Путешествие в российскую глубинку. часть 4

A A A
0
Жанры:  Гетеросексуалы, Группа

Оглавление


     -Прикрылась бы, ни стыда ни совести у тебя нет, прошмандовка...
     Я тоже сочла за благо удалиться. Нечего было и думать, что я могла остановить этих животных. А сейчас показываться на глаза Диане - слишком большое испытание для ее и без того растертого в прах самолюбия.
     Приехав на базу, я шепнула Семену, чтобы он забрал нашу красавицу из старой мастерской, и, как ни в чем не бывало, отправилась к обеду. Надеюсь, мне удастся сохранить непроницаемое лицо, когда я снова увижу секретаршу?
     
     * * *
     
     На вечер гостеприимные селяне запланировали для нас баню.
     -Надеюсь, с девками? - тут же уточнил мой озабоченный муж.
     -Конечно, - хитро улыбнулся шустрый распорядитель. Экий живчик, он весь день носился, как бешеный кролик, пытаясь всем угодить и ни в одном глазу усталости. Только сладкий масляный блеск. - И с девками и с первачком, на смородиновых веточках настоянном. А серврюжку сегодня привезли, высший класс!
     -Объедаться мы что ли сюда приехали? - пожала я плечами.
     -А почему бы и нет? - тут же встрял Арнольд, - свежая деревенская еда, натуральный продукт... что может быть лучше?
     -Где ты видел в местной реке севрюгу? - приструнила его Василиса.
     Поэтесса навела марафет и куда-то навострила лыжи. Микроскопическая блузка из совершенно прозрачной ткани не делала даже попытки прикрыть ее маленькие острые груди с плотоядно воспрявшими сосками. Тощую задницу обтягивали джинсовые бриджи, живописно разодранные так, чтобы всем было понятно - белья литераторша сегодня не надела.
     Это она в таком виде собралась в село? Шизанутая барышня. Повторит судьбу Дианы... Хотя... Немного зная Василису и проецируя сцену в мастерской на нее, была почти уверена - мужикам бы мало не показалось. Она бы отымела, а не ее. В этой жилистой тщедушной дамочке таились килотонны бешеной страсти. При этом ей было совершенно фиолетово, на кого ее направить. Она могла бы трахаться с камнем. И будьте уверены, камень пал бы под натиском ее огня.
     Игорь достал из багажника удочку и решил проверить, действительно ли в здешних водах не водится севрюга. А я от нечего делать приняла предложение Арнольда посетить его литературный вечер в местной клубе. Собственно, не вечер даже... так, полдник какой-то. Солнце пару часов назад миновало середину небо, но еще не спешило упасть в зеленеющий горизонт.
     
     Три полнотелые дамы да пара подростков-переростков, вот и вся публика, решившаяся на общение с прекрасным. Слушали они вяло, зевали, терли глаза и казалось, вот-вот уснут, разморенные духотой и размеренной речью писателя. Тот, надо отдать ему должное, не стал слишком долго занудничать. Прочитав пару глав из новой книги "Рассвет застал нас слишком рано" и выдав несколько пикантных историй из своей богемной жизни, плавно закруглил официальную часть. В служебном помещении хозяйка библиотеки уже накрыла стол, уставив его домашними деликатесами, не забыв и про водочку.
     С одобрением оглядев стол, Арнольд поставил на него свое угощение - квадратную бутыль с бренди, украшенную яркой этикеткой. Я от посиделок отказалась. Но прежде чем пойти обратно, решила побродить по библиотеке. Иногда в деревенских книгохранилищах можно найти настоящие сокровища. Так, плутая меж стеллажей, скоротала полчасика. И коротала бы дальше, если бы мое внимание не привлекли оживленные голоса.
     Так и есть, откушав и выпив, Арнольд решил приударить за еще бойкой и по-деревенски сдобной библиотекаршей. Даже дверь не потрудились закрыть...
     -Ой, да что вы такое говорите? - пунцовая от смущения, лепетала дама.
     -Я же художник, Клавдия, я красоту особенно остро вижу! У вас такие линии тела! Такой изгиб бедер! Я благоговею перед подобным совершенством... богиня... Гера плодородная!
     Клавочка неловко перебирала юбку на коленях и стыдливо смотрела в пол. Но ее ярко красные ушки с головой выдавали, насколько приятны ей комплименты.
     Среднего роста, с тяжелой, но не лишенной прелести задницей, с толстенькими, но довольно женственными ножками, она бы несомненно прошла кастинг фильма "Доярки" или "Ударницы села" , даром что представляет здесь интеллигенцию. Выгоревшие на солнце русые волосы она забирала в пучок, украшенный дешевой китайской заколкой-бабочкой. Нарядная по случаю московской знаменитости кофточка натягивалась на груди, демонстрируя полновесный пятый номер.
     -Позвольте вам еще коньячку! - Арнольд быстро наполнил рюмку своей визави и тут же подлил в свою, - а давайте, Клавочка, на брудершафт?
     -Ой, что вы, мне право, неловко...
     -Да чего ж тут неловкого? Все же свои! Давайте, милая, так хочется выпить с вами...
     И он потянулся к ней жадной рукой.
     Клавочка робка наклонилась к нему и когда, переплетясь руками, они опустошили бокалы, с облегчением вздохнула.
     -Э, нет, так не годится, поцеловаться надо, - Арнольд впился в полные губы библиотекарши и, не давая ей опомниться, плотно облапил, - ох, какая ты сладкая... - простонал он, на секунду оторвавшись от женщины, и тут же впился в нее снова.
     Она сначала сопротивлялась, пыталась вырваться из вязких объятий писателя, но потом как-то размякла, расслабилась и уже не возражала, когда рука Арнольда по хозяйски оголила ее бедро, задрав широкую ситцевую юбку. Ооо, бедро было впечатляющим. У нашего гурмана глаз наметан не только на вкусную еду. Представляю, какой для него кайф после тщедушной Василисы осязать эту роскошную плоть.
     Не переставая целовать Клаву и тискать ее за все места, Арнольд настойчиво толкал ее к дивану. Когда она уперлась коленями в сиденье, он аккуратно усадил ее, а сам навис сверху, на ходу расстегивая ширинку.
     -Кудесница, нимфа, какие бедра, какое тело... о, что ты со мной делаешь...
     -Неловко то как, - шептала Клавочка, быстро расстегивая пуговицы на блузке, - стыд то какой, - стонала она, помогая нежданному кавалеру справиться с застежкой пуленепробиваемого сатинового лифчика. И уже раздвигала ноги, хотя Арнольд пока даже и не просил об этом.
     -Все ловко, моя золотая, все хорошо, вот увидишь, как тебе будет хорошо...
     Он приклеился губами к ее пышной груди и застонал от нечаянно свалившегося счастья.
     -Ах ты моя золотая, ты моя горячая, ах какая у тебя дырочка мокрая, сейчас мы в нее... нашего мальчика... ах... алмазная моя... давай, давай, чуть пошире ножки... . Сейчас я...
     Взяв рукой уже вставший член, он притиснул его к густо поросшему холмику и блаженно улыбнулся, предвкушая чудные минутки.
     -Ах ты потаскуха! - раздался трубный голос.
     На пороге стоял костистый коротко стриженный мужик в майке и закатанных по щиколотку штанах.
     -Муж в поле, а жена на блядки! - орал он, размахивая кулаками и приближаясь к парочке, - совсем стыд потеряла! Жена агроонома путается со всякими проходимцами, дожили!
     Арнольд, член которого сразу поник, так и не вкусив райских плодов, испуганно таращился на визитера. Клавочка, вся растрепанная, забилась в угол дивана и, кажется, готовилась к худшему.
     -Васятк... а Васятк... - пыталась она что то сказать в свое оправдание, но нужные слова никак не находились.
     Зыркнув на накрытый стол, мужик злобно сплюнул на пол.
     -Жрут тут, пьют, да еще чужих жен ебут!
     И тут Арнольда осенило. Все таки он был неплохим психологом. Правильно истолковав взгляд агронома, устремленный на бутылку, он радушно развел руками.
     -А давайте по маленькой? Так сказать, замнем инцидент.
     -По маленькой? - с сомнением переспросил Васятка, - ну разве что... Эт у тебя че? - прихватил он двумя пальцами яркую бутылку, - сивуха?
     -Обижаешь! - возмутился Арнольд, запихивая свое мужское хозяйство обратно в ширинку.
     Они выпили по маленькой. Потом еще по одной. Потом еще... Не прошло и получаса, как мужики нашли общество друг друга чрезвычайно приятным и вели себя как давние друзья.
     -А тебе, значит, баба моя приглянулась? - хохотнул Вася, - а что, она у меня справная, правда, Клавк?
     -Полно тебе, Василий, - скромно потупилась Клавочка.
     -Справная, справная. Я и сам, как раком ее поставлю, так хуй сразу встает. Жопа у нее... во всей деревне такой нет!
     -А ты прямо проверял, - вскинулась жена.
     -Поговори тут мне, - цыкнул на нее муж, - а ты Ан... Арн... черт, ну и имя у тебя, ты ее трахни, я разрешаю.
     -Да что ты, друг, как-то...
     -Брезгуешь? - в глазах Василия налилось возмущение.
     -Нет, ну что ты!
     -А тогда давай, заделай ей! Я тебе как лучшему другу предлагаю! Давай, по одной еще и вперед!
     Они выпили и под пьяные уговоры Васятки, Арнольд снова полез на Клаву. От волнения у него никак не вставало и он лишь неловко тыкался в нее мягким членом.
     -Эх, руки-крюки, - скривился агроном и быстро скинул с себя штаны, - ну-ка, жена, отворяй ворота!
     Он рывком перевернул Клаву на живот и слегка подрочив себя, гордо помахал быстро отвердевшим членом. Член у него был кривоватый, довольно тонкий, но длинный, с массивной темно красной головкой. В Клавино лоно он вошел с коротким уверенных хлюпом.
     -О как надо! Учись, паря! - наяривая покорно подмахивающую жену обратился он к собутыльнику, - ну че? Попробуешь еще раз?
     На этот раз у Арнольда получилось лучше. По уже проторенной дорожке он взял женщину сзади и с удовольствием потрахал ее несколько минут, после чего мужики опять поменялись.
     Клавочка тоже разгорячилась. Забыв про приличия, она извивалась в жадных мужских руках и разводила ноги чуть ли не в шпагат. Они имели ее сзади, спереди и даже стоя, лихача друг перед другом выносливостью.
     -Ой, ой, - стонала она, трясясь всем телом, - окаянные, заебете до смерти.
     -Тебя заебешь! - Василий обхватил ее руками за задницу и сжал так, что она вскрикнула, - хороша курваа... а... а... а... ооооох... .
     Зад его подергался и замер...
     Точно сытый удав он отвалился от женщины и тут же припал к бутылке, допив содержимое прямо из горлышка.
     Арнольд торопливо пристроился к истекающему спермой лону и быстро-быстро стал двигать бедрами, спеша побыстрее выплеснуть напряжение.
     -Оооооо... - наконец-то простонал он.
     -Аааааа!!! - ответила ему Клавочка.
     -А выпить больше нету? - расстроено спросил Вася, тряся над стаканом пустую бутылку.
     Я тихо вышла из укрытия и вышла на улицу.
A A A


© Copyright 2017