела" , как пел Вертинский, возбуждать и удовлетворять заказчика. Между прочим, и мужчины созданы для того же, но делают это по-другому...
     Нынче в России все ринулись в бизнес, чтобы делать деньги. Только вот делают их, не производя продукцию и товары, а спе¬кулируя плодами чужого труда. И занятие проституцией тоже называют бизнесом. Только бизнес это не наш, а тех, кто организует сексуальные услуги, используя нас в качестве товара, тоже спекулирует, но уже живым товаром, женским телом.
     Ловкачи паразитируют, завлекая в свои сети приезжих девиц, лимитчиц и вообще тех, кто ищет, как им кажется, легкий заработок. Только легкость его относительна и обманчива, и женщи¬на, если не глупа, начинает осознавать это очень скоро и, чтобы сохраниться в проституции, должна соблюдать ее неписаные законы. И в проституции нужно работать хорошо, добросовестно и достойно, а не сачковать и не опускаться до цинизма, дорожить маркой однажды выбранной профессии.
     Профурсетки, к которым в кабину вокзального туалета, о чем как-то писали в "Спид-инфо" , выстраивается очередь, чтобы они у них, словно электродоилки, отсасывали сперму, только бросают тень на проституцию, компрометируют тех, кто занимается ею по большому счету, профессионально. Если это дело поставлено культурно и находится в рамках приличия, то в нем есть своя положительная сторона и в социальном и в моральном плане. Об этом теперь говорят все громче и чаще.
     Со своей стороны, имея за плечами многолетний стаж и видя благодарное и уважительное к себе отношение со стороны солидных людей, моих постоянных клиентов, могу подтвердить это. Лично мне приятно сознавать, что мы по-настоящему ну¬жны друг другу, как, впрочем, и всему обществу, поскольку вно¬сим в него определенную гармонию, нормализуем человеческие отношения в той же семье, которая является ячейкой общества. Мужчина, ищущий новизну для поддержания тонуса, прибегая к услугам проститутки, остается свободен, не имеет перед!
     ней никаких обязательств. Получил свое, уплатил гонорар согласно тарифу, как поет с эстрады Роксана Бабаян: "Я люблю как хочу, потому что плачу" , и можно спокойно отправляться домой с чувством исполненного долга. Взаимные интересы соблюдены. Отсутствие же официальной и легальной проституции вынуждает прибегать к связи, которая обязывает его и часто приводит к разрушению семьи. Рост разводов в значительной мере объясняется тоже отсутствием легальной проституции и официальных публичных домов, которые могут корректно называться домами свиданий...
     А как было бы хорошо и справедливо, если бы первейшую профессию узаконили и она стала, как и все остальные, официальной, а не оставалась преследуемой всеми, кому вздумается заработать путем вымогательства. Нынешнее отношение к проституции противоречит политике максимального благоприятствования частной инициативе, которую правительство провозглашает и старается проводить. На нас, проституток, оно ее почему-то не распространяет.
     Мне, как я уже говорила, хорошо. Ко мне не придерешься. А вот каково другим, у которых и специальности никакой нет, кроме этой "профессии" и постоянной официальной работы в конторе- "офисе" с диспетчером, который принимает по телефону заказы на посещение клиента девушкой в сопровождении "телохранителя" , забирающего себе львиную долю гонорара. .
     Приходится только сожалеть, что государство безмолвствует и не берет проституток под свою опеку. Узаконив ее существование в обществе и соответственно обложив налогом с дохода, оно имело бы хорошее пополнение в бюджет. Взяв проституток под свою защиту, оградив таким образом от поборов сутенерами и рэкетирами, реализовали бы понятие правового государства.
     Сейчас те деньги, которые проститутки могли бы официально отдавать государству в виде налога с дохода, они вынуждены "отстегивать" паразитам, эксплуатирующим их. Даже те деньги, которые девушка честно отработала, посетив клиента по его телефонному звонку, опубликованному в газете, получает не она, а "телохранитель" , сопровождающий ее. Не клиент с ней расплачивается, а сутенер милостиво отдает ей жалкую долю. Любопытно, что об этой особенности сексуального "производства" писали с возмущением даже газеты...
     Не дремлют и уголовники. Из сводок происшествий известно, что преступные элементы часто в своих акциях используют беззащитность проституток, заставляя их быть наводчицами. Обратиться же за защитой в правоохранительные органы мы не можем, чтобы не "засветиться" в своей профессии, преследуемой у нас по закону, хотя она ничуть не хуже любой другой.
     Может показаться странным и даже неправдоподобным, что порой высказываюсь столь скептически, если не сказать критически, о первой древнейшей профессии, будучи сама проституткой по совместительству с другой специальностью - инженера.
     Вместе с тем, той первой, которая в свое время была уникальной, хотя она и становится теперь, увы, банальной, я все-таки горжусь. Вот что радует. Памятно время, когда газеты были заполнены статьями и очерками о людях труда - шахтерах, металлургах, строителях, учителях, врачах. Их труд считался делом чести, доблести и геройства. Такие трудовые профессии имел в виду и Маяковский, когда обращался к юным читателям в стихотворении "Кем быть?". Теперь эти "образы, призванные служить примером" , исчезли со страниц печати. Единственной категорией РАБОТАЮЩЕГО человека, которого газеты удостаивают внимания, стали проститутки. Это поветрие не осталось незамеченным и таким чутким поэтом, как Андрей Вознесенский. С откровенной горечью он замечает: "Русская женщина из аспиранток пошла в такси".
     Проституция вовсе не ведет к деградации женщины, как считают некоторые теоретики, несомненно участвовавшие в раз¬работке знаменитого "Морального кодекса коммунистов". Если она панельно-вокзальная или гостинично-бульварная, то здесь женщина действительно служит исключительно как сексуальный объект, и в ней не видят человека, а это не может не накладывать отпечаток и на нее, ее психику.
     Мое занятие этим "отхожим промыслом" на моей личности пагубно не отразилось. Ни интеллектуально, ни духовно я не деградировала и не опустилась на дно, как горьковские герои и персонажи из "Ямы" Куприна. Все зависит от самой женщины, ее внутреннего потенциала и образования, интересов. То, что я избрала именно такой способ заработка дополнительно к тому, чем меня удостаивают в родном НИИ, ничуть не роняет меня в соб¬ственных глазах и глазах тех, кто стали моими постоянными клиентами. Вижу с их стороны полное понимание ситуации и, полагаю, оно искреннее.
     Ошибаются и те, кто считают, что если женщина- проститутка, то она не получает удовлетворения от близости, за которую ей платят... Все зависит от клиента, его отношения ко мне и моего к нему. Почему я должна плохо относиться к мужчине, если он дома в семье не встречает сексуального взаимопонимания и мучается, а я ему нравлюсь и он меня хочет, да и мне самой он симпатичен и к тому же нуждается в человеческом внимании, ласке и взаимности?
     В близости с таким человеком, относящимся ко мне с теплотой и оказывающим материальную поддержку, мне тоже хорошо. Может быть, если бы он был по-настоящему любим, ведь секс - это все-таки не любовь, мне было бы еще приятнее. Но все это от меня никуда не уйдет, и того, что на первых порах уже было, мне пока достаточно. То, что имею, с легким сердцем отдаю другим.
     Как верно сказал поэт: "В женщине пленять должна душевность и многие другие части тела". Не случайно же русских женщин считают во всем мире самыми добрыми, чуткими и отзывчивыми. В этом смысле российские проститутки, не уличные, разумеется, настоящие патриотки. Без дураков. С теми ханжами, которые обзавелись двойным гражданством, не имеем ничего общего.
     Все происходящее понятно. Действительно, если вдуматься, то при нынешнем победоносном движении к капитализму и рыночным отношениям только мы - единственные работники, производящие добычу реальной продукции хотя бы в виде спермы. Все остальные только спекулируют чужим товаром, как, кстати, сутенеры проститутками. Если мы работаем тем же языком, то и от этого есть определенный толк, а не пустопорожняя говорильня, как у иных политиканов.
     Вместе с тем, моим гражданским чувствам, а они могут быть свойственны и проститутке, хотя она в нашей стране и отторгнута от общества и находится на нелегальном положении, - все-таки претит, что именно проституция, нужная "состоятельным господам" , как пишется в рекламных объявле¬ниях, превратилась у нас в суперпрофессию, а не какая-нибудь другая!
     Объяснение такому приоритету вижу в том, что за десятилетия в условиях совкового строя, застоя и перестройки, люди научились торговать собой, своей совестью, духом, моралью, убеждениями. Теперь в условиях демократии и рынка граждане переключились и на тело, пускают его в оборот при первой возможности. Занялись этим не только женщины, даже школьницы. Проститутками становятся и мужчины, юноши. Откровенно публикуют свои предложения об исполнении куннилингуса за вознаграждение. Конечно, это легче, чем работать у станка или в поле. Словом, в качестве профессии выбирают коллбоя и Жигало. Тоже считают, что можно жить припеваю¬чи, не прилагая к этому особых усилий.
     Кое-кого мои размышления могут озадачить и разочаровать в том смысле, что отвлекают от главного-моих сексуальных похождений, рассказ о которых от меня, проститутки-конфетки, собственно, и ждут. Но как нет женщины без прошлого, так не может быть былого без дум.
     Теперь, после того, как изложила свою, выражаясь совковой терминологией, идейную позицию, можно перейти к главному. К тому, что, собственно, и побудило меня взяться за перо. Простите за каламбур, придуманный, кажется, еще Остапом Бендером - "ближе к телу". А если ссылаться на авторитет того, кто значительно ближе к нашему времени и, следовательно, лучше отражает его дух, то лучше всего подходит поэтесса Екатерина Шаврина, которая без всяких обиняков откровенно заявляет:
     Я сама выбираю тех, кого я сегодня хочу.
     Во весь голос
     Был в моей практике курьезный случай. Принимала я как-то писателя-сатирика (есть и такая разновидность среди представителей изящной словесности) с экзотическим именем. О гонораре мой добровольный импресарио из постоянных клиентов его предупредил, и он его устраивал. Был он уже не молод, довольно потраченный молью, то есть с шевелюрой на одну заварку, как говорит с чужих слов известный артист от юмора Евгений Петросян.
     Когда мы приступили к делу, я взгромоздилась на него верхом и решила разогреть, тем более, что член его был по всем параметрам довольно значительный, да и стоял прилично. Мне захотелось в этот раз самой получить больше удовольствия. Когда сидишь сверху и, по Некрасову, "вихрем мчась, как корнет молодой" , то можешь сама и ритм регулировать, и входит глубже. Во всяком случае, такое ощущение потому, наверное, что матка ложится на член всей своей тяжестью.
     Начав стремительную скачку, я стала громко стонать, звонко повизгивать, всхлипывать и произносить как бы в "безумстве храбрых" какие-то бессвязные слова. Писатель действовал энергично, но начал меня то и дело спрашивать, как бы в ответ на мою бурную реакцию:
     - Тебе хорошо? Тебе нравится?
     Я решила, что моя бурная реакция пришлась ему по душе, и каждый раз отвечала утвердительными возгласами. Восторженно верещала:
     - Ой как сладко! Ой, как хорошо!
     Он у тебя просто сказочный!
     И уж, конечно, традиционное:
     - Еще! Еще! Давай еще глубже!
     -- А теперь по бокам!
     Такого у меня еще не было, сокол мой ясный...
     Словом, обрушила весь арсенал сексуальной патетики. При некотором воображении он вообще неиссякаем, если, конечно, хорошо знакома с художественной литературой, особенно с поэзией первых лет революции и пятилеток, охваченных трудовым энтузиазмом.
     Когда мы, наконец, кончили, с разрывом в одну-две секунды, писатель, отдышавшись, снова спросил:
     - Ты довольна?
     - Ты еще спрашиваешь! -воскликнула я. -А ты что, не видел? Конечно. Твой член -настоящее сокровище! И большой, и сильный, и нежный. Ты подарил мне волшебный оргазм.
     И в подтверждение своих слов спустилась и осыпала головку благодарными поцелуями, давая понять, что на минет он может рассчитывать тоже.
     - В таком случае, четвертак с тебя, - радостно сказал писатель.
     В первый момент я опешила. Откинулась и удивленно посмотрела на него. Решила, что ничего не получу, если клиент считает, что не я работала на него, а он на меня. Но в то же мгновение поняла, что попалась, как дурочка, на крючок дешевого розыгрыша, и стала безумно хохотать.
     Оказалось - мы оба играли каждый свою игру. Я - профессионально, а он, зная наши уловки, - будучи инженером человеческих душ. С его стороны это была, конечно, шутка, или как у них там на эстраде называется, - реприза. Гонорар он мне уплатил, конечно, сполна, как было оговорено. Но уроком на будущее мне этот случай все-таки послужил. Я поняла, что совершила ошибку, переусердствовав, а переигрывать в постели не следует, если имеешь дело с умным клиентом.
     И' еще: не нужно придавать акту сугубо серьезную и деловую форму. В постели вполне уместна и шутка, но, разумеется, не обижающая и не задевающая мужское достоинство клиента.
     Шутить можно безотносительно к происходящему, а еще лучше в отношении себя, например так: "Ты натягиваешь и вертишь меня, как куропатку на вертеле". "Я крою твоего короля валетом, а выигрываешь все равно ты. В этом отличие постели от карточного столика".
     Тогда мы оба весело и искренне позабавились по поводу остроумного розыгрыша. Сегодня, вспоминая ту историю, я смеюсь уже по другому поводу. Тогдашний четвертак, который писатель положил мне в сумочку, был действительно деньгами, а сегодня за него даже бутылку "Пепси" не купишь, не то что женщину. Десяток импортных презервативов и то стоит вдвое, а то и втрое дороже, в зависимости от места производства, фирмы и наличия усиков или "бородавочек".
     В связи с инфляцией мне тоже пришлось повысить свой тариф, но, конечно, в разумных пределах, а не так безудержно, как это сделали и продолжают делать уличные проститутки, ориентирующиеся на нынешних торгашей и бизнесменов от спекуляции, которые купаются в деньгах. Я знаю, что мои интеллигентные клиенты в средствах ограничены, и принимаю это во внимание, чтобы их не терять. И тем не менее сменить большую часть из них мне все-таки пришлось, о чем я, признаться, очень сожалею. Но иного выхода не было.
     У меня просто язык не поворачивался сказать о том, что отныне я буду стоить им в десять и пятнадцать раз дороже. Хотя я собой и торгую, продаю свое тело, по опускаться до базарной торговки считаю для себя унизительным. Поэтому под тем или иным благовидным предлогом просто стала отказывать во встрече. Чаще всего говорила, что выхожу замуж. Один оказался негодяем и, разгадав меня, в отместку стал распускать слух, что я заразилась сифилисом и поэтому завязала. Должна сказать, что муж!
     чины с уязвленным самолюбием очень опасны и отваживать их надо корректно и тактично.
     Читать эмоции мужчин, предугадывать их желания, чего каждый из них конкретно хочет, ложась с тобой в постель, я стала понимать еще со времен Эдика. Словом, действовать не по заказу, как в ресторане, а как бы по зову собственной страсти, из желания доставить партнеру максимум наслаждения, как если бы он был моим любимым и желанным. Это состояние души и тела очень точно выразил Пушкин в "Египетских ночах" :
     На ложе страстных искушений
     Простой наемницей всхожу...
     Моих властителей желанья
     Я сладострастно утомлю
     И всеми тайнами лобзанья
     И дивной негой утолю!
     Клиенты это высоко ценят. Особенно стеснительные и не имеющие достаточного опыта. Не каждый вот так сразу решит¬ся впрямую объявить, что ему нужно. Зачем пришел, это ясно, а о чем конкретно грезит, на физиономии у него не написа¬но. В чем, как говорит Федор Сологуб, его "благодатная сила мечтанья".
     От меня, как проститутки, требуется придать заказанной музыке собственную индивидуальную аранжировку, на которую, обращаясь к моим услугам, клиент, собственно, втайне и рассчитывает. Иными словами, я должна не только слушать его, но и слышать. Выражаться эта аранжировка может не только в действиях, но и... фонетически. Словами, произносимыми в процессе коитуса и его кульминации, а также непременно после него, они служат как бы последней завершающей точкой.
     У проституток для этого есть целый арсенал выразительных средств. Чаще всего что-то вроде этого банального набора реплик.
     - У тебя необыкновенный член! Такой сильный! Такой твердый! Такой неутомимый! Такого у меня еще не было. Я умираю от восторга и наслаждения.
     Вместо "члена" можно употреблять любое соответствующее слово, что, кстати, чаще всего и делается проститутками для пущего выражения экстаза. Я, дескать, так тебя сильно чувствую, что уже не способна контролировать свою речь.
     Такую форму общения в сексуальных отношениях Марина Цветаева образно назвала "неодолимыми возгласами плоти" и привела их: "Ох! Эх! Ах!". А вот Пушкин, например, высказался на сей счет так:
     Я вспомнил речи неги страстной,
     Слова тоскующей любви,
     Которые в минувши дни
     У ног любовницы прекрасной
     Мне приходили на язык,
     От коих я теперь отвык.
A A A


© Copyright 2017