Идеальная жена

A A A
0
Жанры:  Группа, Измена, Наблюдатели, Свингеры
      Южный аэропорт встретил ужасающей духотой. Утро, а температура уже за тридцать, и ни ветерка. Георгий сразу потускнел. Две недели в такой обстановке! Да он сварится, как крутое яйцо за это время! Никакое море не поможет. Тяжко вздохнув, обернулся к супруге...
     -Ну что, пошли?
     Ольга выглядела потрясающе. Легкое платье скорее все показывало, а не скрывало.
     Причем весьма ощутимо еще и просвечивало, и было заметно отсутствие лифчика и присутствие - чисто номинальное - трусиков-стрингов. Стройная длинноногая блондинка с упругой выпуклой попкой и небольшой красивой грудью - это была самая настоящая бомба! И, в отличие от мужа, жара ее не угнетала, а скорее наоборот. Достаточно было посмотреть на ее счастливое выражение лица, сияющие глаза и улыбку до ушей. Очередная особь мужского пола, проходя мимо них, явно рисковала получить травму шейных позвонков, засмотревшись на жену Георгия. А она, взяв за руку мужа и прижавшись к нему грудью, сказала...
     -Пойдем! - и, через секунду, вытянув губы к его уху, прошептала...
     -Я люблю тебя!
     -Я тебя тоже, моя киска! - чмокнул ее в нос Георгий.
     Все-таки правильно она его уговорила насчет курорта, думал он. Достаточно
     посмотреть на ее счастливые глаза, и после этого никакая жара и духота не страшны. Хотя, если честно, особо его уговаривать и не пришлось. Дело в том, что у него с этим отпуском были связаны вполне определенные планы.
     
     
     Перейдя на другую работу, супруга здорово изменилась. Перекрасилась в блондинку, стала носить мини юбки, да и вообще... По другому вести себя начала. Более свободно, что ли, более естественно. Регулярно ходит на шейпинг, на массаж, в бассейн, тем более заработки в их рекламном агентстве весьма неплохие.
     Не сказать, чтобы Георгий был против таких изменений, совсем напротив. Жена стала гораздо более женственной, более притягательной для него, чем прежде. Просто иногда как будто что-то царапало в его душе, когда он видел ее в новом обличье, собирающуюся на работу. На все его намеки, дескать, а что, у вас это рабочая униформа такая - с кружевными трусиками? - супруга отмахивалась - все так ходят. Да еще и смеялась - клиенты, дескать, лучше клюют на такой вид.
     Да уж, клиенты. Работа в сфере рекламы предполагала общение с не самыми бедными людьми, и Георгий часто задумывался, особенно когда Ольга задерживалась, уж не в ресторане ли с клиентом она сейчас находится. А может, и не в ресторане даже, а на квартире? Ольга, правда, всегда предупреждала его, что задержится, чтобы ложился спать, не дожидаясь ее, типа, у них тут очередной девичник. Ну-ну.
     Он никогда не перезванивал, не проверял и не контролировал ее, но червячок беспокойства постоянно шевелился в нем, пока он не слышал звук поворачиваемого ключа в замке входной двери их квартиры. В ту же секунду наступало облегчение. Ольга никогда не злоупотребляла спиртным, приходила подшофе самую малость, и, если он еще не спал, с порога начинала рассказывать, что у них там было на вечеринке, да кто что болтал, да как было скучно, да мужиков - раз-два и обчелся, ну и так далее, пока Георгий не зажимал ей рот поцелуем.
     Да, запахи она приносила с собой новые, в том числе табачные и разных там мужских одеколонов. И с некоторого времени Георгий начал замечать за собой, что это его сильно заводит. И всякий раз, встретив ее в прихожей посреди ночи и почуяв носом что-то новое, он потом с нетерпением ждал в постели ее прихода из ванны, и сна не было ни в одном глазу. Хотя этот приход иногда задерживался. У Ольги вечерняя ванна (а в таких случаях - ночная) была обязательной, причем не просто ванна. Ей обязательно надо было кончить под струей воды из крана, иногда и не раз, иначе, как она говорила, для нее ванна была неполноценной. Слушая ее нарастающие вздохи-стоны из-за двери, Георгий сам начинал мастурбировать, но до конца старался не доводить. Потом она появлялась, влажная и обнаженная, и он буквально набрасывался на нее, гадая, почему у нее сегодня такая размякшая киска и припухлые губки - из-за ее игр в ванне или любовник недавно постарался, разрабатывая своим членом? От таких мыслей он обычно спускал гораздо быстрее.
     Иногда она звала его к себе в ванну, особенно когда собиралась побриться, и просила помочь ей. И половые губки, и промежность, и лобок она всегда брила начисто, ей это самой нравилось, ну а Георгию тем более. Насколько приятно и смотреть, и целовать, и трогать, да и трахать, когда никакие волосы не мешают! Георгий всегда старался брить ее очень аккуратно, чтобы, не дай бог, не порезать, перемежая работу с поцелуями только что побритых мест, и неудивительно, что Ольга вовсю текла уже к середине процедуры. Надо ли говорить, что как только он, сполоснув ее губки, заканчивал сеанс бритья, у них начинался бурный секс. Чаще всего в этом случае она просто вытаскивала его торчащий член из штанов, если он еще не был раздет, и буквально засасывала его, стараясь чуть ли не проглотить полностью. Упершись носом в его живот, она обсасывала, облизывала, можно сказать, обжевывала его упругий стержень со всех сторон. Затем бралась за его ягодицы, он обхватывал ее за затылок - и начиналась скачка! Каждый раз, трахая ее в рот, Георгий удивлялся - и как это она умудряется не подавиться, не поперхнуться, не сбиться с ритма! Размеры его члена, конечно, гигантскими не назовешь, но ведь и средние размеры еще надо умудриться полностью заглотить! И ведь почти всегда дожидалась, пока он не спустит ей в рот, даже если это не очень быстро у него получалось. Уже потом, целуя ее в губы, Георгий испытывал что-то вроде вины за то, что в мгновения оргазма думал не о том, удобно ли ей, а о том, как бы поглубже ей засадить, и, крепко держа за затылок, буквально насаживал ее голову на свой фаллос, заставляя таким образом глотать свою сперму. Впрочем, от этого напитка она никогда не отказывалась. Кто же, интересно, был у нее такой хороший учитель?
     Надо отдать ей должное - муж не слышал от нее обычных женских отговорок, типа... "Ах, у меня сегодня голова болит, да некогда, да я спать хочу", и так далее. Сколько раз, просыпаясь посреди ночи от сильной эрекции, он тянулся к ней, и никогда не получал отказа. Впрочем, она очень быстро и сама возбуждалась... достаточно было положить руку ей между ног, да пошевелить там пальцем, или тем более, разведя ей ноги, потрогать клитор языком, как она, еще толком не проснувшись, уже вовсю текла, вздыхая и постанывая. Иногда он умудрялся даже вставить ей, не разбудив, и только потом, вовсю работая членом в ее влагалище, наблюдал ее постепенное пробуждение и нарастающее возбуждение. Утром он тоже изредка практиковал этот способ - "оживление трупа", как он сам его называл, и Ольга ему даже иногда подыгрывала, изображая спящую. Но надолго ее, конечно, не хватало - вскоре в спальне начинали раздаваться ее стоны.
     Ничего подобного у него ни с первой женой, ни с другими временными подругами не было. Впервые в жизни женщина не только очень нравилась ему, но и не умела говорить "нет"! Правда, какое-то время портила ему жизнь ревность. Георгий видел, что мужики липнут на Ольгу, как мухи на мед. Но что ему оставалось делать? Запереть ее на замок? Или закатить скандал? Нет, на конфликт он никогда не пошел бы - слишком ценил их хорошие отношения. Сначала он просто старался гнать всякие крамольные мысли прочь, но что-то не очень помогало. А потом решил - да гори оно все огнем! Лучше есть торт сообща, чем грызть сухарь в одиночку.
     Ну и к тому же, как выяснилось некоторое время назад, эти самые крамольные мысли, которые раньше вызывали ревность, начали его возбуждать. Уже не раз, после того, как она предупреждала по телефону о своей задержке, он, зажав стоящий член рукой, шел в ванну, чтобы фантазировать на тему - с кем там его жена танцует, да и танцует ли, да кто лезет ей руками под трусики, да и есть ли они на ней... Такие фантазии и догадки действовали посильнее любой порнушки, быстро подкатывал оргазм, и после всего, обмывая конец, Георгий думал... а может, с ним что-то не так? Жена, возможно, сейчас с другим, а он тут дрочит на них?
     Откровенно поговорить с ней он не решался. Да и она предпочитала разговаривать на такую скользкую тему в шуточном тоне. Иногда с утра в выходные, когда ему спешить некуда, а ей надо было (по ее словам) встретиться с клиентом, она то ли в шутку, то ли всерьез, откровенно, можно сказать, издевалась над ним. Якобы интересуясь его мнением, расспрашивала, одевать ей на эту встречу бюстгальтер, или не одевать, подойдут эти трусики к ее юбке, или нет. Хлопая невинными глазами, стоя перед ним в чем мать родила, она разбрасывала вокруг себя кружевные части интимного туалета, не зная, что выбрать. "А то представляешь - вдруг он набросится на меня, я ведь со стыда сгорю, если с бельем у меня что-то не так будет! Ты ведь не против, если я в производственных целях наставлю тебе небольшие рожки?". Так, с бесенятами в глазах, она разглагольствовала до тех пор, пока, не в силах больше терпеть, он в броске не заваливал ее на диван, засаживая по самые помидоры.
     А потребность поделиться с супругой кое-какими мыслями все нарастала. Тут и отпускной сентябрь подкатил. И подумал себе Георгий - а не использовать ли совместный отдых вдали от дома для таких вот откровенных разговоров? А может, и не только разговоров? И, поломавшись для вида, согласился съездить на курорт. К полному восторгу супруги.
     
     И вот они здесь.
     Номер был шикарный, с видом на море. Не из дорогущих, разумеется, особо размахиваться они не могли себе позволить, но все самое необходимое - широченная постель, ванна-душ, кондиционер-телефон-телевизор-холодильник - было в наличии. Плюс ко всему здоровенный балкон, который, впрочем, тянулся вдоль всей гостиницы, и от соседей они были отделены чисто декоративной оградкой по пояс.
     Быстренько пробежавшись по номеру, Ольга с визгом прыгнула на постель, и тут же, прыснув, схватилась ладошкой за рот.
     -Слушай, а какая здесь звукоизоляция?
     -Ой-ой, какие мы стеснительные! - Георгий присел на кровать, пробуя ее на ощупь. -
     Ты же у меня вроде без комплексов?
     -А тебя не смущает, что соседи будут слышать стоны твоей жены? - Ольга,
     вытянувшись в струнку, потянулась как кошка, косясь на него, и замерла в соблазнительной позе. Да еще какой! Ну все, взгляд Георгия уже прикипел к обворожительным прелестям супруги, и отвести его просто не было сил.
     - Нет, не смущает, а даже наоборот - вдохновляет на подвиги. В том числе и на сексуальные. - Георгий, не удержавшись, провел рукой вдоль всего тела жены, не очень спеша и особо задерживаясь в некоторых местах. Ольга, запрокинув руки за голову и слегка прикрыв глаза, почти незаметно подавалась навстречу движениям его ладони, слегка изгибаясь и чуть разводя ноги.
     -А ведь за нами тут и подсматривать могут. Видел, какой балкон?
     -Да, могут. Особенно если мы будем забывать задергивать шторы. - Георгий, накло-
     нившись, тронул поцелуем ее рот. Да, такие пухлые губки можно целовать до бесконечности. И носик. И глазки. И щечки. И...
     -И ты бы смог трахаться, зная, что за нами наблюдают? - супруга явно заводилась,
     даже тембр голоса сменился.
     -А вот и проверим. Я предлагаю вообще все время держать и окно и балконную дверь
     открытыми и расшторенными. Ты как, не боишься? - подначил он.
     - Ну все, я больше не могу. Я хочу прямо сейчас. Иди в ванну, я за тобой. - Ольга начала спихивать его с кровати. С трудом оторвавшись от ее тела, Георгий поднялся.
     -Так как насчет штор?
     -Я не боязливая, ты же знаешь, - глаза Ольги смеялись, но смотрели прямо и
     решительно.
     - Ну-ну, ловлю на слове, - и он направился в ванну. Выходя из комнаты, не удержался и обернулся. Восхитительно. Просто произведение искусства. И название ему - "Любимая на ложе любви". "Что-то я в романтизм чересчур ударился", - подумал Георгий про себя, а вслух произнес нарочито мрачным голосом... - Я вернусь!
     В ванной, быстренько обмываясь, и ежесекундно поддрачивая вовсю стоящий член, он решил - сегодня. Сегодня он ее соблазнит на измену или групповушку. Еще почти целый день впереди, и, кстати, целый вечер, и целая ночь... И еще две недели! Курортных недели! Да за это время через нее можно целый табун мужиков пропустить! И, между прочим, можно будет попробовать заснять это на фото. Или видео...
     В какую-то секунду он понял, что в своих планах зашел слишком далеко - член вдруг, и так до боли напряженный, напрягся еще сильнее - и Георгий почувствовал, что не сможет удержаться. И, чтобы не потерять и частицу кайфа, заработал еще активнее рукой, быстро скользя крепко сжатой ладонью вдоль всего фаллоса, буквально долбя себя по яйцам. Через мгновение, не удержавшись от громкого стона, он кончил, испустив длиннющую струю спермы на кафельную плитку, а потом еще несколько, с небольшими интервалами, и покороче.
     "Вот это да!" - только и смог подумать. Через несколько секунд появилось чувство неловкости, небольшое, правда. Ведь Ольга наверняка все слышала. Хотя уж чего-чего, но это дело они с ней практиковали без стеснения. Дрочили и кончали, не скрывая, как в одиночку, так и друг перед другом. Незакомплексованные, так сказать, личности.
     - Так-так, а мы все тут слышали! - встретила его Оля, ухмыляясь, когда он, обмотанный вокруг бедер полотенцем, вышел из ванны. - А ну-ка подойди сюда!
     Взявшись за конец полотенца, она потянула - и через секунду Георгий стоял перед ней совершенно голый. Схватив висящий конец (уже его собственный, а не полотенца), она подергала его, приговаривая... - Вот тебе, сукин сын, вот тебе, будешь знать, как без меня играться! - И, уже выходя из комнаты, обернулась... - Чтобы к моему приходу был в форме!
     Валяясь на постели, причем не вдоль, а поперек, Георгий опять начал фантазировать - а сколько же народу одновременно вместит такая кровать? Троих совершенно свободно, с запасом, да и четверым здесь не особо тесно будет. Из ванны между тем начали раздаваться весьма знакомые звуки. Ба, да она и дверь даже не прикрыла! Это что, приглашение на подглядывание? Ну, если дама просит...
     Поднявшись с постели, Георгий бесшумно подкрался к ванной. Из приоткрытой двери все отчетливее, все чаще, перекрывая шум воды, слышались слабые стоны-вскрики. Осторожно просунув голову между косяком и дверью, он заглянул внутрь. Ольга, раскинув ноги и задрав их на стенки ванны, подставляла свой лобок и все, что ниже, прямо под струю, хлещущую из-под крана. Глаза ее были закрыты, дыхание частое и прерывистое, переходящее в стоны, все выше и выше, по нарастающей. Вдруг она замолчала, еще сильнее выгнулась вверх, буквально становясь на мостик, и из нее, из самых-самых половых губок, пухлых, нежных и красных, ударила струя.
     Георгия всегда поражала ее способность так кончать - с таким количеством жидкости. Если в момент ее оргазма его член был в ней, а точнее - в ее влагалище, то этого хотя и не было видно, как сейчас, но ощущалось очень ощутимо - член начинал скользить как по маслу, хотя и давление мышц влагалища здорово возрастало. Это всегда вызывало у них (у члена с Георгием) такой дикий восторг, что обычно вскоре к этой жидкости присоединялась другая, более белая и более густая.
     Ольга между тем, кончив, оставалась в прежней позе, и снова начинала постанывать. Член Георгия от такого представления уже давно торчал, и рука его вновь двигалась, занимаясь знакомой работой. "Нет уж, если она тут передо мной еще несколько раз кончит, я тоже спущу. Хорошего понемножку" - и он, аккуратно отойдя от двери, двинулся обратно.
     Раскинувшись на простынях, он вслушивался в звуки, доносящиеся из ванны, и предвкушал, теребя рукой свои набухшие причиндалы. Громкость стонов-всхлипов Ольги между тем все нарастала, и, дойдя до наивысшей точки, вдруг оборвалась. "Ну все, наигралась, сейчас нарисуется". Супруга между тем еще немного поплескалась, и наконец появилась во всей красе, размякшая и довольная, улыбаясь во весь рот.
     - У ти какая! - у Георгия аж дыхание перехватило, - Ну, давай колись, сколько раз мне изменила?
     На супруге было только небольшое полотенце, обернутое вокруг бедер. Долой оковы, сдерживающие страсть! Георгий, сев на кровать, привлек супругу к себе, сорвал полотенце и жадно припал к набухшим половым губкам. Вылизывая и высасывая каждую складочку, он чувствовал, что жена чуть приседала, разводя колени и слегка подаваясь тазом вперед, чтобы ему было удобнее.
     - Слушай, это было что-то! Четыре раза! И с каждым разом все сильнее! А последний я вообще отключилась! - говорила Ольга восхищенно-удовлетворенным голосом, поглаживая его по голове, а он все втискивался, все вжимался в нее языком, губами, и даже чуть-чуть, очень аккуратно, покусывал клитор. Наконец, терпеть мочи не осталось, и он, завалив супругу на постель, начал подниматься с поцелуями все выше и выше, от лобка к пупку, от пупка к груди, где, разумеется, задержался, работая над сосками. Оля сама дотянулась до его фаллоса, и, раскинув ноги, направила куда надо. Вошел как по маслу. Еще бы, дама только что вся искончалась в ванной, да и языком он сейчас поработал нормально. Делая, как говорится, медленные возвратно-поступательные движения, Георгий навис над супругой, ощущая, как она начала ритмично сжимать и расслаблять вагинальные мышцы, подстраиваясь под его ритм. Глаза ее, как обычно, были слегка прикрыты, так что не поймешь, смотрит она на него, или нет. А губы, наоборот, держала слегка приоткрытыми, влажными, и между ними наружу уже начинал пробиваться стон - пока еще слабенький, еле слышный.
     Она была идеальной партнершей в постели. Чувствовала партнера прекрасно, и могла поддерживать его эрекцию столько, сколько надо - своими ли руками, ртом ли, или сильными влагалищными мышцами. Вот и сейчас, вроде бы отдавая инициативу супругу, Оля, хотя и была внизу, но зато, так сказать, полностью владела его членом, а значит, и мужчиной. Ну какой мужчина, даже под страхом смерти, выйдет из такой прекрасной женщины в эти минуты! Да никогда! Ну Георгий и не выходил. Точнее, выходил, но не до конца, и снова входил, и снова выходил, и снова входил... Прямо вечный двигатель какой-то. Жаль, что силы не бесконечны.
     Ритмично двигаясь вверх-вниз, Георгий давно уже сдерживался, как мог. Взгляд его блуждал по телу супруги, все чаще задерживаясь у нее между ног, где разворачивалось самое прекрасное действие на Земле - любовный акт между ее прекрасной распустившейся розой и его напряженным нефритовым стержнем. Это говоря по-восточному. А по-западному - его член все энергичнее заныривал в ее вагину, все размашистее становились его движения, все шире расходились ее ноги. Георгий чувствовал, как Ольга все крепче и крепче сжимала его член своими мышцами, и понимал, что долго не протянет. "Да что же она творит, я же сейчас кончу!" - думал он.
     - Не жди меня, кончай, я после ванны еще никакая, - как будто услышав его мысли, прошептала супруга. Эти слова оказались спусковым крючком. Георгий мгновенно увеличил темп, и, больше ни капли не сдерживаясь, начал самозабвенно долбить Ольгино многострадальное влагалище. Пожирая глазами ее выгибающееся под ним тело, он чувствовал, как потоки спермы уже начали свое движение, пока где-то внутри, сопровождаемые сладкой болью в яйцах, потом все ближе, ближе... Внезапно Оля начала коротко вскрикивать тонким голосом, ее бедра пришли в движение, голова заметалась по постели, запрокинутые руки вцепились в простыню - и Георгий, добитый всем этим, бурно и с громким криком кончил. Двигаясь какое-то время по инерции внутри нее, он чувствовал, что жена остается напряженной. Наконец, остановившись, он приподнялся на локтях и заглянул ей в глаза.
     -Ну что, котенок, ты все еще никакая? - спросил, целуя ее.
     -Ах ты зараза, - улыбаясь, произнесла жена. - Ты меня все-таки завел, а кончить не
     дал успеть.
     - Ничего, это мы сейчас исправим, - и он двинулся с поцелуями в обратный путь, теперь постепенно сползая по ее телу сверху вниз.
     Добравшись наконец до основания по-прежнему раскинутых ног, он начал целовать ее набухшие губки. И ее лобок, и ее половые губы всегда приводили его в восторг своими выпуклыми формами. "Смотри, моя писечка опять обиделась, вон как губки надула!", - любила говорить Ольга, бесстыдно демонстрируя ему свое богатство к месту и не к месту. А он и рад был просить прощения у "писечки", и тут же присасывался к ней поцелуем, вовремя и не вовремя. Вот и сейчас, перемежая поцелуи и щекотание языком, он как бы просил прощения за то, что она не успела вместе с ним испытать наслаждение. Слегка посасывая клитор, он беспокоил его легкими прикосновениями языка, стараясь прикасаться к нему со всех сторон. Ольгино дыхание уже сменилось на более шумное, одной рукой она гладила по голове мужа, время от времени надавливая немного на затылок, стараясь притиснуть его язык и губы сильнее к своим прелестям, другой рукой теребила сосок груди. У Георгия от неудобно задранной головы начала затекать шея, но он мужественно терпел, быстро-быстро работая языком в окончательно размякшем влагалище, чувствуя вкус коктейля, образованного Ольгиными соками и своей спермой. Впрочем, долго мучаться ему не пришлось. Заахав тоненьким голоском, супруга начала кончать, уже двумя руками прижимая к своей промежности его голову. Судорожные подергивания постепенно становились все реже, и наконец, дернувшись последний раз, она замерла, полностью "расслаблятая".
     Уложившись рядом с женой, Георгий прижался к ее теплому бочку, разместив свою правую руку ей между ног, и начал тихо поглаживать покрасневшие половые губки, приговаривая... "Тише, моя киска, тише, успокойся, расслабься, моя мягкая!", время от времени заныривая сразу двумя пальцами внутрь, и не забывая задевать клитор. Ольга, только что лежавшая совершенно неподвижно, тут же начала проявлять признаки жизни.
     -Издеваешься, да? Как это я от такого могу успокоиться?
     -А ты постарайся расслабиться, и не обращай внимания на то, что я с тобой делаю, -
     Георгий, поцеловав жену, продолжал свой коварный якобы расслабляющий массаж. Она, почувствовав, как его вставший член уперся ей в бедро, взяла его в ладонь и попыталась дрочить, но ей было неудобно, и, оставив эти попытки, просто сжимала его пальцами. А рука мужа уже полностью переместились в область клитора, постепенно, помаленьку увеличивая темп и нажим. Ловя подушечками пальцев постоянно ускользающую пуговку клитора, Георгий делал ими круговые движения, стараясь зацепить эту горошинку со всех сторон. Иногда пальцы ныряли ниже, там, где было помокрее, и с новой порцией смазки тут же возвращались назад. Да уж, не хватало еще натереть клитор. Надо поаккуратнее.
     Вообще, самое прекрасное зрелище на свете, это когда смотришь на женщину, озабоченную только своим оргазмом. И когда этому занятию ничего не мешает, в том числе и твои собственные телодвижения. Да и сложно все-таки, наверно, полностью ей расслабиться с членом внутри - ее наверняка заботит и то, чтобы партнеру было тоже хорошо. А при куннилингусе лица ее не видно, ракурс не тот. Сейчас же, приобняв супругу за шею левой рукой, и вовсю, но аккуратно и нежно двигая в ее промежности правой, Георгий видел ее лицо во всей красе... полуприкрытые глаза, полураскрытые пухлые губы, румянец на щеках, трепещущие ресницы... В такие моменты лицо у Ольги было абсолютно расслабленным, отстраненным от всего внешнего, окружающего. И красоты она была неописуемой.
     Сильно напрягшиеся мышцы живота, бедер, промежности, губ подсказали - финал близок. Непроизвольно задвигав тазом вверх-вниз, Ольга заохала, и Георгий почувствовал, как сразу увлажнились его пальцы у нее между ног. Около минуты он поглаживал еще по лобку и ниже, а потом, запечатлев последний поцелуй во влажную, розовую расщелину, растянулся на кровати с чувством выполненного долга.
     Несколько минут они неподвижно лежали.
     - Слушай, тебе ведь тоже надо кончить. Можно только я немного отдохну? - супруга, повернувшись, прижалась к нему грудью, продолжая держать его напряженный член в руке.
     -Нет, Оленька, наверно, хватит, иначе мы так и проваляемся весь день. Потом
     продолжим, - целуя ее по очереди во все элементы лица, ответил Георгий. - А сейчас быстренько в ванную подмываться!
     -Как скажешь, дорогой.
     Соскочив с кровати, она напоследок склонилась над ним, и, сжав рукой покрепче его эрегированный фаллос, запечатлела на его головке крепкий, с засосом поцелуй - и умчалась вприпрыжку, сверкая ягодицами. А у Георгия тут же заныло в яйцах, и нестерпимо захотелось спустить ей в рот. "Вот ведь сука! И чего теперь делать? Сам ведь вроде только что отказался? Ладно, потом отыграюсь".
     В этот раз супруга плескалась недолго. Столкнувшись в дверях ванны с мужем, она с ядовитой ухмылкой качнула его напряженный член и, виляя задницей, продефилировала мимо него в комнату. Пришлось Георгию собрать всю волю (то есть эрекцию) в кулак, чтобы не ринуться за ней вслед.
     Стоя под холодным душем, он старался усмирить возбуждение, думая о чем-то постороннем. Получалось, но не до конца. А, ладно, не будет же он стоять вечно! Надоест, сам повиснет.
     Войдя в комнату через некоторое время, увидел, что жена уже накинула платье, и сидит с зеркальцем на кровати, напомаживаясь.
     - Давай погуляем вокруг, а то еще ничего толком и не видели... что за отель, чего здесь интересного? Все равно скоро обед, на пляж уж после пойдем, ладно?
     -Конечно, Лелик, - он подошел к ней, глядя, как она красится.
     Полюбовавшись в зеркальце на отражение, она посмотрела на мужа.
     -Так пойдет?
     И, выпятив губки, продемонстрировала ему макияж. Зря она это сделала. Под полотенцем у него и так было не очень спокойно, а после этого буквально в несколько сильных толчков под материей образовался внушительный бугор. Сделав еще шаг, Георгий подошел вплотную к супруге, и снял полотенце. Подрагивающий агрегат оказался прямо напротив лица сидящей Ольги, прицельно-намекающе указывая на ее напомаженный рот. Оля, взмахнув ресницами, уставилась на него.
     -Ты же сказал не-е-а-а-о-о-у-ммм...
     Надо было ей молчать. Как только она раскрыла рот, Георгий со снайперской точностью
     послал раздувшуюся головку ей между губ. Ольга еще успела схватить за ствол члена, чтобы он не сразу целиком засадил ей, но рука супруга уже легла ей на затылок. Придерживая у корня его фаллос, Оля начала ритмично засасывать его до середины и дальше, подчиняясь движениям его руки. Другой рукой он отвел в сторону ее волосы, чтобы лучше видеть, как член входит в рот, как плотно ее губки, покрытые помадой, обхватывают его со всех сторон. Оля, в свою очередь, начала гладить ягодицы супруга, все глубже забираясь пальцами в расщелину между ними. Георгий уже чувствовал, что ее палец вовсю массирует область ануса, и к тому же старается проникнуть внутрь. Он расслабил ягодичные мышцы, и через некоторое время эти попытки увенчались успехом. Теперь, двигаясь вперед и насаживая ее рот на свой член, он чувствовал, как ее палец выходит из задницы, и наоборот, как только он начинал обратное движение, палец задвигался внутрь, и достаточно глубоко. Фактически Ольга трахала его с помощью руки, и как же это было приятно! Сама двусмысленность ситуации так подхлестнула его, что Георгий практически через пять-шесть минут, чувствуя, как сжимаются мышцы ануса вокруг Ольгиного пальца, запрокинув голову и широко раскрыв рот, громко зарычал, спуская очередную порцию спермы, теперь уже в дражайший ротик супруги. Она же, дождавшись окончания его последних судорог, и проглотив все, что было можно, вынула член изо рта, а свой палец, соответственно, из задницы мужа. Напоследок она вновь крепко поцеловала головку все еще напряженного, но уже начинающего опускаться члена. На этот раз Георгий воспринял поцелуй гораздо спокойнее. Оргазм был таким опустошающим, что ему теперь ничего не надо.
     Приподняв супругу с постели, Георгий расцеловал ее, чувствуя на ее губах вкус своей спермы. Жена отвечала ему, открывая рот и пытаясь проникнуть своим языком между его губ. И когда их языки встретились, он понял, что проглотила она далеко не все. Иногда она откалывала такие шуточки. Вот и теперь, вперемешку со своей слюной, она начала его кормить его же собственной спермой, как птенца - изо рта в рот. Так они и стояли в обнимку, по очереди глотая все, что осталось от любовного акта.
     Отстранив наконец ее от себя, Георгий увидел, что Ольга держит один палец отставленным в сторону.
     -Дорогая, а ты разве не хочешь его облизать? - он указал на него.
     -Нет, спасибо, дорогой, только после тебя!
     -Да я же стерилен во всех местах, можешь убедиться! - схватив ее за руку, он
     попытался поднести этот палец к ее рту. Замычав через сомкнутые губы, она вырвалась и умчалась в ванну, напоследок отвесив ощутимый шлепок по его заднице. И повалился Георгий на кровать, и раскинулся на ней, и задумался, и появилась мысль в его голове... "А жизнь-то вроде налаживается!", имея в виду сексуальная. И тут же, параллельно, и другая... "А может, ну их к черту, эксперименты эти? И так ведь вроде нормально. Пусть все остается на уровне фантазий.". Однако есть такая вещь, как внутренний голос... "Все равно ведь пойдешь до конца. Ну прямо как мотылек, который знает, что сгорит, но все равно летит на огонь.". Да, нехорошее предчувствие в небольшом количестве присутствовало, но желание испытать новые ощущения было непобедимым. А, ладно, будь что будет! Решим по ходу дела!
     
     * * *
     
     После обеда и непродолжительной прогулки на жаре по пригостиничным магазинам (Ольга быстро смилостивилась, глядя на несчастного супруга, который любил шопинг как висельник палача) они вернулись в номер для сборов на пляж. Это тоже был интересный момент для Георгия... надо было уговорить супругу на загорание без купальника.
     -А на какой пляж мы идем? - вроде бы безразлично начал он.
     -А тут что, сильно большой выбор? - удивилась Ольга.
     -Ну, есть немного. Тем более на обычном пляже вроде бы не принято загорать
     голыми.
     -А кто тут собирается загорать голыми?
     -Как кто? Мы с тобой.
     -Ах вот оно что... Ты это серьезно? - Оля с улыбкой уставилась на него.
     -Оленька, милая, я просто не хочу на твоем теле следов от купальника. Да и уж
     кому-кому, а тебе в последнюю очередь надо стесняться своей фигуры.
     - Да я и не стесняюсь, просто необычно как-то... Ты такими темпами начинаешь вводить нововведения в нашу семью, что я со страхом жду - а что будет дальше? Может, сразу и скажешь?
     - Да есть еще кое-что... - Георгий замялся, собираясь с духом.
     -Ню-ню, я слушаю, - супруга, улыбаясь, смотрела на него. И он, как головой в омут...
     -Ходи здесь, на курорте, без трусов. В одном платье.
     - Я так и знала, - супруга, задрав подол, уставилась на свои миниатюрные стринги, едва прикрывающие лобок. - И чем же тебе мои трусики не угодили?
     - Да всем угодили, просто раз так жарко, ну и вообще... - все, мысля у него остановилась. Ольга, с понимающей усмешечкой в глазах, с по-прежнему задранным подолом подошла к нему вплотную.
     -Ну раз так, драгоценный муженек, снимай их сам! Но имей в виду, платье у меня
     просвечивает, и от ветра, бывает, вверх взлетает. Так что будь готов, что на твою жену будут пялиться все, кому не лень!
     - Да на тебя и так все мужики пялятся, - произнес Георгий вдруг охрипшим голосом. Опустившись на колени, он взял руками резинку трусов и медленно потянул ее вниз. Прямо перед его носом возникли две пухлых дольки, с гладкой, бархатистой кожей. В мозгу автоматически включился автопилот, и его губы соединились с ее губами. Все, стыковка произведена. Не отрывая рта от ее промежности, он дал жене выступить из трусиков, причем губки ее от этого пришли в движение.
     - Ну все, обратно их получишь перед отъездом! - оторвавшись от тела, произнес он, и помахал трусиками.
     - Интересно, а если я потеку, мне что же, совсем не садиться? Я же все платье намочу, если сяду!
     - А ты тампаксом затыкайся, а когда садишься, садись не на платье, а прямо на кресло! - засмеялся Георгий.
     - Я и так постоянно хочу, а теперь вообще на мужиков начну бросаться! Смотри, держи меня покрепче, иначе к концу отпуска в дверь не пролезешь из-за рогов! - жена, изящно изогнувшись, вообще сняла платье через голову, и, повернувшись к нему спиной, наклонилась и сильно прогнулась, опираясь руками о кровать. Обернув к нему лицо с уже полузакрытыми глазами, произнесла...
     -Хочу, чтобы ты меня раком трахнул!
     Вообще она не так уж часто первая проявляла инициативу. Что-то, видимо, действительно сильно подействовало на нее. Мгновенно избавившись от одежды, Георгий, видя, что она уже совсем мокрая, безо всяких обычных предварительных "лизингов" почти с размаху вставил ей.
     - О-о-о-ох! - супруга все-таки не сдержалась, но уже через несколько секунд, когда член в несколько толчков полностью погрузился в нее, начала расслабляться, и через некоторое время уже вовсю оттопыривала задницу, стараясь задрать ее повыше, навстречу движениям мужа. Обхватив ее за талию, Георгий методично задвигал член раз за разом на полную глубину.
     - Знаешь, а я сама хотела тебе предложить сходить на нудистский пляж, но боялась, что ты ругаться начнешь! - дергаясь в такт его движениям, сказала жена.
     - Давай встань на четвереньки! - Георгий, не вынимая конец, начал подталкивать супругу на постель. Переместившись на коленях на середину кровати, причем не прекращая акта, с новыми охами и ахами продолжили скачку. Ольга опустилась на локти, отчего ее попка вообще задралась выше головы, и вовсю стонала.
     - И знаешь, - в перерывах между стонами продолжала она говорить, - мне самой хочется, чтобы на меня на голую мужики на пляже пялились, и чтобы у них на меня вставал, и чтобы они, глядя на меня, драчили...
     От этих слов у Георгия снесло башню. Вцепившись в тугие ягодицы жены, он с размаху загонял ей во влагалище свой одеревеневший кол, и взгляд его был намертво прикован к их сочленению. Член между тем уже ощущал напряжение мышц вагины, Ольга стонала практически непрерывно, и вот... И-и-и-э-э-х! Догоняй, родна-и-и-я-а-а-а!!! Чувствуя, как сперма толчками вбрасывается во влагалище Ольги, Георгий, как сквозь туман, услышал вдруг какой-то посторонний шум со стороны балкона. Продолжая засаживать на полную длину свой изливающийся брандспойт, ощутил полный и сильный обхват всего члена мышцами супруги, и через некоторое время - влажное скольжение. Тоже, значит, успела кончить.
     По инерции двигая тазом, Георгий приподнял голову и успел заметить какое-то
     движение у окна. Так, очень хорошо, уже подсматривают. Да ладно, не жалко, пусть наслаждаются. Все реже и реже задвигая супруге, он непрерывно гладил ее по восхитительным полушариям ягодиц, время от времени разводя их в стороны, чтобы лучше было видно нежное пятнышко ануса. Надо будет ей сегодня туда вставить, если силы еще останутся, подумал он, и вновь посмотрел в сторону балкона. Там уже никого не было. Может, показалось?
     
     Через полчаса, узнав у местных как добраться до нудистского пляжа, они уже мчались в маршрутке по прибрежному шоссе. Ольга, сидя на сиденье напротив парочки кавказцев, старалась незаметно натянуть платье пониже, но куда там! Даже когда жена стояла, оно сантиметров двадцать до коленей не доставало, а уж сидя вообще задиралось по самое... ну, в общем, вам по пояс будет. Ну, по пояс или нет, но ноги ей приходилось очень тщательно сжимать, иначе... Трусики она, как Георгий заметил, хоть и взяла, но сейчас-то они лежали в пляжной сумке! А сумка стояла на коленях Георгия, скрывая бугор на штанах. Да к тому же светлых. Как он будет выходить, черт его знает. В маршрутке у него встал сразу, как только он заметил, что все особи мужского пола уставились на голые ноги супруги. Она делала вид, что не замечает откровенных взглядов, но что-то не очень получалось, и краска стыда не сходила с ее щек. А двое кавказцев настолько откровенно буравили ее между ног своими взглядами, что, казалось, там уже начинало дымиться. Да еще и перекидывались репликами на своем языке, ухмыляясь. Георгий подозревал, что когда супруга еще только усаживалась и не успела еще свести ноги и одернуть платье, она могла сверкнуть пару раз своими побритыми губками на всеобщее обозрение. В общем, ситуация была та еще. Так что когда такси подкатило к их остановке, Георгий с облегчением полез наружу первым, прикрываясь сумкой. Обернувшись к двери и подавая руку жене, он услышал что-то типа... "Вах!", и тут только до него дошло, что Ольга, выходя, должна была сильно наклониться. Да уж, вид для мужиков в маршрутке открывался интересный.
     Супруга выскочила из "Газели" красная, как рак, и тут же начала оправлять задравшееся платье. Когда "Газель" отъезжала, все (!) до единого пассажира смотрели в их сторону.
     - В следующий раз тебя арестуют за нарушение общественного порядка и создание опасной ситуации на дороге, - Георгий с улыбкой обнял жену. - По-моему, тебя в маршрутке сейчас все мужики перетрахали в своих мыслях.
     - Господи, стыд-то какой! У меня же есть платье подлиннее и потемнее, чем это, чего я его не надела!
     "Знаем, чего ты его не надела", - подумал Георгий, - "В нем прелести твои сложнее разглядеть, потому и не надела". - Да ладно тебе, все в порядке, - произнес он вслух, целуя жену, - зато людям удовольствие доставила.
     Дорога быстро вывела к морю. И пляж открылся вдруг, сразу. Довольно длинный, но узкий, зажатый между прибоем и кустарником. И на нем - тела. Не так много, как на обычном пляже, но зато все - обнаженные. Одиночных было не очень много, все больше парочек, а также несколько компаний. Некоторые располагались подальше от моря, среди кустиков. И - Георгий не поверил своим глазам! - в двух местах занимались любовью! При всем честном народе! У самой воды девушка под парнем задирала ноги чуть ли не за уши себе, а он вовсю наяривал ей, и набегающая волна, того и гляди, грозила смыть их в море. А ближе к кустам еще одна весьма молодая особа, стоя на четвереньках и выставив на всеобщее обозрение аппетитную задницу, делала минет своему лежащему напарнику. Вот так пляж! Георгий сразу вспомнил вопрос молодого человека, который рассказывал им, как сюда добраться. "А какой вам пляж нужен - семейный или молодежный?" - и его ухмылку, которой они тогда не поняли, когда ответили... "Конечно, молодежный!". Теперь кое-что прояснилось.
     Ольга резко затормозила и растерянно взглянула на мужа.
     - Все, поздно поворачивать! - произнес он, подталкивая ее вперед.
     Идя вдоль линии кустов, они заметили еще несколько мужиков-одиночек, не стесняющихся дрочить и наблюдать за девушками. "Ну полный беспредел!" - подумал Георгий, стараясь не очень таращиться по сторонам. А это было весьма трудно сделать. Например, они проходили совсем рядом с парочкой девушек, лежащих на спине. Из всей одежды - только солнечные очки. Георгию тоже бы сейчас понадобилась защита для глаз - так ослепительно сверкала их нагота. Ольга же если и смотрела по сторонам, то только искоса. Но смотрели не только они - наблюдали и за ними. Георгий физически чувствовал раздевающие взгляды всего пляжа... они шли, и вслед за ними поворачивались головы загорающих.
     Они прошли через весь пляж, к каменистой осыпи. Здесь народу было поменьше, а кусты погуще, и спускались они почти к самой воде.
     - Здесь остановимся? - предложил Георгий супруге.
     Она выглядела несколько растерянной.
     - Давай здесь. Только не на виду, немного вглубь зайдем, - попросила, явно нервничая.
     Выбрав место, чуть-чуть прикрывающее их кустом от остального пляжа, начали располагаться. Раскидывая покрывало, Георгий услышал вдруг совсем рядом, за соседним кустом, стоны с придыханием. Сделав шаг в сторону, увидел весьма занимательное зрелище... девушка, в позе наездницы насаживающаяся на чей-то член. Фигурка у нее была точеная. Она его не видела - сидела спиной. Да вряд ли ее или кого другого на этом пляже что-то могло смутить. На вопросительный взгляд жены пожал плечами - не уходить же. Здесь везде одно и тоже.
     Усевшись на покрывало, он за несколько секунд снял футболку, брюки и плавки, и тут же улегся на живот, скрывая свой торчащий сук. Жена тоже не осмелилась снять платье стоя. Сидя стащила его через голову, и устроилась рядом, тоже попой вверх.
     - Ну что, поздравляю. Первый, самый трудный шаг мы сделали, - приобнял он ее за плечи.
     -Какой ужас. Я не думала, что это будет так... Так...
     -Так приятно?
     -Да ну тебя! Так психологически трудно, - растерянная улыбка блуждала по ее лицу.
     -Однако сдвиг к лучшему уже заметен. Ты уже не такая красная, как в маршрутке, -
     подколол он ее. - Так что готовься к следующему шагу - когда пойдем купаться. До моря - метров двадцать-двадцать пять, да и дальше глубина у самого берега небольшая. Будет время полюбоваться всему пляжу на тебя.
     - И на тебя, между прочим, тоже! - парировала она. - Ты как, прямо со стоячим своим дружком разгуливать будешь?
     - А вот об этом я и хотел с тобой поговорить, - целуя ее, Георгий переместил руку на ее попку. - Мне надо сейчас разрядиться, иначе я не уговорю своего, как ты выразилась, дружка успокоиться, - его ладонь поползла вдоль щели между ее ягодиц и устроилась в промежности. Там было совсем не сухо.
     -А если кто увидит? - задала она глупый вопрос.
     -Ну, во-первых, нас кусты немного прикрывают, а во-вторых, какая разница? Пусть
     смотрят.
     Долго ее уговаривать не пришлось. Оставив лежать жену на животе, Георгий уселся сверху чуть пониже ее попки, и начал водить руками по ее спине и ягодицам - типа массаж делать, чтоб никто не догадался. Впрочем, много внимания спине он уделять не собирался. Быстро спустившись в, так сказать, основание нижней части спины, он, погладив по губкам, приставил к ним два пальца, и надавил. Вошло как по маслу. Тут же, вытащив, он ввел во влагалище уже три пальца, и начал делать жене, как он говорил, гинекологический массаж, а проще говоря - трахать пальцами. На этом занятии он тоже не задержался, и, вытащив пальцы, попытался пристроить на их место член. Вошел без проблем, но что-то было не так. Выйдя из супруги, Георгий взял два больших полотенца, скатал их в один валик, и подсунул под бедра жене. Теперь попка здорово оттопыривалась вверх, и вход во влагалище был прекрасно виден. Не удержавшись, он все-таки лизнул пару-тройку раз нежные складки ее розочки, и вновь вошел в нее. Теперь было намного удобнее, и Георгий сразу взял высокий темп, с размаху погружая свой агрегат в почмокивающую пещерку жены.
     - Так ее, родимый, так ее, давай, давай, - раздался вдруг насмешливый женский голос. Остановившись, Георгий поднял голову. Прямо перед ними стояла парочка, по всей видимости, та, что только что скакала по другую сторону куста. Причем девица держала парня за член. Они, видать, только что кончили, поэтому эрекции особой у него не наблюдалось.
     -Привет, - не нашелся чего сказать Георгий, не вставая с Ольги.
     -Привет-привет, - ответила девушка, и потянула парня за член, - ладно, пойдем, не
     будем мешать, - и продефилировала, покачивая бедрами, мимо них, по-прежнему ухватив напарника за причинное место. Парень нехотя потянулся за ней, хотя по его глазам можно было понять, что он бы с удовольствием задержался. Уж больно заинтересованные взгляды он бросал в сторону Ольги. Но особого выбора у него не было - партнерша тащила его за собой весьма ощутимо, причем за довольно деликатное место.
     - Ну вот нас и застукали, - произнес Георгий, вновь начиная телодвижения.
     - Какой ужас! - типа ужаснулась супруга, начиная активно ему подмахивать, - сплошные Содом и Гоморра!
     "Нет, Содом и Гоморра значит кое-что другое", - хотел было сказать Георгий, но решил временно завязать с разговорами и сосредоточиться на главном. А главное было - вот оно, под ладонями. Вовсю массируя ягодицы жены снаружи, он, так сказать, одновременно делал массаж и изнутри - своей палочкой-ковырялочкой. И хотя слышал он сейчас стоны супруги, и перед глазами была ее восхитительная задница, но видеть своим внутренним взором продолжал девушку, только что бывшую здесь, всю ее стройную фигуру, маленькую упругую грудь, плоский живот и бесстыдно выставленные ему почти под нос слегка расставленные стройные ноги и разбухшие красные половые губки. Эх, и чего он не догадался попросить их остаться!
     Упав на руки, он продолжал долбить жену, еще сильнее стараясь прижиматься к ее ягодицам. В такой позе член не мог проникнуть глубоко, да и вообще поза для супруги была не "кончательная". Но Георгий сейчас думал только о себе, и эти думы, в частности, про незнакомую девушку (с влажными потеками на внутренней поверхности ляжек) дали результаты.
     - У-у-э-э-а-а-хх! - со смаком кончил он, даже не успев запыхаться. Член, разрядившись, еще несколько раз дернулся внутри Ольги, и постепенно начал успокаиваться. Расслабившись, Георгий немного полежал всем своим весом прямо на Ольге, хотя и знал, что ей не очень легко. Но зато как приятно ему! Наконец, он сполз с нее и развалился рядом.
     Жена вытащила из-под себя купальные полотенца и заменила их другим, "специально-подтирочным". Обтерев свои прелести, она перешла на мужа. Георгий лежал с довольной улыбкой кота, нализавшегося сметаны, глядя, как супруга просушивает его гениталии.
     -Ты смотри не очень увлекайся, а то поднимешь опять, - заметил он.
     -Тогда пошли скорее, - отбросив в сторону полотенце, она поднялась на ноги, - пора
     наконец открыть купальный сезон.
     Георгий любовался стоящей в полный рост обнаженной женой, и чувство гордости переполняло его. Это была ЕГО ЖЕНА, и пусть все ему завидуют. Потянув еще несколько секунд, он рывком вскочил и, схватив ее за руку, потащил к воде. Супруга побрыкалась чуть-чуть на ходу, потом пошла, как присмиревшая лошадка.
     Это оказалось не очень-то и страшно - ходить по пляжу в голом виде. Да, конечно, откровенных и оценивающих взглядов хватало, но их и на обычном пляже хватает. Так что до воды добрались без приключений, быстро вошли в глубину, и наконец-то - виват! - открыли полноценный отпускной сезон. Какое все-таки это чудо - море!
     Купаясь, обнимаясь и целуясь в воде с супругой, Георгий не забывал и смотреть по сторонам. Некоторые парочки тоже целовались в воде, некоторые, кажется, и не только целовались, а более того. Недалеко с громкими воплями влетела в море целая молодежная компания, человек семь-восемь парней и девок, и начали беситься, хватая, толкая и роняя друг друга. От девчачьего визга закладывало уши.
     Ольга хотела. Еще бы, в такой обстановке! Тем более Георгий там, на покрывале, кончил, а она нет. Стоя в воде по грудь, он обнял жену левой рукой, а правую положил ей на лобок. Вот такая диспозиция. Теперь вытянуть средний палец, пошевелить им между губок, нащупывая клитор --и вперед! Преимущественно круговые, иногда поперечно-продольные движения, временами слегка надавливая прямо на горошину клитора. Его же левая рука совсем опустилась вниз, и указательный палец, протиснувшись между ее ягодиц, массировал анус. Оля оплела руками шею мужа и чуть приседала, раздвигая ноги. Начали затяжной поцелуй, и никак не могли закончить. Но основное занятие пальцы обеих рук Георгия делали добросовестно, что показывало судорожное сокращение Олиных мышц в местах массажа. Покосившись по сторонам, Георгий увидел, что окружающим нет до них особого дела. Да уж, трудно чем-то удивить этих отдыхающих.
     Оля, испытав между тем оргазм уже дважды, намеревалась продолжить. Ее здорово заводило то, что она это делала практически у всех на глазах. И вместе с тем приличия вроде бы были соблюдены - они же это делали под водой. Приоткрыв на секунду глаза, она глянула в сторону берега - и вдруг столкнулась с мужским взглядом. За спиной мужа, буквально метрах в пяти от них, стоял в воде парень и в упор смотрел прямо ей в глаза. Симпатичный. Мгновенно смешавшись и растеряв весь настрой, Оля взялась за руки мужа и отвела их от себя.
     -Все, дорогой, я уже кончила, хватит.
     Потом, плескаясь среди волн, она еще несколько раз столкнулась с этим парнем взглядами, пока не заметила, что он начал выходить из воды. Сложен он был, как бог. А какая попка! Ее взгляд просто приковался к выпуклым мускулистым ягодицам, пока он шел по пляжу. И улегся он недалеко от их места, и, между прочим, в одиночестве.
     -А у тебя хороший вкус, - услышала она, и, спохватившись, обернулась к мужу.
     Георгий с улыбкой смотрел на нее. - Ничего, одобряю.
     - Да ну тебя! - Ольга залилась краской. - Я его заметила, потому что увидела, как он пялился на нас, когда ты меня ласкал в воде.
     - Ну да, он на тебя пялился, а ты на него, - Георгий обнял жену. - Ладно, смотри на кого хочешь, я не против.
     Но все-таки позже, выходя из воды, Ольга старалась не глядеть в сторону того парня. Георгий же обратил внимание, что тот весьма пристальным взглядом проводил их.
     - Да уж, на этом пляже тебя заметили, - говорил он чуть позже, намазывая жену, лежащую на спине, кремом. Грудь, живот, внутренняя поверхность бедер. Член у него дрогнул и зашевелился. - Интересно, а если мы на открытое место сейчас пойдем, сколько мужиков на тебя дрочить начнет?
     - Ну уж нет, никуда я отсюда не пойду, - Ольга перевернулась попой кверху. - Мне и здесь хорошо.
     Намазав друг друга, долго валялись, загорая, читали и играли в карты, и даже немного перекусили. Жара и блеск обнаженного женского тела сделали свое черное дело - у Георгия опять встал. Потянувшись с ласками к жене, услышал...
     -Слушай, я вроде немного перегрелась. Давай сначала окунемся?
     -И как я с такой бандурой пойду? - он качнул пальцем напряженный фаллос. -
     Надо подождать, сейчас успокоюсь.
     Но от мысли, вдруг пришедшей в голову, член вообще подпрыгнул к животу. "Да, это то, что надо", - решил Георгий, и обратился к супруге...
     -А сходи одна искупайся. Ничего, что без меня, ты уже взрослая девочка.
     Ольга уставилась на него.
     -А если ко мне приставать начнут?
     -Ну, если вежливо, то ничего страшного. А если хам попадется, зови на помощь, -
     улыбнулся Георгий. - А уж если никто не прибежит тебя спасать, то постарайся расслабиться и получить удовольствие.
     -Ну, если ты разрешаешь...
     И уже через секунду Георгий увидел круглую попку жены, удаляющуюся по направлению к морю. Однако, быстро она решилась. Заметен явный прогресс. Перейдя из лежачего положения в сидячее, чтобы лучше было видно, он начал наблюдать за супругой.
     Пока все было нормально. До моря она добралась без проблем, и окунулась в волны. И тут Георгий увидел, что к морю направляется тот самый чувак, на которого засмотрелась жена. Так, это становится интересным. Войдя в море, парень прямиком поплыл по направлению к Ольге, и через минуту уже был рядом. На таком расстоянии нельзя было разобрать, насколько близко они были друг от друга. Но то, что они о чем-то разговаривали, было понятно. Сжав в ладони подрагивающий член, Георгий наблюдал за двумя головами над поверхностью воды. Ведь они совсем рядом! Интересно, лапает он ее под водой или нет? А может, он ей уже вставил? Хотя нет, на плаву это практически невозможно...
     Наконец, парочка подплыла к берегу и начала выходить. Сначала Георгий засмотрелся на супругу, но уже через несколько секунд перевел взгляд и - ого! Парень не только был сложен как бог, он еще обладал весьма внушительным мужским достоинством, и в данную секунду это достоинство имело почти вертикальное положение! Да уж, наверно, такой хрен до самой диафрагмы достанет, если засадить. Ольга шла чуть впереди, и, когда они вышли из воды, парень взял ее за руку и остановил, развернув к себе. Дубинка его при этом уткнулась Ольге в живот. Она чуть отстранилась, но, как бы это сказать... Не очень быстро. Парень, держа ее за руку, что-то говорил, она в ответ качала головой. Наконец, о чем-то договорившись, они разошлись, причем он опять зацепил ее членом, а напоследок еще и отвесил шлепок по заднице. Парень побежал опять в море, а Ольга, никак не отреагировав на шлепок, направилась к их месту.
     Когда она подошла, Георгий увидел ее лицо. Глазки сияют, щечки румяные, губки влажные. Причем не только на лице. Да уж, девушка явно готова для секса.
     - Нет, ну ты видел, а? Каков хам! Хлопнул меня по попочке! - с плохо скрытым восторгом затараторила супруга. - А ты тоже хорош! К твоей жене пристают со стоячим хером, а тебе хоть бы хны!
     - Ну уж хны не хны, а наказать сейчас тебя за твое поведение я накажу, - перебил ее Георгий, укладывая носом вниз на покрывало. - Ты у меня, оказывается, плохая девочка!
     -В каком смысле "накажу"? - повернув голову, спросила Оля якобы испуганным
     голосом.
     -А вот в каком! - и он отвесил ей шлепок, но довольно несильный. - Чтобы
     неповадно тебе было впредь так вести себя, ты сейчас падешь жертвой моих самых низменных страстей!
     И к попке жены был Георгий ох как неравнодушен! Создал же бог такую выпуклую и оттопыренную, такую упругую и накаченную! И вместе с тем у нее был такой наивный, такой девичьий вид! Ольга смеялась, когда муж говорил... "У тебя такая наивная попочка, такой у нее невинный вид! Так и хочется ее трахнуть!". В общем, большой грех такую задницу не использовать по полной программе.
     Вновь скатав полотенца, Георгий снова подложил их под таз супруги, придав ее попке оттопыренно-восхитительный вид. Все складочки, все долечки, все дырочки были на виду в этом положении, но если прошлый раз Георгий разрабатывал нижнее отверстие, то сейчас у него были другие намерения. Выдавив на ладонь немного крема, он одной рукой раздвинул жене ягодицы, а другой начал смазывать отверстие заднего прохода. Помаленьку разрабатывая дырку, просунул внутрь сначала один палец, а потом и два. Задвигая на полную глубину, он поворачивал их вдоль оси, стараясь получше растянуть отверстие. Во время этой процедуры Ольга не протестовала, а лишь стонала и вскрикивала, причем весьма непосредственно. Все же анальный секс они практиковали не так часто, как обычный, и иногда она боялась, как девочка, что будет больно. Хотя рассказывала в свое время, что первый ее парень (вроде татарин по национальности) как раз практиковал этот метод сношений, причем член у него был весьма здоровый. Когда стоял, доставал аж до пупка. От самого соития она получала тогда радости поменьше, чем боли и неудобства, но нравилось, как он ее уговаривал. Да и вообще любовь была. А целку он ей только через полгода порвал. И было ей девятнадцать лет тогда. Вот так-то, Оленька.
     Наконец, достаточно разработав дырку, Георгий вынул пальцы, приставил головку члена к анусу и надавил.
     - Ой-ой-ой! - не сдержалась все-таки супруга, и сжала ягодицы, не давая члену проникнуть внутрь. Тут же получила весьма ощутимый шлепок от мужа... - А ну-ка расслабься! - и почувствовала нарастающее давление. Главное, перетерпеть самое начало, дальше будет гораздо легче. А Георгий, не обращая внимания на стоны супруги, задвигал все дальше и дальше.
     - О-ох, остановись, остановись пока! - застонала жена, когда он наконец задвинул весь фаллос целиком. Он замер. Через некоторое время начал помаленьку шевелиться, двигая свой член сквозь плотное колечко анальных мышц. Помаленьку расходились. Ольга стонала уже не от боли, а от страсти, это было заметно по изменившемуся тембру голоса. Мышцы попки окончательно расслабились, и она уже помаленьку сама начала подмахивать навстречу движениям мужа. А Георгий уже безо всякой осторожности, как и при обычном сексе, засаживал "по самые помидоры".
     Вдруг он заметил сбоку какое-то движение. Повернул голову - и увидел метрах в десяти стоящего парня, того самого, Ольгиного хахаля. Хахаль вовсю таращился на них, и его член прямо на глазах, толчками, принимал вертикальное положение. Да уж, неплохие размеры. Георгий принял решение. Не вынимая члена из попы, он потянул супругу на себя, заставив ее встать на колени, а спереди опереться на локти. Теперь это была классическая поза "раком", причем в попу. Расставив поустойчивей колени, Георгий вновь возобновил размашистые движения, с каждым разом до самого конца задвигая Ольге в "карий глаз" свой окаянный отросток. Через несколько минут такой бешеной скачки жена простонала... - Я сейчас кончу, - опустила лицо на покрывало, еще выше задрав попку, а руками, протянув их назад, взялась за свои ягодицы, раздвигая их в стороны и еще больше выставляя Георгию на обозрение свою дырочку, в которую нырял его член. Но на обозрение не только мужу, как оказалось. Посмотрев еще раз в сторону хахаля, Георгий увидел, что тот расположился сидя под кустом недалеко от них, и, любуясь открывшейся картиной, вовсю дрочит. Вот-так-так, значит! Георгий не стал на него пялиться, перевел взгляд снова на, так сказать, нижнюю часть спины своей супруги, и сконцентрировался. Ольга стонала уже непрерывно, мышцы ануса сжимались и подрагивали, она явно кончала. "А если он сейчас подойдет и вставит ей в рот?" - вдруг промелькнула мысль, - "Что тогда?". "Да ничего - продолжим движение" - сам себе ответил Георгий. Думание, как говорится, этой мысли и привело его к оргазму - сильному, опустошающему, взрывному. Кричал и засаживал, засаживал и спускал, спускал прямо в попку любимой, желанной женщине. Когда наконец прекратился звон в ушах, и спала пелена с глаз, Георгий вновь взглянул в сторону куста. Парня не было. Наверно, тоже кончил и уже ушел.
     Супруга, совершенно обессиленная, соскользнув с его члена, растянулась на покрывале. Он улегся рядом.
     - Боже мой, - промурлыкала жена, - как же сладко я кончила! Наказывай меня так почаще, пожалуйста.
     -Для этого ты должна плохо себя вести с мужчинами, - чмокнул ее в носик Георгий.
     -Что ты имеешь в виду?
     -Что имею, то и введу. Ну, то есть флиртовать, заигрывать, строить глазки. Может
     быть, даже обниматься, целоваться и отдаваться.
     -И ты будешь не против?
     - Слушай, мы все-таки на юге, - обнял Георгий жену. - Уж если тебе кто тут сильно понравится, и захочется с ним переспать - или с ней - так и быть, разрешаю наставить мне рога.
     - Нет уж, спасибо, не надо, - ответила супруга. И, через паузу... - С ней мне точно ничего не захочется.
     -А с ним?
     -Ты кого имеешь в виду?
     -Кого имею, того и... Да твоего хахаля этого, с кем купалась. Кстати, о чем это вы
     базарили?
     - Да так... Комплименты разные мне кидал, спрашивал, где мы остановились, да как найти. На танцы вечером приглашал, рядом с нашей гостиницей, говорит, дискотека хорошая.
     -А ты чего?
     -А чего я? Я женщина замужняя, говорю ему, поэтому если куда на танцы и пойду, то
     только с мужем.
     - Ну-ну. Видел я, как он тебя на берегу своим хером цеплял, что-то ты не очень отстранялась.
     - Да он и не только на берегу цеплял, - покосилась Оля на мужа. - Он еще в воде начал руки распускать. Думаешь, чего я так быстро накупалась? Надоело отплывать все время в сторону от него. А то он все навязывался в учители плавания. "Девушка, тут очень глубоко, разрешите вас поддержать, а то ведь утонете!" Руками снизу пытался меня поддерживать, то за живот, то за грудь хватал. А потом вообще запустил руку мне между ног.
     Ощутимо заныли яйца. Нет, только не эрекция! "Ну уж хватит, иначе я здесь весь искончаюсь", - подумал Георгий, - "Надо завязывать с такими разговорами".
     Супруга беспокойно зашевелилась.
     - Слушай, из меня течет, пойдем подмоемся.
     Ни когда они шли в море, ни когда из моря, Георгий не замечал больше Ольгиного знакомого. Совсем, что ли, ушел?
     -А вы хоть познакомились? - спросил он супругу, снова устраиваясь на покрывале.
     -Конечно.
     -И как его зовут?
     -Женя. То есть Евгений, - поправилась, покраснев, супруга.
     -Может быть, Женечка? - подколол Георгий. - А ты заметила, что он наблюдал за
     нами, когда я твою попку обрабатывал?
     -Ты что, серьезно? - вскинулась жена.
     -Абсолютно. Сидел вон у того куста, и вовсю дрочил, глядя на нас. И, по-моему, тоже
     кончил. Я вот думаю, может, позвать его надо было? Пока я тебя в попку пялил, ты бы ему отсосала. Потом бы мы с ним могли поменяться местами... я бы в рот, а он в попку.
     - Ну нет, - проговорила супруга (аж тембр голоса сменился!), - такую здоровенную дубинку я в попку боюсь.
     - Ну ведь там уже будет разработано мной, дорогая... - облапил ее Георгий, чувствуя, как возбуждение снова захлестывает его.
     Повернувшись лицом друг к другу, они начали взасос целоваться.
     -Мы как, снова по полной программе? - с придыханием спросила супруга.
     -Нет, давай не до конца, а то я вообще не уйду с этого пляжа, - ответил Георгий.
     Закинув ногу жены себе на бок, он ввел напряженно стоящий член в ее уже увлажненную киску, плотно прижался к телу супруги и замер на некоторое время. Было очень приятно просто так лежать на боку, целовать друг друга, чувствуя, как время от времени напрягаются мышцы пениса и влагалища. Потом все же они подвигались, не очень активно, а скорее нежно и медленно, чередуя фрикции с паузами, и не прекращая поцелуев. Проходил кто рядом с ними, не проходил, видел их в этот момент, не видел - абсолютно не волновало нашу парочку. Они занимались любовью, нежно и ласково, и окружающий мир для них не существовал.
     
     Скупнувшись еще несколько раз, засобирались уходить. Уже гораздо увереннее, чем несколько часов назад, прямо как старожилы, они вновь пересекли пляж, без стеснения поглядывая вокруг на обнаженные тела. Да, есть на что посмотреть на молодежном нудистском сборище!
     Без проблем вернулись в город. Хотя Ольга опять не надела трусы, в этот раз обошлось без эксцессов... в салоне "маршрутки" были одни пожилые тетки. Даже обидно как-то. Впрочем, на сегодня впечатлений и так хватало.
     В номере они совершенно без сил рухнули на кровать.
     -Ты в ванную идешь? - промычала жена из-под подушки.
     -Нетушки, иди ты первая, я поваляюсь пока.
     Но просто поваляться не пришлось. Как только жена вышла, Георгий, кое-как раздевшись, тут же провалился в сон. Еще бы - прошлую ночь пришлось кое-как спать, да сегодня весь день сплошной стресс вперемешку с трахом. Силы-то не бесконечны. И так он удивлялся на себя, откуда что берется. "Вот так денек был", - успел подумать перед навалившейся темнотой.
     "Был". Наивный. День еще продолжался, причем в том же ракурсе. И во сне Георгий это чувствовал. Снилось что-то ужасно эротическое, только не разберешь чего именно. Выдираясь из дремоты, находясь еще между сном и явью, Георгий долго не мог понять, что происходит, отчего ему так приятно. Наконец до его слуха донеслись причмокивающие звуки, и, открыв глаза, он понял, в чем дело. Супруга, устроившись в его ногах, вовсю засасывала член, подрачивая одной рукой у корня. Как часто бывало, сразу после пробуждения эрекция была очень мощная, и удовольствие от действий Ольги было гораздо более сильное. Несмотря на дикую усталость во всем теле, Георгий понял, что не сможет отказаться от еще одного оргазма. Тем более что супруга явно решила пощадить его, и взяла инициативу в свои, так сказать, руки, а заодно и в рот. Сначала он думал, что она решила просто отсосать у него, но через некоторое время Ольга перестала делать минет, и, подтянувшись повыше, направила его торчащий фаллос себе между распухших срамных губ. Разом насадившись до самого конца, она охнула, замерла на несколько секунд, а потом начала помаленьку двигаться, все более увеличивая амплитуду. Было очень приятно лежать, полностью расслабившись и отдав инициативу любимой женщине, поглаживая ее раздвинутые бедра, и любоваться на ее вдохновенное лицо, распущенные мокрые волосы, красивые плечи, руки, грудь, живот, и все, что ниже... гладкий выпуклый лобок, губки, расходящиеся в стороны, и как бы заглатывающие тело члена в себя, родинку на одной из губ, которую он так любил целовать...
     - Чего вдруг на тебя нашло? - спросил он, поглаживая ее по внутренней поверхности бедер. - Вроде сама жаловалась, что очень устала.
     - Да из ванны вышла, и увидела тебя голым. И потом прямо у меня на глазах твой дружок стал вставать. Я и решила немного поласкать его ртом, а потом увлеклась.
     Ну что ж, никто вроде не был против продолжения... ни жена, ни муж, ни дружок. Совокупление продолжалось на радость всем.
     Прыгая на члене, Ольга, казалось, полностью отрешилась от действительности, и вдруг неожиданно для Георгия спросила...
     -А ты сегодня на пляже серьезно говорил?
     -По поводу чего?
     -Ну... Что я могу тебе изменить. С тем же Женей, с пляжа.
     -Не изменить, а завести курортный роман, с моего согласия. Измена, это если бы ты
     водилась с другим втайне от меня. А так... Пожалуйста, я не против.
     Ольга аж застонала, и, наклонившись вниз, впилась в губы мужа. Уж больно ей, видать, по вкусу пришлась эта перспектива. Подхватив ее руками под ягодицы, он тоже начал, подмахивая, помогать ей. Ее язык во рту мужа проталкивался все активнее, шевелился все быстрее. Мышцы влагалища сжимались все крепче. Продолжая насаживаться на фаллос, Ольга разъединила их губы...
     -Но ведь у него такой здоровенный, толстый и длинный! Он мне все распашет там!
     Ты после него не будешь так плотно меня чувствовать!
     -Ничего страшного, Оленька! Мне это будет нравиться! К тому же через некоторое
     время у тебя все опять сузится. И кроме того, для меня у тебя всегда останутся твои руки, твой ротик и твоя попка!
     Задрав голову вверх, супруга затаила дыхание, а потом произнесла сдавленным голосом...
     -Хорошо, дорогой. Я буду рассказывать тебе обо всех своих свидания-я-а-а-х-х-х-х!!!
     Изо всех сил засаживая жене между ног, Георгий стремился догнать ее оргазм. И это ему удалось. В голове завертелись образы сегодняшнего дня... их с женой многочисленные трахи, Ольгин хахаль со стоячим хером на пляже рядом с нею, абреки в "маршрутке" пялятся на нее же "беструсую", ну и этот откровенный разговор до кучи. И с каждым образом член вновь пытался, напрягаясь, выбросить из себя очередную порцию спермы, хотя, казалось, был уже выжат досуха.
     Позже, слушая, как супруга напевает в ванной, Георгий почувствовал, что водораздел пройден. Что-то неуловимо изменилось в их отношениях, только нельзя понять пока, в лучшую или худшую сторону. Сблизили или отдалили эти откровения их? И вновь появился образ мотылька, который летит на огонь. Эх, Георгий, Георгий-мотылек! Рисковый ты человек! Фантазировал бы себе потихоньку в тряпочку, и не испытывал судьбу. Но, несмотря на все эти мысли, Георгий знал, что уже не свернет с этого пути. Дорогу предстояло пройти до конца.
     
     В ресторане, занимаясь вечерним приемом пищи, особо не разговаривали. Во всяком случае, на эту тему. После ужина собирались сразу завалиться в постель, уж больно сильно давала о себе знать усталость. Правда, жена заикнулась было о вечерней программе типа дискотеки, но потом согласилась перенести все на завтра. На Оле было другое, темное платье, но под ним - опять же ничего. Договоренность выполнялась неукоснительно. Георгий не удержался, чтобы не подурачиться... подсел поближе, и под покровом скатерти, положив ей руку на бедро, начал сдвигать ее помаленьку вверх, задирая подол. Хоть и пыталась супруга поплотнее сомкнуть ноги, ей это мало помогло - ладонь Георгия доползла до лобка и настойчиво начала раздвигать ляжки, стремясь добраться до промежности. Борьба велась с переменным успехом, но в конце концов закончилась победой ладони... ноги разошлись, пропуская ее к щелочке. Пришлось дальше Георгию есть одной рукой - вторая была занята под столом. Ольга пыталась держаться хладнокровно, но это у нее плохо получалось... замирала с поднятой вилкой, иногда прекращала жевать, прикрывала глаза. На щеках появился румянец. Время от времени она сжимала ноги, стискивая его ладонь, но потом вновь расслабляла их. А Георгий так и продолжал сладкие издевательства над ее клитором, теребя его пальчиком.
     Наконец, судорожно вздохнув, Ольга не выдержала и наклонилась к его уху...
     - Слушай, прекращай, подо мной сейчас целая лужа натечет! - жарко прошептала она томным голосом.
     - Как скажешь, дорогая, - и Георгий резко убрал руку.
     Ольга не сумела скрыть разочарования, и, увидев, что он это заметил и с улыбкой на нее смотрит, погрозила кулаком.
     -Раздраконил даму и бросил, да? Ну, я тебе отомщу.
     -В чем дело, дорогая? - со смехом ответил Георгий, - ты же сама просила прекратить?
     Или не надо было прекращать?
     -Не надо было начинать.
     -Ладно, прости, моя киска, - чмокнул он ее в нос. - Хочешь, сходим на танцы, как ты
     хотела? Только маленько передохнем.
     Много ли надо супруге - уже засияла.
     -А как же ты? Ты же говорил, что устал вроде?
     -Ради тебя готов на любые страдания. К тому же, если действительно невмоготу
     будет, уйдем спать, делов-то.
     В общем, день продолжался.
     
     Точнее, вечер. Уже часа через полтора, стоя у стойки бара и взбадриваясь очередным коктейлем, Георгий понял, что заснет сейчас прямо у стойки. Он обернулся и посмотрел в зал. Гремело диско, от светомузыки рябило в глазах. Жена танцевала ближе к центру площадки, вокруг вертелись какие-то парни. Спать ей явно не хотелось. А он уже несколько танцев не мог себя заставить выйти потанцевать. Правда, медленные танцы отрабатывал добросовестно. Под романтическую музыку прямо посреди площадки они с супругой целовались, обнимались, тискались, в общем, типа танцевали. Впрочем, этим почти все пары грешили. Руки Георгия очень часто гостили на попке у жены, ощущая через тонкую ткань отсутствие трусиков. Член, наработавшийся за этот день, снова напрягался, но как-то неохотно, не до конца. Укатали сивку крутые горки.
     Музыка сменилась на медленную. Ну что ж, сейчас надо будет предложить жене завязывать с вечером. Георгий уже было приподнялся, и вдруг замер... рядом с его женой стоял пляжный знакомый, Евгений! И явно приглашал ее на танец. Вот это да! И что она будет делать? Соглашается! Он взял ее за руку, и повел в центр площадки. Обернувшись, Оля успела посмотреть на мужа, и, смущенно улыбаясь, пожать плечами. Что ему оставалось делать? Только кивнуть.
     С его места достаточно хорошо было видно, как они танцуют. Среди пар виделись их фигуры, вплотную прижатые друг к другу. Причем его руки вовсю тискали ее зад. Явно наслаждаясь этим, супруга и не думала протестовать или отклоняться. Наоборот, ее руки вообще поползли вверх с его плеч и обхватили шею. А он что-то разошелся, и теперь терся о тело Ольги всеми своими членами, а особенно одним. Ноги у нее были немного разведены, наверняка он втиснул свое колено между них, и теперь терся своим бедром о ее лобок. В общем, сплошные "грязные" танцы. И куда только сонливость подевалась! Георгию пришлось срочно поправить свой тоже проснувшийся член, переводя его на "двенадцать".
     После танца парень, поцеловав ручку, немного проводил Ольгу, отойдя в сторону за несколько метров от Георгия. Супруга подкатила настолько довольная и сияющая, что даже не пыталась это скрыть.
     -Что, все-таки нашел он тебя? - поцеловал ее Георгий, усаживая рядом.
     -Ты не против, что мы потанцевали? - жена взглянула на него, и он увидел
     огоньки в ее глазах, которые она тщетно пыталась замаскировать смущением.
     -Да нет, совсем не против. Ты как, силы еще танцевать остались?
     -Да, конечно. Я что-то совсем разошлась, хоть до утра могу. А ты как?
     - Нормально. Только вот сейчас совсем засну, так что ты, если хочешь, оставайся, а я пошел баиньки. Ухажер у тебя есть, если что, проводит. Только слишком уж не увлекайся, к утру возвращайся.
     Не дав жене опомниться, он еще раз поцеловал ее в губы, и оставил с несколько ошарашенным выражением лица. Уходя, только спросил... "Все нормально?", и получив в ответ неуверенный кивок, неопределенную улыбку и вопросительный взгляд, покинул дискотечное поле под завывание очередной мелодии.
     Захлопнувшись, дверь гостиничного номера обрубила прошлую жизнь. Тишина навалилась вдруг и сразу. В висках шумела кровь, а в мозгу - мысли. Мысли определенного направления. И нужно было срочно с ними бороться. Бороться старым, давно испытанным методом. И Георгий, скинув одежду и развалившись на постели, начал борьбу.
     Ладонь жестко и методично дрочила твердый член. Возбуждение было каким-то лихорадочным, непохожим на прежнее. Вперемешку с ревностью, что ли? А в голове так и плыли образы сегодняшнего дня, связанные с Ольгой и этим Евгением. Их "грязные" танцы на дискотеке, их купание на нудистском пляже, и даже его с Ольгой супружеский разговор-договор о возможности завести с этим Женей курортный роман. Постепенно к этим образам стали примешиваться фантазии и предположения о том, чем сейчас может заниматься эта парочка. Если даже на его глазах они себе такое позволяли, то уж сейчас... Возможно, он уже ввел свой здоровенный жезл в одну из Олиных дырок, и сейчас наяривает. Интересно, с какой дырки он начал? Может, в рот вставил? И, держа за волосы, насаживает на всю длину, проталкивая свою дубинку аж в горло. А потом, наверное, спускает...
     Н-н-н-а-а-х-х-х!!! - промычал Георгий, выплескивая сперму себе на живот. Образ Евгения, ебущего его жену в рот, начал постепенно затуманиваться, размываться, удаляться. А вот сон, наоборот, наваливался, надвигался, накрывал с головой. Тяжкий день окончательно подкосил силы, и Георгий провалился в бездонные объятия Морфея...
     
     * * *
     
     Хоть и был сон "мертвым", но приход жены Георгий услышал сразу.
     -Это ты? - спросил, включая ночник.
     Жена, повозившись у двери, заглянула в комнату.
     -Ты чего не спишь? Четыре часа уже.
     -Иди ко мне.
     Ольга, скинув босоножки, забралась в постель прямо в платье. Георгий тут же начал покрывать поцелуями ее лицо.
     -Подожди... Ну подожди немного, дай хоть платье сниму, - отбивалась супруга.
     Кое-как освободив ее от одежды, Георгий привычно занырнул ей между ног, с силой разведя колени.
     -Подожди... Мне тебе кое-что сказать надо...
     -Потом, потом, все потом! - и он с языком наперевес набросился с поцелуями на ее
     вульву.
     Шок. Сначала он даже не понял, что такое. Вместо привычных упругих плотных половых губ под его губами оказались совершенно размякшие рыхлые образования, между которыми его язык провалился совершенно свободно, практически не задевая стенок. Отстранившись, Георгий посмотрел. Вместо аккуратной пизденки с тесноватой щелью он увидел, как обычно говорят, раздолбанную дыру. Ну, не совсем уж раздолбанную, но то, что эти губы долго и упорно трепали, было заметно невооруженным глазом. Ольга попыталась сдвинуть ноги, но он вновь развел их руками, продолжая смотреть. Супруга лежала перед ним, закрыв одной рукой глаза, а другой прикрывая грудь, и молчала. Все было ясно. И он, так и не сказав ни слова, наклонился и припал ртом к ее "разворошенному гнездышку". Целуя и вбирая в рот по очереди ее размякшие дольки, проводя языком по складкам совершенно растрепанных малых губ, он добрался до клитора и всосал его в себя. И тут наконец-то Ольга перестала напрягать бедра, пытаясь их сдвинуть, и, полностью их расслабив, уронила на постель. Из груди у нее вырвался вздох облегчения, и она совершенно размякла. Посасывая ее маленький бугорочек, теребя его со всех сторон своим языком, Георгий через минуту ощутил знакомое прикосновение ее ладони на своем затылке. Сначала очень робко, а затем все сильнее и сильнее ладонь начала подталкивать его голову, вжимая все глубже вглубь вагины. Георгий, немного спустившись вниз, вновь атаковал языком широкую и бездонную половую щель, а с клитором продолжал теперь общаться его нос. Он чувствовал, что супруга уже вовсю подмахивает ему, одновременно надавливая рукой ему на затылок, так что он буквально тонул в этом разработанном омуте. И даже мог захлебнуться - из Ольги текло, как из крана. Глотая пахучую жидкость, он продолжал елозить носом по клитору, а языком по внутренним стенкам влагалища. Жена знакомо начала напрягать мышцы, но если ноги напрягались как обычно, то вот половые губы что-то были не в форме. Впрочем, это ей, видать, не мешало. Коротко вскрикивая по восходящей, она изо всех сил прижала лицо мужа к промежности, и, вдруг замолчав, начала кончать. Мощная струя ударила Георгию прямо в рот, и, не имея возможности (да и желания) отклониться, он торопливо, захлебываясь, начал глотать. Уже двумя руками держа его за голову, Оля вовсю терлась своей вагиной о его лицо, с силой в себя вдавливая. Через минуту, когда он все полностью выпил и вылизал, ее руки расслабились, как и вся она. Все, занавес.
     Уложившись рядом, Георгий поцеловал своими непросохшими губами рот любимой супруги.
     -Я люблю тебя, моя киска! - прошептал он ей на ушко.
     -Я тебя тоже, милый! - тут же получил ответ.
     Дав передохнуть супруге совсем немного, он взгромоздился на нее. Член, как он и ожидал, вошел совершенно без трения, почти не задевая стенок влагалища. Но в данном случае это не имело никакого значения - эрекция была железная. Сознание того, что эту дырку сегодня долго и упорно долбили, возбуждало лучше всякого трения. Но, между прочим, еще никакого словесного подтверждения он ведь не получил!
     Продолжая свои ритмичные движения, начал спрашивать...
     -Ну как, хорошо потанцевали?
     -Да, мне понравилось. Было здорово.
     -Вы так всю ночь и танцевали? - Георгий завел руки жены ей за голову, и, держа их
     за кисти, как бы распнув супругу, двигал фаллосом в ее просторной мокрой дырке.
     -Нет, почти сразу после твоего ухода на пляж пошли, купаться.
     -Купаться ночью? Голыми?
     -Ну да, у меня же трусов не было. И он за компанию снял. Вода очень теплая
     была, несколько раз окунались.
     -Ну и как, он к тебе приставал?
     -Да, немного.
     -И что вы делали?
     -Ну, обнимались там, целовались. Лапал он меня всю, - отвечала Ольга в секундных
     перерывах между поцелуями, которыми Георгий атаковал ее.
     -У него, наверно, вовсю стоял на тебя, да?
     -Конечно. А чего?
     -Да ничего. И как же вы решали эту проблему? Я имею в виду его стояк?
     -Ну как... Я ему помогала руками... Ну и ртом тоже...
     -Ты ему отсасывала?
     -Да... Сначала подрочила, а потом отсосала. Причем дважды подряд. Когда он
     первый раз в рот мне спустил, у него остался стоять. Пришлось снова сосать.
     В пятом часу ночи Георгий перебудил, наверное, полгостиницы своим воплем. С рычанием впрыскивая свое семя в супругу, он крепко сжимал ее изогнувшееся тело, не давая ей даже возможности шевельнуться в его тисках. Постепенно его "засаживания" становились все реже, пока, дернувшись последний раз, он не замер. Не выходя из супруги, Георгий потянулся к ее губам, и стал нежно и ласково целовать. Она отвечала ему тем же.
     - Расскажи поподробнее, как ты ему отсасывала, - попросил Георгий, целуя в рот свою жену, в рот, в который всего несколько часов назад вставлял свой хрен другой мужик. Совсем недавно нежные и пухлые Олины губки засасывали его мощный ствол, ласкали своим гибким язычком залупу, пытались, глотая, протолкнуть головку члена глубже в горло...
     - Почти сразу, как пришли на пляж. Как только мы разделись, он тут же начал меня обнимать и целовать. Его член мне чуть ли не в грудь упирался, такой здоровый! Я сразу же схватила его рукой и стала дрочить. Слушай, у него такой толстый хер, у меня еле пальцы сошлись, когда я его обхватила. Я хоть и видела днем, какой у него, когда стоит, но одно дело видеть, а другое держать в ладони. Сразу беспокойные мысли появились - а он меня не порвет? Все-таки моя киска привыкла к твоим размерам, а тут такой монстр. Думаю, дай-ка сейчас рукой доведу его до оргазма, пока не засадил мне. И совесть останется чиста - тебе не изменю. Но тут он кладет мне руки на плечи, и начинает давить вниз, заставляя опуститься на колени. Я думаю... ладно, минет так минет, это тоже вроде не совсем измена. Отсосу, подумаешь, дело знакомое. Рано радовалась. Его хуй еле-еле пролез, пришлось рот изо всех сил раскрыть. Да к тому же он сразу с места в карьер начал. Еще бы, до этого настоялся, пока тискались. Так что стал засаживать мне по полной программе... я даже головку не успела как следует облизать, как он ее в горло мне уже упер. И руки на затылок положил, не увернуться. Ну, я вижу, делать нечего, стала пытаться помаленьку заглатывать, дышу через раз. Такой толстый хуй еще никогда не сосала, приходилось на ходу учиться.
     Георгий уже двигался, погружая свой продолжающий стоять даже после оргазма член в раскрытую пещерку жены. Ощущения были очень необычные и приятные... размякшая плоть, наполненная ее соками и его спермой, немного хлюпала во время фрикций. Но хотелось все же на этот раз побольше трения, к тому же у Георгия начали уставать руки... он продолжал нависать над супругой. Через минуту он вывел член из ее межножья, и улегся рядом. Ее руку он положил на свой твердый фаллос, и, обхватив сверху своей ладонью, несколько раз провел вверх-вниз, смещая ее пальцами шкурку члена. Потом вытянулся на кровати, поудобнее устраиваясь, а Оля, повернувшись на бок, чтобы было удобнее, уже самостоятельно продолжала дрочить ему.
     - Сначала было даже немного страшно, - продолжала она рассказывать, работая рукой у Георгия между ног. - Так сильно он давил мне на затылок руками, и так сильно пропихивал свой хер мне в глотку. Причем делал это с размахом, почти полностью вынимая, и потом сразу вдвигая до самых яиц. Хорошо, что это продолжалось недолго, минут пять. Он весь вдруг напрягся, застонал, член еще больше раздулся - хотя куда больше! - и начал с каждым замахом спускать мне прямо в горло. Как я не захлебнулась, непонятно. Приходилось глотать быстро-быстро, и не дышать, пока он все не спустил. Только после этого он ослабил хватку, и позволил члену выйти из горла. Но до конца изо рта он его так и не вынул, продолжал медленно задвигать, хотя и не так глубоко. И я не сразу и поняла, что эрекция у него никуда не исчезла, и он по-прежнему боеспособен. Сразу решила попробовать заставить его спустить еще раз, взяла его хуй у основания и начала вовсю сосать, лизать, облизывать. А второй рукой стала массировать ему анус. Смотрю, ему вроде нравится, и он не торопится убирать. Ну, я еще больше стараюсь, и языком, и губами, и член обрабатываю, и мошонку, и головку-то пытаюсь проглотить, проталкивая ее в горло, и, вынимая почти до конца, делаю небольшие засосы на залупе... Ну и палец в жопу ему все-таки пропихнула. Сначала он дернулся, а потом так ли еще начал подмахивать! Так я его и обрабатывала, и сзади, и спереди, минут двадцать, наверное. Челюсти затекли ужасно. Потом он снова кончил. В этот раз я не успела все выпить, и он часть спермы выплеснул мне на лицо.
     Ольга умела дрочить мужчине. Георгий в течение ее рассказа постанывал, прогибался, подаваясь тазом навстречу движениям ее руки. Чувствуя эти движения, Оля постепенно наращивала темп и силу сжатия, и под конец рассказа бешено дрочила, прямо как швейная машинка. Встав чуть ли не на мостик, Георгий напряг посильнее мышцы ягодиц - и с последними ее словами выплеснул себе на живот очередную порцию семени. Ольга, продолжая дрочить, выдоила его досуха, а потом досуха же и вытерла. Супруг же блаженно валялся, пока его вытирали. Закончив, Ольга улеглась рядом.
     -А поцеловать? - спросил-попросил Георгий, улыбаясь.
     -Кого - тебя или его?
     -Обоих.
     Через секунду головку его успокаивающегося члена обволокло что-то мягкое и нежное, а потом раздался громкий звук поцелуя с чмоком в придачу. А потом нежные губы супруги засосали его рот. И лишь через минуту оторвались. В смысле - оставили его в покое.
     Какое-то время лежали молча, приходя в себя.
     -Оля? - Георгий посмотрел жене в глаза.
     -Что, милый? - в ответном взгляде, честное слово, он прочел любовь и нежность.
     -У нас с тобой все будет в порядке?
     -Не бойся, все будет хорошо, - обняла она его. - Для меня это всего лишь сексуальное
     приключение, не более. И потом, ты всегда ведь можешь сказать мне "стоп".
     "Да уж, попробуй скажи тебе сейчас "стоп". Стронувшуюся лавину не остановишь". Но вслух сказал другое.
     - Пока мы здесь, ты от меня этого слова не услышишь. Делай, что хочешь, заводи романы, с кем хочешь. Только хотелось бы, чтобы это не за моей спиной происходило, и чтобы ты и про меня не забывала. Мне вряд ли понравится, если ты будешь надолго пропадать.
     - Не беспокойся, я не собираюсь тебя обделять ласками. - Перевернувшись на живот, Ольга взгромоздилась на него сверху, и уставилась в упор. - И еще... Я хотела у тебя спросить... а ты сам собираешься с кем-нибудь переспать здесь?
     -А ты что, против?
     -Как я могу быть против, если мне самой можно. Просто...
     -Просто тебе этого не очень хотелось бы?
     -Вообще-то да, не очень. Может, я просто ревнивая?
     - Ладно, не беспокойся, - притянул ее к себе Георгий, - если ты не будешь меня
     "динамить", то мне больше никто не нужен. Ты мне и так по десять раз в день даешь, если еще кого-нибудь заведу, вообще копыта отброшу. Кстати, а ты сама-то такой режим выдержишь, сразу с двумя мужчинами общаться?
     - Да вроде ничего, нормально. Пока нравится, - она запнулась. - Ну, то есть, я хотела сказать... - и покраснела, надо же!
     - Понял, понял - нравится, конечно. Ладно, не переживай, мне самому нравится, что ты себя так развратно ведешь. И удовольствие от твоих свиданий я тоже получаю, точнее, от твоих рассказов о них. Кстати, а что-то еще у вас потом, после минета, было?
     - Да, было. - Ольга скатилась с мужа обратно. - Мы покупались, а потом он мне "лизинг" устроил. Разложил прямо на песке, ноги развел, и своим языком засадил по самые... В общем, я тоже два раза подряд кончила. Потом опять купались, обнимались, целовались...
     -А после пляжа он тебя сюда проводил?
     -Да, конечно. Только не сразу. Мы ведь еще к нему в номер заходили. Он,
     оказывается, в нашей гостинице живет.
     - И чем вы у него занимались?
     -Ну, выпили немного... Потом... В общем, ты сам все знаешь. Ведь
     наверняка почувствовал, что у меня все влагалище распахано.
     - Так-так, с этого места, пожалуйста, поподробнее, - Георгий, обхватив жену, вновь взвалил ее на себя, и раздвинув ее бедра, ввел начавший напрягаться член в сладкую расщелину. Захватив руками Олины ягодицы, он начал равномерно и не спеша насаживать ее на фаллос. - Давай дальше...
     - Я не хотела тебе изменять, - лицом к лицу и живот к животу, продолжала Ольга, - но он меня особо не спрашивал, и потом, сказал, что просто массаж хочет сделать, а сам... В общем, вертел несколько часов меня, как обезьяну, перепробовал все позы, трижды в меня кончал, член вообще почти из меня не вынимал, он у него через пять минут после спуска опять напрягался.
     - А как тебе его размеры? - Георгий плотно прижимался к супруге, стараясь во время движения задевать ее клитор. Она, навалившись на него всем весом, также пыталась вплотную притиснуться своим лобком к его телу, добиваясь максимального трения.
     - Сначала беспокоилась, как он во мне поместится, такой огромный. Но он все делал очень осторожно и нежно, да и я вовсю текла. Да и самой мне интересно было, влезет ли он в меня весь, целиком.
     -Ну и как, влез?
     -Да, влез. Сначала, правда, было не очень удобно, и даже больно. Неприятное
     ощущение такое, как будто тебя что-то распирает, и во что-то там внутри упирается. Но это только первое время. То есть похоже на анальный секс... сначала больно, зато потом - полный улет. Ну и здесь то же самое. Сперва я все таращилась на эту картину... мои раскинутые под ним ноги, и его здоровенная дубинка, равномерно входящая и выходящая из моей щелки. Меня это зрелище быстро завело, и я скоро стала ему подмахивать. Ну а потом я начала кончать...
     Ольга и здесь по всем приметам собиралась кончить. Глазки прикрыла, дыхание сбила, временами судорожно напрягала мышцы. Георгий, перехватив ее руки, завел их ей за спину, и, аккуратно заломив, стал придерживать своей рукой. Ладонь второй руки он расположил у нее между ягодиц, и, смочив в ее промежности свой палец, осторожно ввел его ей в анус. Эффект был мгновенный. Дернувшись, Ольга сама насадилась попкой на палец, и, раскрыв рот, задышала часто-часто и с постанываниями. Несмотря на не очень удобное положение, Георгий старался вводить синхронно и палец и член, один в одну дырку, другой в другую. Что оставалось делать его драгоценной половине? Только кончить. Чего она и не преминула вскоре сделать.
     Ощущая трепыхания и судороги Олиного тела, Георгий почувствовал во время ее оргазма, что "раздолбанная дырка" стала все же теснее из-за напряжения мышц. Впрочем, сразу после этого она вновь расслабилась и расширилась. От каждого движения члена снова начали раздаваться хлюпающие звуки. Георгий понял... наступает его очередь, и увеличил амплитуду движений.
     -Значит, когда купались, ты не решилась мне изменить, а в его номере передумала?
     -Вообще-то, дорогой, - громко прошептала Ольга прямо у его рта, задевая и шевеля
     его губы своими, - первый раз он мне вставил еще на пляже, сразу после куннилингуса. Точнее, это я вставила, сама себе. Мне так хотелось, что я схватила его хрен, приставила к своей размякшей дырке, и, ухватив его за задницу, сама стала насаживаться. Продвигались мы помаленьку, по миллиметру, я сама регулировала глубину проникновения, сама приподнимала таз навстречу ему или надавливала руками на его ягодицы, пока не задвинула в себя всего его монстра целиком. Ну а дальше Женька сам перехватил инициативу, и начал ебать меня так, как ему нравится.
     И р-р-р-а-а-з, и р-р-р-а-а-з, и еще-е р-р-раз-зо-оче-ек!!! Сладострастно и со вкусом кончая под интимный шепот жены, Георгий разошелся не на шутку. И лишь через несколько минут, полностью успокоившись, вдруг опомнился, почувствовав, что держит в заднем проходе жены уже два своих пальца...
     - Киска моя, прости. У меня сейчас что-то вообще башню снесло. Я твоей попке больно не сделал? Сам не заметил, как уже двумя пальцами ее трахаю. Засаживал ведь с полной дури, не думая.
     - Не беспокойся, все нормально, - целуя его, произнесла жена, - мне не больно. Да к тому же все равно мне надо ее поразрабатывать. Вдруг я надумаю дать Женьке туда?
     - А не боишься, что он тебя порвет? Ты и мой-то член еле терпишь, а от его здоровяка вообще на стенку полезешь.
     - У проктологов, говорят, есть какой-то набор расширителей, их по очереди вставляют на некоторое время, с каждым разом все большего размера, и таким образом растягивают мышцы ануса. Вот бы нам сюда такой, да? - жена, свернувшись калачиком, повернулась набок и прижалась к мужу попой. - Ты бы расширил этой фигней мою попочку, а потом отпустил бы к Женьке.
     - Ну раз нет расширителя, давай поразрабатываю тем, что есть, - Георгий, дурачась, начал делать вполне определенные телодвижения, шлепаясь животом об Ольгины ягодицы.
     - Давай... Только, милый... Я так хочу спать! Отложим это дело, пока я не посплю немного, ладно? А ты, если захочешь, можешь меня спящую трахнуть, но не в попку. Только не обижайся, если я не проснусь, хорошо? - говорила Оля уже заплетающимся голосом.
     Прижавшись поплотнее к ее спине, Георгий обнял жену рукой, расположив ладонь на ее груди, поцеловал в шейку сзади, и прошептал... "Спокойного утра, мой мышонок! Я люблю тебя!". Супруга что-то неразборчиво пробормотала, уже почти сквозь сон, и практически сразу отрубилась. Через минуту уже было слышно ее равномерное сонное дыхание.
     
     Проснувшись, Георгий взглянул на часы. Время приближалось к обеду. Надо было вставать, но очень не хотелось. Хотелось совсем другого. Взгляд его остановился на эрегированном члене, потом перешел на супругу, разметавшуюся по постели. Она валялась на спине, руки за головой, одна нога выпрямлена, другая согнута в колене и отведена в сторону. Очень даже нормальная позиция, чтобы вставить ей, не разбудив. Правда, пару часов назад он уже вводил ей в другой позе. Взявшись за член и помаленьку дроча, Георгий стал вспоминать. Проснувшись от стояка, по прежнему в той же позе, как и заснул, на боку, он не стал будить жену, а попробовал взять ее спящую. Ольга лежала спиной к нему, согнув ноги и выставив свою выпуклую попку. Пристроившись, Георгий головкой члена аккуратно раздвинул ее половые губы и несильно надавил. Вошло как по маслу. Ну а дальше все было делом техники. Равномерно и методично толкаясь о попку жены, он покачивал ее, как бы баюкал, руками потихоньку оглаживая спину и ягодицы. Супруга никак не реагировала, продолжая спать. Еще бы, такой траходром пришлось выдержать, и от мужа, и от любовника. Правда, за то время, пока Георгий ее "баюкал" своим членом, она раза два вроде просыпалась, потому что начинала постанывать, что-то бормотать, но потом опять затихала. Укачивало ее, наверно. А Георгий минут двадцать таким неспешным образом трахал ее, заново смакуя и переживая события минувшего дня и ночи, вспоминая ее рассказ о свидании с Евгением, и представляя все это в ярких красках. Когда Георгий, ухватив покрепче ее ягодицы, во время своего оргазма засаживал ей со всей дури, Оля, конечно, не могла не проснуться, и даже попостанывала, поподмахивала ему напоследок. И потом, ответив на его "послетрахательный" поцелуй, снова тут же задремала. Впрочем, как и он сам, даже не вынув своего члена из ее вагины. Так и спали, соединенные в одно целое, пока не расцепились, раскатившись из-за жары друг от друга.
     Ну так что, повторить этот вариант? Или вообще ее разбудить? Георгию уже нестерпимо хотелось вставить, рука ходуном ходила по жесткому члену, смещая шкурку и максимально оголяя раздувшуюся головку. Но вместе с тем было жалко будить Оленьку. Она так красиво разметалась во сне, так сладко посапывала во все свои дырочки, что казалось преступлением вторгаться в это нежное спящее прекрасное тело. Ну что ж, обойдемся своими силами. И Георгий уже сознательно, с целью кончить, продолжил дрочбу. Было очень приятно любоваться со стороны на прелести супруги, которые она так непосредственно выставляла в этот момент... На ее припухлые и красноватые половые губки, между которыми так и оставалась неприкрытая мокрая щель с несходящимися краями. Да уж, если таким здоровенным хером, как у Евгения, ебать эти губки по несколько часов каждый день, то Ольгина щелка вообще не будет закрываться. Интересно, а как это смотрится со стороны - Женькин здоровенный хуй в Ольгиной пизде? Зрелище, наверное, незабываемое...
     Так, чередуя воспоминания, фантазии, ожидания, и все это на фоне вида любимой голой супруги, Георгий довел себя до эякуляции. Последней мыслью перед оргазмом была... "Да она ведь и сегодня с ним ебаться будет!". Ну, после этого струи и захлестали. Приподнявшись и оперевшись на локоть одной руки, другой рукой Георгий выстрелил из члена очередь мутновато-беловатых капель спермы, попав ими на живот и даже на грудь супруги.
     Выжимая последние капли, он вдруг услышал...
     -Бесстыдник!.. Ты что, не мог меня разбудить, что ли?
     Ольга со сна потянулась, как кошка, с улыбкой глядя на мужа.
     -Уж больно ты сладко спала, - целуя ее, ответил Георгий, - жалко было будить.
     -Что же не жалел до этого? Или мне приснилось, что ты меня спящую поимел?
     -Нет, не приснилось. Ну, раз на раз не приходится. Сейчас пожалел, а до этого - нет.
     - А о чем ты сейчас думал, когда дрочил? - Ольга неторопливо растирала сперму по груди и животу.
     -Да вот, вспоминал твой рассказ о свидании с Евгением.
     -Ну и как, тебе понравилось?
     -Очень. Хотелось бы услышать такое вновь, и не раз.
     Размазывая сперму, рука Оли уже гладила лобок, постепенно переходя на постоянное место жительства между срамных губок.
     -Чтобы рассказывать такое, мне с ним надо регулярно встречаться.
     -Кто же тебе мешает, встречайся, - Георгий увидел, как супруга прикрыла
     закатившиеся глаза. Ее пальчик уже устроился в районе клитора и начал свою деятельность.
     - Боже мой, ну почему мне всегда так хочется сразу после пробуждения? - простонала Оля, разводя пошире ноги и потирая свою щелку.
     -Все в твоих руках. Доставь сама себе удовольствие.
     -Ты хочешь посмотреть, как я сама себя буду ласкать? - спросила супруга
     каким-то отстраненным голосом, вся уже, видимо, настроенная на рукоблудие.
     -Я это уже сделал, теперь твоя очередь.
     Дважды супругу просить не пришлось. Приняв классическую "миссионерскую" позу, с раскинутыми и согнутыми в коленях ногами, она приступила к "показухе". Левой рукой Оля ласкала сосок груди, поглаживая, пощипывая и покручивая его, правая же заняла свое законное место между ног. Средний пальчик расположился точно на горошинке "похотника", и начал хорошо знакомые круговые движения. Остальные пальцы руки Ольга обычно отставляла в сторону. "Ну ты прямо во всем аристократка, в том числе и в мастурбации", - подкалывал ее Георгий, - "Что чашечку кофе держишь с отставленным мизинчиком, что клитор ласкаешь". Он любил склонять ее к такому действу, потому что получал истинное удовольствие, наблюдая в эти минуты за ней. Ну а Оле тем более нравилось устраивать для него такие представления. Под его восхищенным взглядом мастурбировать ей было очень приятно, и чувствовала она себя в это время гораздо более развратной и сексуальной. Был, конечно, и стыдный момент во всем этом, но стыд и скромность быстро отступали под напором неудержимого желания сыграть для мужа роль порноактрисы.
     Вот и сейчас, чувствуя его внимательный взгляд, Оля быстро преодолела секундную неловкость, и полностью отдалась ощущениям. Повернув набок голову, она прикрыла глаза, и только пальчики непрерывно трогали и теребили соски и клитор.
     -А тебе самому как он, нравится? - вдруг решила она спросить.
     -Ничего, нормальный парень, одобряю. Постой, в каком смысле нравится?
     -В обыкновенном, не бойся, не в сексуальном, - улыбнулась жена, по прежнему
     закрывая глаза. - Просто, я хотела тебя спросить... - сделала она паузу, и со стоном выдохнула, - ты не хочешь попробовать втроем?
     Если бы у супруги были открыты глаза, на вопрос можно было бы не отвечать. Имеется в виду, вслух. Потому что налицо был немой ответ. За Георгия говорил его член, ритмичными толчками поднимающийся в зенит. Сбылась мечта идиота! Жена сама попросила о групповухе!
     - Разумеется, хочу, - зажав в руке окаянный орган, выдохнул Георгий (только без стона), - могла бы и не спрашивать.
     - И совесть не так сильно мучала бы меня, если бы я трахалась с другим на твоих глазах. К тому же не хочу надолго оставлять тебя одного, а то вдруг найдешь какую-нибудь...
     Супруге явно нравился групповой расклад, она постанывала и изгибалась, непрерывно работая своими пальчиками.
     -Милый, а расскажи, как ты все это представляешь. Ну, наше свидание втроем...
     Желание дамы - закон. Облокотившись о подушку, Георгий другой рукой неторопливо двигал по стволу члена, и представлял вслух...
     - Мы в его номере. По бокалу шампанского, затем - интимный полусвет, звучит медленная музыка, и он приглашает тебя на танец. Во время танца ты обнимаешь его за шею, а он опускает свои руки на твою попку, и гладит ее. Помаленьку он начинает задирать подол, и, задрав повыше, начинает гладить уже по голой коже, так как ты без трусиков. Вы вовсю уже целуетесь, а я встаю и подхожу к тебе сзади. Опустившись на колени, я отодвигаю руки Евгения и засовываю свою голову тебе под подол. Начинаю целовать попочку, стремясь раздвинуть пошире твои ягодицы. Евгений в это время, взявшись за край платья, тянет его вверх, и стаскивает через голову. И вот ты стоишь между нами совершенно голая, и на тебе только туфли. Евгений тоже опускается перед тобой на колени, и начинает ласкать своим ртом твои пухлые половые губки. Ты оказываешься зажатой между нами - я сзади, он впереди. Тебе только и остается, что немного присесть и развести колени, чтобы Евгению удобнее было проникать языком в твою киску. Я же вовсю целую твою сладкую заднюю дырочку. Потом высовываю язык, и начинаю продвигать его внутрь тебя. Ты уже не знаешь, куда деваться от наших языков... подаешься вперед - между твоих губок проникает язык Евгения, двигаешься назад - в попку входит мой язык. Так, в два языка, мы насилуем тебя до тех пор, пока ты не разряжаешься сладким-сладким оргазмом, и даришь нам много-много своего любовного нектара, и мы с Евгением все-все выпиваем, и вылизываем все твои складочки...
     - А!... а!...а!...а!...а!... - и так еще раз пятьдесят коротко и тоненько вскрикивая, кончала Ольга. Прекратив рассказ, Георгий любовался интимными судорогами супруги, не забывая и о себе. Наконец, очень красивое зрелище подошло к концу, и Оля расслабленно растянулась на постели. Впрочем, пардон, зрелище не имело конца - Георгий по прежнему не мог оторвать глаз от жены. Восхитительно!
     -Мур-мур-р-р! - она потянулась всем телом. - Как сладко я кончила! Два раза!
     -Р-р-ррррр-р-р!!! - настала его очередь издавать животные звуки. Георгий
     набросился на супругу, покрывая все ее тело бесконечными поцелуями. Облизав-обсосав весь фасад, он рывком перевернул ее на живот, и тем же делом занялся с другой стороны. Тормознувшись у попы, он раздвинул ягодицы и языком стремительно начал обрабатывать анальное пятнышко. Через полминуты он уже сумел протолкнуть язык внутрь, и теперь работал им в заднем проходе как членом, быстро вводя и выводя. Ольга непрерывно подвывала, уткнувшись в подушку. Протянув руку к изголовью, Георгий достал заранее припрятанный (а как же!) интимный крем для анального секса, и занялся обработкой предстоящего поля битвы.
     - Я так и знала, что ты захочешь меня все-таки выебать в жопу! - застонала Ольга, вся извиваясь от проникающего действия его пальцев в кое-какое отверстие ее тела. Георгий, смазав также и свой стоящий колом член, взялся за бедра супруги и рывком поставил ее раком, на четвереньки. Диспозиция была определена. Секунда - и Георгий (да и хрен с ним) пошел в атаку. Но, хотя он и скрипел зубами от нетерпения (Георгий, а не хрен), все же входил в дырочку осторожно, постепенно, мелкими толчками погружаясь все глубже и глубже. Ольга же на этот раз фактически сразу начала стонать, так сказать, в эротическом смысле, а не от боли. Что значит правильный настрой! Ну и хорошая смазка, разумеется.
     - Смотри, как легко на этот раз вошло! - прокомментировал Георгий, задвинув до конца и уперевшись животом в ягодицы жены.
     - Ты меня своим язычком расслабил, как никогда! - промычала супруга. - Потому и зашел, как по маслу!
     Взявшись покрепче ладонями за ягодицы, Георгий сразу, без раскачки начал содомировать жену во всю силу. Под аккомпанемент ее стонов он вынимал член почти до конца, и с размаху посылал его вперед, сквозь тесное колечко анальных мышц. Для большей устойчивости он стоял на одном колене, отставив другую ногу в сторону и немного вперед, и самозабвенно погонял своего боевого коня, засаживая его до самого основания, так что постоянно бился своим прессом о задницу жены.
     - А как вы договорились на сегодня? - потянуло Георгия снова на разговоры, - где и когда собирались еще встретиться?
     - Ничего конкретного, он мне просто свой телефон дал, говорил, звони в любое время, - в перерывах между стонами выдала супруга.
     - Ну так позвони, предложи сходить вдвоем на вчерашний дикий пляж, уж наверное, не откажется.
     - А как же ты? - опустившись на локти, Оля прогнулась в пояснице и максимально оттопырила задницу, активно подмахивая мужу, - мы там будем совокупляться, а тебя оставим одного?
     - За меня не беспокойся, я пока хоть на обычный пляж прогуляюсь, посмотрю, что да как. Обещаю на других девушек только смотреть, но не приставать.
     - Обещалась ворона... - у Оли сбилось дыхание, она замолчала, и еще активнее стала насаживаться на супружеский член. Мышцы ануса напряглись, плотнее обхватывая фаллос. Георгий увидел, что супруга вцепилась зубами в подушку. Чтобы не закричать, что ли?
     - А на пляже предложи ему попробовать тебя в попку. Я тебе сейчас вроде нормально разработал, дырочка пошире стала, пусть и он тебе вставит, - лихорадочно бормотал Георгий, наяривая в полную силу своим хреном в заднем туннеле любимой женщины, - поставит тебя, как я сейчас, раком, и будет ебать, ебать, ебать... Прямо в жопу, в жопу, в жопу...
     - А-а-а-а! О-о-о-о! У-у-у-у! Ы-ы-ы-ы! - завопили они на разные лады, одновременно кончая. Брызгала сперма в прямую кишку, судорожно сокращались мышцы, захватывало дыхание и замирало сердце. Приятно, черт возьми.
     На том и порешили. Ольга сразу после того, как освободила свой задний проход от постороннего предмета, принадлежащего супругу, позвонила Евгению, и в несколько слов договорилась по поводу пляжа. И сразу после обеда, со спринтерской скоростью собравшись, чмокнула мужа и упорхнула. Однако... Нет, Георгий был не против того, чтобы она занималась сексом с другим, сам ведь предложил, но, как бы это помягче выразиться, думал, что жена будет подольше сопротивляться. Да уж, на аркане к другому мужику ее тащить явно не пришлось.
     Времени до ужина, когда она обещала вернуться, было навалом, но Евгений использовал его явно бездарно. Хоть он и обещал жене, будучи в ней, не знакомиться с другими, так мало ли что он в ней обещал! Но ничего не получилось, несмотря на его попытки что-то сделать. На пляже была масса народу, симпатичных и одиноких тоже хватало, но все время что-то мешало продолжению знакомства. С одной целый час потратил, и так к ней подкатывал, и этак, соловьем заливался, показал высший класс, и, главное, видел, что нравится ей - но тут пришел с ребенком муж, и наградил таким взглядом, что стало ясно - этот не поделится. Жадина, одним словом. Вторая какая-то непробиваемая оказалось... все его попытки назначить свидание, узнать телефончик, сделать массаж - вежливо, но твердо отвергались. Хотя пообщаться с умным человеком она была явно не против. Спасибо, но Георгий планировал трах, а не разговор. Извинился, и отвалил. И только третья сразу пошла на контакт, была не против его похотливых ручонок, когда он якобы страховал ее в волнах, сама сказала, где живет, в общем, набивалась на свидание. Но она смеялась. Точнее, гоготала. На любую его шутку или нешутку. "Гы-гы-гы! Гы-гы-гы! Гы-гы-гы!", по возрастающей. Ну просто лошадиный смех! И ведь девчонка была симпатичная, но услышишь ее - и все опускается. В конце концов прямо посреди очередной ее смеховой рулады Георгий встал, взял одежду и ушел. Не говоря ни слова. Оставив девушку в полной непонятке.
     Уже по дороге в гостиницу понял, что была еще одна причина сегодняшних обломов... Ольга. Постоянно ощущался какой-то дискомфорт от того, что она была сейчас с другим и наверняка с ним трахалась. И временами, честно говоря, наплывала ревность. Большей частью от того, что она так стремительно к своему Женечке помчалась. Хоть бы из вежливости не так спешила, что ли.
     В номере, лежа в постели, Георгий попробовал успокоиться. Ну что такого в том, что жена сейчас с другим? Да это сплошь и рядом происходит в семьях, и ничего, живут дальше. Но сразу вылезала подленькая мыслишка... большая часть измен мужьям неизвестна, или они всего лишь догадываются об этом. А здесь не только наверняка знаешь, но еще и все произошло с его же собственной подачи! Но, с другой стороны, чего скрывать - все это его дико возбуждало, и получал он такое удовольствие, какого не помнил никогда. И сейчас, даже несмотря на ревнивые мысли, Георгий с трудом удерживался от того, чтобы не начать мастурбировать, воображая себе, чем там Ольга с Евгением занимаются. Сжав перенапрягшийся член рукой, он твердо решил не кончать в одиночку, а дождаться жены, и пытался не представлять, как Евгений целует его жену, лапает за все интимные местечки, как заставляет взять в рот, как берет ее в одной позе, в другой, в третьей... Как спускает и забрызгивает все Олино лицо своей спермой... В конце концов, плюнув на воздержание, Георгий ожесточенно задрочил. Ну если сильно хочется, то можно.
     Но спустить ему не дал звук открываемой двери. Георгий резко перевернулся на живот, скрывая свой стояк, и притворился спящим. Через секунду дошло... что за глупость - сон в семь вечера! Ладно, не спим мы, не спим. Вас ждем. И волнуемся, между прочим.
     - Привет, - жена стояла у дверей, глядя на него. Лицо у нее было... Да что тут говорить - лицо у нее было довольное и счастливое сверх всякой меры. Она непрерывно улыбалась, даже не пытаясь сдерживаться, глазки сияли, щечки горели, ну и так далее. Вскочив, Георгий без слов заключил ее в объятия. Расцеловывая ее в розовые щечки, повлек в постель. Быстро сломив слабое сопротивление, стащил платье, повалил на спину, раздвинул руками бедра и припал ртом к источнику наслаждений.
     Все было, как в прошлый раз, утром. Раздолбанная дырка, размякшие губки, раздроченная вульва. И язык снова летал внутри, "как по сараю воробей". Но теперь Ольга расслабилась практически сразу, и лежала, отдаваясь оральным ласкам мужа и принимая их, как должное после своего свидания с Евгением. Это входило у них в семейную привычку - делать куннилингус жене после ее общения с любовником. Мужу нравилось вылизывать ее раздолбанное гнездышко, видя перед носом результаты работы хрена любовника, жене нравилось, наверное, чередование члена любовника и языка мужа. Все довольны, всем хорошо. Все остальное неважно.
     Супруга потекла, потом кончила. Спуская в рот мужу, не давая отклониться от хлещущей струи, снова держала его за затылок, заставляя пить себя, такую сладкую и сочную. Поелозив напоследок всем его лицом - носом, губами, ртом - по своей мокрой вульве, она наконец-то отпустила волосы мужа, и позволила ему лечь рядом.
     -Оленька, милая, я тебя очень люблю, - прошептал он ей на ухо.
     -Я знаю, любимый. Я тебя тоже.
     Теперь она поползла с поцелуями сверху вниз. Лицо, грудь, живот (с пупком), лобок, внутренняя поверхность бедер, перекинулась на мошонку. И наконец, ее губы прикоснулись к нему, третьему участнику их постельного действа. Покрывая поцелуями его от конца до корня, обрабатывая язычком, складывая алые губки бантиком и надавливая багровой головкой члена на них так, что они с натугой расходились, пропуская ее в рот, Оля помаленьку разворачивалась на постели, пока не оказалась в позиции "шестьдесят девять". В конце концов, ухватив жену за задницу, Георгий взгромоздил ее на себя и впился своим ртом в размякшую плоть любимой супруги. Было очень приятно ощущать тяжесть ее тела, чувствовать свой фаллос в ее рту, как она его сосет и перекатывает от одной щеки к другой, а рукой перебирает его яйца. И не менее приятно было тискать, мять и раздвигать руками ее ягодицы, и путешествовать языком и губами от клитора, через развратную широкую щель, через промежность, к коричневой маленькой дырочке. Все еще маленькой. Значит, Евгений там не побывал? Ладно, разберемся. А пока - очередной засосик в район промежности. Все-таки как близко расположены эти дырки друг от друга! "Опа, опа, срослась пизда и жопа!".
     И так они одаривали друг друга оральным удовольствием до тех пор, пока природа не скомандовала им... "Старт!". Точнее... "Финиш!". А еще точнее... "Спуск!". Первым приплыл Георгий, чувствуя, что его член погружается в тесное горло жены. Так что его спуск происходил прямиком в пищевод, минуя рот. Приходилось мычать прямо в вагину жене. Показалось или нет, но что-то типа эха он услышал. Еще продолжая отсасывать последние капли, супруга тоже замычала, вынула член изо рта, и комната огласилась ее охами-вздохами-стонами. Постепенно судорожные подергивания стали затихать, и наконец она обессилено вытянулась на муже.
     Так и лежали, уткнувшись носами между ног друг другу, валетом, приходя в себя.
     - Ну что, киска моя, рассказывай, как позагорала? - обратился Георгий к размякшей письке, и поцеловал ее в клитор.
     -Это ты с кем разговариваешь - со мной или с ней? - жена задвигала бедрами.
     -С вами обеими. Чувствую, вы обе вели себя сегодня как плохие девочки. Кстати, -
     Георгий раздвинул Олины ягодицы и поцеловал пятнышко ануса, - а как вела себя твоя попка? Что-то я не вижу, чтобы она была у тебя растянута. Вы что, не пробовали сюда вставлять?
     - Попробовали разок, но не очень удачно. - Супруга, протянув назад руку, потрогала пальчиком свою дырочку. - Вроде он и языком меня обработал, и крема пол тюбика извел, и я расслабилась нормально, но как только он начал вводить свой херище, я буквально взвыла от боли. Сначала еще пыталась удержаться от крика, в рот полотенце засовывала. Но он давил и давил, и я не выдержала, закричала уже в голос, умоляя прекратить. Ну, он и прекратил, хотя, как потом сказал, ввел уже до половины. Когда вытащил свой членище обратно, у меня там все огнем горело. Может, надо было в другой позе пробовать, например, лежа, а то я в обычной, раком, стояла. Но, что интересно, через минуту все прошло, и дырка уже закрылась, я пальцем проверяла, да и Евгений смотрел. И, еще интереснее, захотелось еще раз попробовать. Но он меня уже трахал в обычную дырку, во влагалище, и я решила - потом повторим. Ну а потом закрутилась, и как-то все в другую дырочку его пускала. Туда он заходил без проблем, причем неоднократно. Кстати, милый супруг, твой хуй снова встает. Все-таки как ему нравятся рассказы, где твою жену ебет другой!
     - И ему нравятся, и мне, да и тебе тоже, - углубившись носом в глубокую сырую расщелину, гнусавил Георгий. - Здорово тебе здесь распахали. Сколько раз он сюда кончил?
     -Раза четыре. Ну да, два раза до попытки в попку, и два после.
     -Расскажи поподробнее, с самого начала.
     -Если с самого начала, так он еще в маршрутке приставать начал. Я чуть со
     стыда не умерла. Мы ехали на передних сиденьях, и он прямо при шофере запустил мне руку под подол, и как я ни пыталась сжать ноги, все равно умудрился пробраться пальцами между бедер, и пол дороги дрочил мне клитор. Платье задралось почти до пояса, шофер больше на ляжки мои таращился, чем на дорогу, а Евгений сидит себе с невозмутимым видом, как будто так оно и должно быть. Как я не кончила, не понимаю. Но лужа с меня, наверно, натекла порядочная, уж не знаю, что потом с ней шофер делал. Ну а мы, как вышли из маршрутки, возле первого же куста тормознулись. Евгений просто встал передо мной на колени, накинул подол платья на голову, и языком за какие-то две-три минуты довел меня до оргазма. К пляжу я так и пошла, с сырыми ляжками, даже не подтираясь.
     Все. Обстановка на подводной лодке требовала срочного погружения. Георгий развернул жену на сто восемьдесят градусов, аккуратно уложил на себя, раздвинул ей бедра и погрузил в ее торпедный аппарат свою торпеду. Вот теперь он был готов к схватке.
     -Дальше!
     -Дальше он вообще фортель откинул. Пока шли через пляж, опять, как и вчера,
     насмотрелись на разврат. Я насчитала четыре пары, которые при полном народе совокуплялись. Как подошли на старое место, я думала, он тут же меня и трахнет, но он потащил меня сразу купаться, хотя у него вовсю стоял. Ну ладно, думаю, покупаемся сначала. Девочка наивная. Он останавливает меня у самой воды и на виду у всего пляжа обнимает, начинает целовать, а потом давит мне на плечи, заставляя стать перед ним на колени. Я не успела опомниться, как он уже вставил мне в рот и вовсю ебал, придерживая рукой за затылок. Причем специально повернулся так, чтобы зрителям все хорошо было видно. У меня, по-моему, помутнение рассудка было, я превратилась просто в какую-то похотливую сучку, с таким удовольствием сосала у него. Знала, что весь пляж на нас смотрит, и это еще больше подстегивало. Рукой я мастурбировала, не стесняясь уже ничего, и когда он застонал и начал спускать мне в рот, я тоже кончила. И тут вдруг раздались аплодисменты! Представляешь картину... я встаю с колен, слизывая с губ остатки его спермы, сама еще дергаюсь от последних судорог, по ногам течет - а вокруг восторженный свист, улюлюканье, хлопки! А этот клоун еще поклонился. Ужас. Но приятно.
     -Дальше... Дальше... Дальше! (При чем здесь Шатров, вообще непонятно).
     -А дальше мы купались, загорали, валялись, и он меня ебал, ебал, ебал... Во всех
     позах, во всех ракурсах. Больше всего мне понравилось под конец, когда он подустал и попросил меня самой сесть сверху. Было так здорово скакать на нем, как на мустанге, вертеться, как на вертеле, насаживаться, как будто на шампур... И такое впечатление, что его хрен прямо под дых упирался, аж дыхание перехватывало! Я прямо вся искончалась. Так что только попку он у меня сегодня не отъебал.
     - А ну-ка давай ее сюда! - Георгий, прекратив долбить вагину жены, решил сменить позу. Вылезя из-под супруги, он, взявшись сзади за ее бедра, рывком поставил жену на колени, в стандартную для анального секса позу. Крем, конечно, был под рукой, быстренько тяп-ляп, и - оп-па! Жена даже не охнула. Действительно научилась расслабляться. И - с места в карьер, в прежнем темпе, не останавливаясь, вперед, к победе коммунизма!
     - Дорогой, ты не против, если я сегодня вечером еще разочек навещу его? - тоненько поскуливая и подмахивая упругой задницей, попросила Ольга. - Так хочется до конца довести дело с моей попочкой. Я прямо чувствую, что в этот раз все получится...
     - По-лу-чит-ся, по-лу-чит-ся, да, да, ко-неч-но, не про-тив, и-ди, и-ди, - вбивая на каждый слог свой член в сладкую дырку жены, твердил Георгий. И тут... Под жалобный скулеж супруги его возвратно-поступательные движения привели к неожиданному финалу.
     - Ебать-ть-ть тя в рот и в сраку-у-у!!! - кончая жене в задний проход, вдруг заорал Георгий в полный голос. Нет, ну, приятно, конечно, и даже очень, чувствовать, как твой член сильно и плотно обхватывают мышцы ануса, но орать-то зачем? По инерции продолжая дергаться у Ольги в заднице, Георгий не сразу понял, почему она тоже вся дергается. Понял, только когда услышал ее пробивающийся сквозь подушку смех. Да, веселенькая ситуация. У самого Георгия, правда, сил хватило только на улыбку, так что жене пришлось смеяться в одиночку.
     -Ну ты даешь! - только и могла она сквозь смех выдавить из себя. - Все же слышно!
     -Да и хрен с ними, подумаешь, - уже плавно и неторопливо двигая членом в
     заднице жены, сказал Георгий, - пусть завидуют, а не возмущаются.
     Как же не хотелось выходить из дорогого и любимого тела! Георгий еще минут пять оттягивал этот момент, массируя ягодицы жены и чувствуя, как она напрягает время от времени мышцы сфинктера, сжимая ствол его члена. Всему хорошему когда-то приходит конец. И в данном случае тоже - из отверстия показался усталый и довольный конец, и за ним потекли оттуда же миллионы сперматозоидов, обманутые и недовольные - не в ту дырку их впрыснули. Ну, на всех не угодишь.
     
     Ольга упорхнула уже через полчаса после подмывания своей попки. Евгений по телефону пригласил ее в ресторан. Георгий тоже решил сходить развеяться. Он посидел в баре, зашел на дискотеку, даже потанцевал немного, в том числе с девушкой - но что-то не тянуло развивать отношения с ней дальше. Того ощущения дискомфорта, как днем, от того, что жена с другим, Георгий уже не испытывал, чувствовал себя гораздо спокойнее и увереннее. Опыт, понимаешь. А может, просто усталость сказывается. Утрахался, как говорится, в доску. За два дня столько раз кончил, сколько иногда за месяц не кончал. Еще удивительно, как супружница выдерживает! Ее-то двое все же ебут, и ебут по полной программе. А ей хоть бы хны. Такое ощущение, что чем больше ее имеют, тем больше у нее сил появляется. Вон как полетела к своему Женечке! Как на крыльях!
     Вернувшись в конце концов в номер, он решил не ждать жену, и завалился спать. Уже сквозь сон услышал телефон.
     -Да?
     -Милый, это я, от Женечки звоню!.. Ты еще не спишь? - голос Оли был запредельно
     нежным и женственным.
     - Нет, конечно не сплю, дорогая. У тебя все в порядке? - рука Георгия схватилась за стремительно напрягающийся член.
     - Да, все хорошо, спасибо... Ты не хочешь услышать, чем мы сейчас занимаемся? - в трубке слышалось неровное дыхание супруги, и не только ее.
     -Хочу, и даже очень.
     -Ты знаешь, я сейчас стою раком, а его член в моей попке!!... Он все-таки вставил
     мне, и уже минут пять ебет! Ощущения фантастические! Я сейчас, наверно, кончу! Ты хочешь послушать?...
     - Да, да, ни в коем случае не отключайся!!! - забывшись, опять чуть ли не в полный голос закричал Георгий. Его эрегированный член подвергался массированной атаке ладони с частотой не менее двухсот пятидесяти движений в минуту, а его ухо ловило малейший звук из телефонной трубки.
     А в трубке звуковое действие было в полном разгаре. Ольгины, такие знакомые стоны раздавались непрерывно, перемежаясь ее тоненькими вскриками, короткими ахами и охами, ее репликами... "О-о-о, как он мне засади-и-ил!...", или "О-о-о, моя бедная попочка-а!...", и тому подобное. От Евгения можно было слышать только ритмичное и мощное дыхание. Чувак был явно занят ответственным и важным делом, поэтому особо не разглагольствовал, лишь временами издавал невнятные звуки. Но наступил момент, и он издал вполне внятный и громкий звук - "А-а-а-а-а!!!". Красивый баритон. К этому времени Георгий впал в полную прострацию, и уже не понимал, где он - в реальной жизни или в какой-то компьютерной игре. В голове вертелись ярчайшие видеообразы того, как Женька накачивает в зад его жену, образы красочные, полноцветные и детализированные, подогреваемые весьма красноречивыми звуками, доносящимися из трубки. Крик кончающего Евгения вызвал целый взрыв новых "веселых" картинок в мозгу Георгия, и странное ощущение нереальности происходящего. Казалось, будто он находится в некоем виртуальном пространстве, и прямо на его глазах виртуальный нарисованный мужик засаживает свой член в попу виртуальной Ольге. И уже непонятно было, откуда раздавались крики... из трубки ли, или от этой нереальной парочки; или это он сам кричал? Нет, он всего лишь громко застонал, понял Георгий, приходя в себя. Не сдерживаясь, он продолжал стонать и дальше, выплескивая себе на живот порцию за порцией животворящей жидкости. Раскинувшись на постели, он изо всех сил сжимал в одной руке свой дергающийся член, а в другой - телефонную трубку. Но если член был привычен к таким перегрузкам, и ему кроме удовольствия ничего не грозило, то телефонная трубка могла треснуть в любой момент. Наверняка она перекрестилась, когда наконец Георгий выдоил последние капли из себя и со вздохом расслабился.
     -Милый, милый мой... Милый, ты где? - услышал он тихий лепет жены из трубки.
     -Я здесь, любимая. Ты как, в порядке?
     -Все отлично. Мы тут оба кончили, а ты?
     -Я тоже. Было здорово, просто фантастика. Ладно, не буду вам мешать, продолжайте.
     Неспокойной вам ночи. Целую тебя в твою оттраханную попку. Целую и люблю. Пока.
     -Пока, любимый.
     Короткие гудки. Любимая осталась где-то там, насаженная своей красивой попкой на здоровенную оглоблю красавца-любовника. А муж, поправив внушительные рога на темечке, завалился спать. Через пять минут он уже провалился в сон, безо всяких там цветных образов и картинок.
     
     Ольга пришла в шесть утра. Содрав с нее платье, Георгий завалил супругу на постель. У него уже входило в привычку по приходу жены совать ей между ног свой нос. Вот и сейчас проверка лишний раз показала - все в порядке, пизда разъебана должным образом. Но сегодня Георгий хотел проверить и другую дырку. Вылизывая половые губы, он постепенно опускался к анусу, задирая повыше ноги жены. Впрочем, особо сильных изменений он не увидел и не почувствовал.
     -Так он тебя как, трахал в жопу, или нет? - спросил, изучая заднюю дырку супруги.
     -Еще как трахал. За ночь три раза спустил туда, - вертя попкой под его поцелуями,
     ответила жена. - А чего ты спрашиваешь?
     -Да что-то с виду она не очень у тебя разработана.
     -У меня просто сзади мышцы посильнее, поэтому и дырка быстрее стягивается. Надо
     будет и спереди так натренироваться. Будешь меня брать каждый новый раз, как девочку. - Говоря это, она уже натирала себе клитор, а муж вовсю проталкивался языком в анальное отверстие.
     - Надо все-таки проверить, - Григорий, прекратив анально-языковое совокупление, задрал еще выше ноги жены, приставил к анусу член, и надавил. Безо всякой, кроме его слюны, смазки. И вошел без проблем. Ольге, лежавшей на спине, приходилось задирать ноги чуть ли не за уши, но лежала она совершенно спокойно, лишь слабо застонала в момент проникновения, но явно не от боли.
     - Тебе не больно? - придерживая жену за ляжки, Георгий ритмично двигал пенисом в ее заднем проходе.
     -Совсем не больно. Все-таки он здорово мне там расширил.
     -Но все равно попка у тебя поуже будет, чем влагалище.
     -Ну так еби меня тогда почаще в попку, а не в киску! Тем более, что я, кажется,
     становлюсь анальной нимфоманкой! Мне теперь постоянно хочется, чтобы меня выебли в жопу! Впрочем, как и в другие дырки! - простонала Оля.
     Как всегда, это - сочетание мата и жалобных стонов - еще более его подстегнуло. Закинув Олины длинные стройные ноги себе на плечи, Георгий взялся руками за ее грудь, и уже резко, без опасений, вбивал свой шкворень между округлых ягодиц жены.
     - Так ты... то есть вы... только в задницу, что ли, в этот раз ебались, да? - с придыханием и паузами спросил он.
     - Почему, не только... По полной программе. Я вообще еще в ресторане ему первый раз отсосала. Его стояк там замучал, и как я его ни уговаривала потерпеть, затащил меня в мужской туалет, в кабинку, посадил на унитаз, расстегнул ширинку, ну и вдул мне в рот на всю катушку, по самые гланды, и даже дальше! Представляешь картину... сидит мадам в вечернем платье на унитазе, перед ней мужик со спущенными штанами, и она у него с причмокиванием сосет! В соседние кабинки кто заходил, пока я ему отсасывала, так все, конечно, прекрасно слышали. А он еще так громко застонал, когда спускать начал...
     "А кто громче?" - Георгий уже тоже вовсю стонал, кончая. Не кончи тут, под такой рассказ, да к тому же Ольга, пока говорила, одновременно ритмично сжимала и расслабляла анальные мышцы. Продолжала она это делать и после того, как Георгий перестал дергаться. И через минуту Георгий, не выйдя еще из нее, понял, что может продолжать дальше.
     -Слушай, у меня эрекция осталась, что делать?
     -Глупый вопрос. Еби меня дальше. - Ольга все также продолжала анально-мышечную
     гимнастику. - Только я хочу теперь раком. Мы сможем, не расцепляясь, перевернуться?
     Сведя вместе колени жены и подтянув их к ее животу, Георгий аккуратно повернул супругу набок. Его член во время этой операции прокручивался в заднем проходе Ольги, не выходя наружу. Под аккомпанемент ее страстных стонов он еще немного ее повернул, и когда она уже лежала попкой кверху, оставалось лишь поставить ее на четвереньки. Что он и сделал, все также оставаясь внутри своей возлюбленной.
     - С Женькой сегодня ночью то же самое было, - уже стоя на локтях и коленях, задрав попку выше головы и активно ею подмахивая, произнесла жена. - Он первый раз когда в задницу кончил, не вышел из меня сразу, а остался, ну и продолжал потихоньку двигаться. Я все ждала, когда же у него мягкий станет, а он все такой же. И не успела опомниться, как он через минуту-другую начал заново. И пока не кончил второй раз, из попки не вышел. Так что я у тебя два-раза-подряд-не-вынимая-оттраханная-в-задницу.
     - Видишь, как твоя попка нравится мужикам, - максимально руками растянув в стороны ягодицы жены, Георгий любовался картиной под названием... "Извращенное совокупление". Хотя что тут извращенного, непонятно. Ну, подумаешь, дырка не для этого дела предназначена. Что значит не для этого дела? Если у женщины есть дырки, они должны быть многофункциональными и универсальными! - Вы хоть поспали ли, или так всю ночь и трахались?
     -Поспали несколько часов. А потом я проснулась, вроде надо идти, Женька спит,
     попка у меня все-таки немного болит, ну, думаю, уйду по-английски, не прощаясь. Решила напоследок поцеловать его в одно место. Простыню откидываю, а у него стоит во всей красе! Прямо во сне! Ну и мне, разумеется, сразу захотелось взять его в рот. Пока сосала, Женька проснулся, потянулся было опять к моей попке, но я ему туда больше не дала. Просто сверху на него села, взяла его здоровяка в свою ладонь, и сама себе направила во влагалище. Начала помаленьку двигаться, опускаясь-поднимаясь, все глубже пропуская его член в себя. И на таком взводе уже была, что кончила первый раз еще даже не насадившись до конца. Когда опомнилась после оргазма, член уже был полностью во мне. Мне, само собой, еще хотелось, так что продолжала скакать и дальше. Пока насаживалась на его хрен, представляла, как ты меня в попку в это время берешь, и во мне сразу два члена двигаются. В общем, пока Евгений не разрядился, я еще дважды кончила...
     Ольга опиралась уже даже не на локти, а на грудь, уткнувшись лицом в подушку и подняв в зенит свою прелестную попку. Голос у нее стал сдавленным, потом пресекся, и она перешла на стон. Анальные мышцы сокращались уже явно бессознательно - дэвушка кончала. Хорошо все-таки женщиной быть - тебя ебут, а ты кайфуешь. Все тело - сплошная эрогенная зона, да и оргазмы, говорят, сильнее и ярче, чем мужские. Надо будет в следующей жизни женщиной родиться.
     Георгий недолго после этого мучал супругу, и скоро догнал ее. В очередной раз пуганув своим воплем соседей, закатил глаза и - разрядился в упругую Олину попочку. Потом, пока сохранялась остаточная эрекция, подвигался немного, не вынимая, и подумывая - а может, и в третий раз подряд забацать? Но это была так, бравада. Через пять минут супруги, обнявшись, уже крепко спали.
     
     До обеда Георгий успел уже и погулять по городу, и сходить на пляж, и искупаться. Только поприставать к девушкам не успел. Ладно, с этим успеется.
     Вернувшись в гостиницу, увидел жену по-прежнему спящей. Да, натрудилась девушка накануне. Когда проснулся еще несколько часов назад, решил ее пожалеть и не будить для исполнения утреннего супружеского долга. Но сейчас жалость кончилась. Скинув одежду, Георгий лег и прижался к теплому обнаженному телу любимой супружницы, обнимая и лаская все ее выпуклости и впуклости. И через несколько минут добился своего - сначала вяло отбрыкивающаяся и отстраняющаяся супруга в конце концов тоже его обняла. Уложив себя и ее набок лицом друг к другу, Георгий закинул ее ногу себе на пояс и в несколько попыток ввел куда надо свой эрегированный элемент. Ну а теперь потихоньку, полегоньку, максимум нежности и ласки, поцелуйчики, в том числе французские, а руку ей на попку, а пальцем да на нашу сладкую дырочку, и помассировать прямо снаружи, не углубляясь пока... Хорошая поза, какая-то доверительная, что ли, и очень нежная. Никто ни над кем не доминирует, никто никого не гнетет. Оба лежат на боку, и могут спокойно двигаться, свободно лаская друг друга. Полное равноправие. И разговаривать удобно.
     - Я вчера поговорила с Евгением, чтобы вам встретиться, - сонным голосом лепетала Оля, прижимаясь всем телом (еще тепленькая!) к мужу, и подаваясь тазом навстречу его движениям. - А то нехорошо уже становится - я с ним третий день, а вы все не знакомы. Может, на пляж сегодня все втроем и пойдем? Ты как?
     - Я только за. И руками, и ногами, и остальными членами тоже, - ускоряясь на глазах, ответил Георгий. - Пойдем на старое место?
     - Конечно. Не на семейный же пляж нам идти, - вдруг прыснула Ольга, и затряслась в приступе смеха. Содрогающееся тело жены вызвало бурный всплеск адреналина у Георгия, и пока она, никак не могя (можа?) успокоится, смеялась, трепеща и дрожа в его руках, он мощно таранил ее влагалище своим железным членом, заключив супругу в стальные объятия.
     Звонок. На мобильник. Жены. Ольга, перевернувшись на спину и увлекая на себя мужа, потянулась к своей сумочке за телефоном. Закинув руки за голову и красиво выгнувшись, она нашарила ее, расстегнула молнию и достала трубку. Георгий следил за всем этим, буквально пожирая глазами каждое малейшее движение, каждый поворот и скручивание этого восхитительного тела. Следил и вбивал свой фаллос в ее мокрую пещерку, вбивал и следил, и снова вбивал, и снова, и снова... Потянувшись за телефоном, Ольга как-то по новому начала затрагивать своими вагинальными мышцами член мужа, под другим углом, что ли. Оставшись в вытянутом и немного скрученном положении, запрокинув назад голову, почти свеся (?) ее с кровати, Ольга нажала на кнопку ответа...
     - Да, дорогой (!?). Да, уже проснулась. Ну как, на пляж идем? Как договаривались? Да, я сказала ему, он не против, а только за. Хорошо, милый. Да, милый. Целую, милый. И я тебя тоже туда же. Конечно, и ротик мой по твоему мальчику соскучился, и киска моя, и попочка. Женечка, я очень хочу тебе отсосать, а потом ты трахнешь меня во все дырки, и зальешь их все своей спермой...
     Когда твоя жена разговаривает по телефону такими словами со своим любовником, а ты в это время ее трахаешь, это очень возбуждает. Я бы даже сказал, озверяет. Башню сносит напрочь. Упав на извивающееся Олино тело, Георгий, впившись губами в ее шею, пытался таким образом заглушить стон и рычание, вырывающиеся из его горла. Получалось не очень. Сперма, проталкиваясь сквозь узкий мочеиспускательный канал, затрагивала такое количество нервных окончаний, что не было никакой возможности удержать эти самые нервы в узде. Эйфория била прямиком от члена, и по мозгам, по мозгам! У-у-у-х-х, вот это да!
     Чуть приподняв голову, Георгий взглянул в лицо супруги. Довольная, она улыбалась, по прежнему держа у уха трубку. Георгий начал уже замедлять свои фрикции, полностью выплеснув всю сперму, но в это время Ольга напряглась, задышала чаще, глубже и ритмичнее, запрокинулась еще сильнее, и произнесла...
     -Не останавливайся!...
     Пришлось мужу, как истинному джентльмену, найти в своем организме дополнительные силы, и, усилием воли пытаясь оставить член в напряженном состоянии, продолжать любить любимую супругу. Тяжеленько пришлось в эти минуты Георгию, к тому же Ольге не сразу удалось кончить. Но он мужественно вытерпел до конца вместе со своим концом, и наградой им было Олино выражение лица после оргазма - полностью расслабленное, счастливое и довольное, с мягкой-мягкой полуулыбкой. Прямо как у Моны Лизы.
     - Так ты отключила телефон или нет, когда я кончал? - спросил потом Георгий, валяясь и отдыхая после такого стресса.
     - Нет, конечно. Он все время был включен, так что все было слышно. И потом, после того, как ты покричал при своем оргазме, Евгений продолжал со мной говорить. Ты думаешь, чего я не отпускала трубку от уха? Да это он мне начал говорить, как вдует мне на пляже сегодня по самые помидоры, в такой-то и такой-то позе, в такую-то и такую-то дырку, ну и так далее. И рассказывал преимущественно матом. Вот я и захотела, чтобы ты не останавливался, хотя знала, что тебе трудно будет продолжить сразу после разрядки. Но мне так захотелось кончить с вами двоими... Развратная я у тебя, да?
     - Да, очень. Но за это я тебя и люблю, - поцелуй в губы, долгий, нежный, чувственный, подвел итог сексуальной схватке. Да уж, про "А поцеловать?" никогда нельзя забывать.
     
     Встреча мужа с заместителем прошла на удивление гладко. По дороге на пляж Георгий не уставал удивляться спокойствию и уверенности Евгения. С другой стороны, никакого хамства тоже не проглядывало. Просто подошли друг к другу в фойе гостиницы, и под внимательным взглядом Ольги пожали друг другу руки... "Евгений", "Георгий". Через пять минут все трое уже хохотали над каким-то анекдотом. Знакомство состоялось.
     Вместе с тем, несмотря на корректность и уважительность по отношению к Георгию, Евгений совершенно не стеснялся откровенно пялиться на Ольгу. Она совсем не старалась скрыть, что ей это очень нравится, и прямо млела под его взглядами... глаза блестят, щеки румянятся, попа вертится. Постоянно и звонко смеялась, принимала всяческие соблазнительные позы, потягивалась, откровенно косилась на внушительный бугор на брюках Евгения. У Георгия вообще-то тоже стоял. Да и как тут не стоять мужской плоти, когда у Ольги сквозь платье все-все просвечивает, и видно, что ни трусами, ни лифчиком там и не пахнет!
     Разговоры, впрочем, хоть и были на достаточно фривольные темы (особенно анекдоты), но на тему их сексуальных тройственных отношений так и не перешли. И вообще все трое достаточно далеко друг от друга держались, разве что при выходе из маршрутки Евгений подал Ольге руку. Поэтому по приходу на пляж Георгию было интересно, как они себя поведут, при живом-то муже.
     Вновь пройдя через весь обнаженный пляж под взглядами нудистов-натуралов, оказались на прежнем месте, чуть на отшибе, за кустарником. Ольге было проще всего... через несколько секунд, скинув босоножки, она, расставив ноги, уже соблазнительно извивалась, не спеша снимая платье через голову. Даже очень не спеша. И Георгий, и Евгений буквально застыли, глядя на открывающееся зрелище. Стриптиз снизу вверх - сначала показались пухлые половые губки с выпуклым лобком, все голенькое и чисто выбритое, потом животик с пупочком, потом титечки с торчащими сосочками, потом... В общем, сплошные уси-пуси. И, наконец, шея, лицо, волосы, чуть растрепанные. Так, надо поправить маленько... Оля, высоко подняв руки, поправляла прическу.
     - Ну и долго вы будете торчать в одежде на нудистском пляже? Вам не стыдно? - засмеялась она. Георгий очнулся от небольшого транса, в который впал во время такого представления. У Евгения также был несколько ошарашенный вид.
     . Дурное дело не хитрое. Освободив эрегированный член от плавок, Георгий повернулся в сторону Евгения. Разумеется, у того тоже вовсю торчал. Н-да, впечатляет агрегат. Возникла небольшая пауза, во время которой все пялились друг на друга. После секундной заминки Ольга предложила...
     -Ну что, идем купаться?
     -Э, нет, подожди-ка минутку, - произнес хриплым голосом Георгий, и сделал шаг в ее
     сторону. - Сама видишь, в каком мы виде с Евгением. Так что давай, помоги нам принять приличный вид.
     -Это каким же образом? - типа не поняла супруга, смущенно улыбаясь.
     -А вот каким, - приглашающе кивнув головой Евгению, Георгий вплотную подошел к
     жене, и положил ее руку на свой член. С другой стороны появился Евгений, и другая Ольгина рука уже без подсказок ухватилась и за его торчащий фаллос. Подержавшись несколько секунд просто так, без движения, Ольга несколько раз сжала посильнее оба члена и начала помаленьку смещать ладони, сдвигая крайнюю плоть и максимально оголяя головки у фаллосов. Плотно охватив твердые стволы, она двигала руками вверх-вниз. Зрелище было завораживающее - все трое не могли отвести глаз от такого... две нежных женских ручки длинными наманикюренными пальчиками дрочат два мужских агрегата. Один побольше, другой поменьше. Да, Женькин сантиметров на пять, как минимум, подлиннее будет, и явно намного толще, прикинул Георгий, у Ольги даже пальцы вроде не сходились, когда она обхватывала его хрен; сама головка члена внушительно раздулась, и из отверстия уже вытекла капля смазки. Ну а Ольга, ничего не замечая вокруг, смотрела вниз, на работу своих рук, внимательная и даже немного вроде бы строгая. Хотя нет, какая там строгость в голом виде ...
     Побуждая Евгения к дальнейшим действиям, Георгий поднял руку и осторожно прикоснулся к груди жены. Нежно и мягко проведя по ее нижней части, перешел на верхнюю, потом на боковую сторону, стараясь не задеть торчащий сосок. Кругами походив вокруг да около, чуть зацепил край соска, потом еще и еще, уже всей ладонью прошелся, и наконец двумя пальцами несильно, но плотно взявшись, чуть сжал и немного покрутил его. Ольга дернулась, как от удара тока, дыхание пресеклось, и движения руками сразу ускорились.
     Евгений с другой грудью тоже проводил похожие операции, и Ольга вовсю млела, отдав свои соски на растерзание чутким пальцам своих мужчин, и уже глаза закатила. Приобняв другой рукой ее за затылок, Георгий коснулся ее губ своими. Не спеша, нежно поцеловав ее несколько раз, он развернул ее голову в сторону Евгения, и тот тут же оккупировал рот Ольги, а свободной рукой начал оглаживать ее ягодицы. Продолжая ласкать грудь жены одной рукой, и поглаживая ее по волосам другой, Георгий любовался зрелищем французских поцелуев, которыми обменивались его супруга со своим любовником. Их языки так и елозили изо рта в рот, сталкиваясь и напирая друг на друга. Через минуту, правда, уже Евгений смотрел на такие же в супружеском исполнении. Так, чередуя мужа и любовника в поцелуях, Ольга не прекращала дрочить им обоим сразу, их же руки постепенно перемещались по ее телу все ниже, и теперь вовсю мацали ее ниже пояса, стараясь залезть поглубже между упругими полушариями ягодиц с одной стороны, и между насквозь мокрых половых губ с другой.
     Дождавшись своей очереди на поцелуй, Георгий не стал целовать супругу, а, положив руки ей на плечи, надавил вниз, заставляя ее опуститься на колени. Оказавшись нос к носу с его членом, жена поняла все правильно, и сразу заглотнула ствол почти до конца. С трудом сдержавшись, чтобы тут же не излиться, Георгий положил руку ей на затылок и начал насаживать ее рот на свой член. Другая рука Ольги продолжала дрочить член Евгения, стоящего (или стоящий?) рядом. Через минуту, освободив ротик жену от своего фаллоса, Георгий, продолжая держать ее за волосы на затылке, немного развернул ее голову и ткнул носом в хрена-здоровяка Евгения. Это было уже интересно - как она его, такого внушительного, засосет? Ольге пришлось довольно широко раскрыть рот, и, держа хрен Евгения у основания рукой, понемногу заглатывать его, натягиваясь прямо как питон на свою жертву. Георгий только дивился, глядя, как его супруга, двигая головой вперед-назад, все больше погружает в свой рот здоровенный хуй Евгения. Интересно, как она справляется с рвотным рефлексом? В конце концов, чтобы заглотнуть его всего, Ольге пришлось подключить глотку. Чуть отстранившись, Георгий увидел, как раздувается шея жены, пропуская в пищевод инородное тело. Рука Евгения тоже уже лежала на затылке Ольги, и он старался надавить посильнее, когда двигал фаллос вперед, к ее гландам.
     Потом они дали ей отдышаться несколько секунд, и погнали по второму разу. Вставив в этот раз член, Георгий понял, что сейчас кончит. Да и Ольга явно этого хотела, потому что сосала весьма активно, можно сказать, ожесточенно. К тому же размеры члена мужа позволяли ей совершать гораздо более активные сосательно-трахательные движения своим ртом, и она старалась изо всех сил. И когда, протолкнув головку члена в глотку, она начала делать глотательные движения, Георгий не выдержал и спустил. Напрягая изо всех сил ягодицы, он крепко держал Ольгу за затылок, не давая ей вывести из горла свой фаллос, и изливаясь ей прямо в пищевод. Как она не задохнулась, непонятно. Может, задницей дышать научилась?
     Полностью опустошенный, Георгий вытащил свой член, весь в слюне и потеках спермы, на свежий воздух. В эту минуту он почти сочувствовал Ольге, которой предстояло сейчас заглатывать такого монстра, как хрен Евгения. Сделав пару шагов назад, он остановился и стал смотреть. Но все оказалось не так уж и страшно. Евгений недолго мучал его супругу, и даже, жалея ее, не до конца насаживал на свой хрен. Но без глотки и тут, разумеется, не обошлось. Особенно когда Евгений, запрокинув голову и зарычав, стал кончать, а руками, конечно, старался в этот момент насадить Ольгину голову поглубже на хуй. Но все обошлось - она не поперхнулась и не закашлялась, а добросовестно проглотила все его выделения, еще и обсосав напоследок его конец. Подняв с колен, Евгений поцеловал Ольгу в мокрые губы. Подойдя, Георгий тоже засосал ее пухлогубенький ротик, чувствуя вкус спермы, своей ли, или Евгения - сказать сложно.
     Потом они голышом гордо шествовали через пляж все втроем... Ольга посередине, мужики по краям. Как конвоиры. Или телохранители. С оружием наперевес между ног.
     Уже в море, зажав Ольгу между своими телами, Георгий и Евгений в четыре руки вконец задрочили ее. Обхватив руками их обоих за шею, она просто висела на них, разведя ноги, и позволяя их пальцам гулять во всех интимных щелях своего тела. И продолжалось это довольно долго. Испытав очередной оргазм, она обмякала в их руках, но как только они пытались вытащить пальцы из нее, она тут же начинала шевелиться вновь, и шептала одно только слово...
     -Еще!
     В конце концов Евгений развернул ее лицом к себе, и насадил на своего торчащего бойца-молодца. Георгий оказался немного не у дел, но потом все же принял участие в акции, вставив супруге в задний проход сначала один, а потом и два пальца. Так что скакала она, насаживаясь двумя своими дырками сразу - влагалищем на член Евгения, а попкой на руку мужа. Народ, плещущийся неподалеку, чуть ли не рукоплескал.
     Долго ли, коротко ли, но наступил наконец момент, когда Евгений, прокричав что-то типа... "Банзай!", начал кончать. В очередной раз испытав оргазм, теперь вместе с ним, Ольга наконец-то затихла. И остался неудовлетворенным только Георгий. Впрочем, он решил не гнаться за молодым Евгением, и растянуть удовольствие.
     Купались, загорали, намазывали друг друга кремом, играли в карты на одевание... В общем, дурачились по полной программе. Ну и, конечно, возбудились. Сев на Евгения верхом, Ольга приложила его эрегированный член к своему животу и кивнула мужу... смотри, мол, на самом деле до самого ее пупка достает. Интересно, как же он целиком в ней внутри помещается?
     На этот раз Ольга, встав раком, засосала у мужа, а Евгений вошел в нее сзади. Раскочегарившись вовсю, Евгений, засаживая ей весь свой хрен до упора, толкал ее вперед, и Ольга во время каждого толчка заглатывала член Георгия. Георгию прекрасно было видно, как здоровенная Женькина дубинка входила в сокровенные глубины нежного тела его супруги, и долго выдержать это зрелище он не смог - кончил прямо в прекрасный ее ротик. Но и после этого эрекция сохранилась, и Ольга продолжала сосать, не освобождая свой рот.
     Затем решили сменить позу. Евгений лег на спину, а Ольга села верхом на него, спиной к его лицу. Приподнявшись на коленях, она взяла в руку его толстый член и направила себе между половых губ. Георгий, расположившись совсем рядом, мог видеть, как буквально сантиметрах в тридцати перед его лицом здоровенный агрегат другого мужчины, раздвигая и растягивая все на своем пути, входил в его жену. Не успел он войти и наполовину, как Ольга, лихорадочно завскрикивав, стала кончать, еще глубже насаживаясь на Евгения. Георгий хотел было вставить ей в рот, но увидев такое, решил посмотреть на них со стороны. Взяв член в руку, он стал дрочить, глядя, как его супруга скачет с амплитудой не менее двадцати сантиметров на толстом стержне прямо перед его носом. Уже несколько раз судорога оргазма сводила ее бедра, а Евгений все держался, и Ольга вновь была вынуждена начинать свои скачки. Но Евгений держался, а вот Георгий снова не выдержал. Все же вид того, как твоя жена совокупляется с другим мужчиной - это что-то! Стон, переходящий в рычание, рычание, переходящее в крик - и он, ожесточенно дроча, выплеснул свою сперму прямо на грудь и живот Ольги. Она же, открыв на эти звуки глаза, и посмотрев, как кончает муж, вновь прикрыла их, даже на секунду не остановив свое движение.
     Через несколько минут, не спеша подрачивая свой так до конца и не успокоившийся член, Георгий наблюдал, как заканчивал Евгений - с воплями и подкидыванием вверх своего таза, так что Ольга аж чуть не слетала с его хрена. Но удержалась, и когда затихли его любовные судороги, то, не вынимая из себя его разрядившегося члена, легла спиной на него. Запрокинув руки, она, повернув голову, стала его целовать, а он ей отвечать, в свою очередь своими ладонями тиская ее грудь. И снова перед носом у Георгия возникла очень интересная картина - теперь уже не в движении, а в статике... весьма объемный элемент, торчащий в недрах его жены. Лепестки малых половых губ еле-еле виделись только в самом верху отверстия, в районе клитора, а ниже их полностью перекрывал толстый ствол полового члена. Большие половые губы, максимально раздвинутые друг от друга, плотно обхватывали остановившийся поршень, и чуть ниже, в щель между телами, уже начинала просачиваться выплеснутая сперма Евгения. И пока эти двое лежали друг на друге (и друг в друге) и целовались, Георгия словно какая-то неведомая сила все ближе и ближе подтягивала к сочленению их половых органов. Двадцать сантиметров, пятнадцать, десять, пять, ну, ну, ну!!!... И его губы коснулись клитора любимой.
     А-а-а-а-ххх!!! - раздался вздох-стон-вскрик Ольги. В следующую секунду, полностью отрешившись от всего, Георгий вовсю работал языком и губами над максимальным сосредоточием женских нервных окончаний - самым маленьким, самым нежным, самым страстным и самым чутким к ласкам элементом. Посасывая напряженный бугорок, он чувствовал, как Ольга извивается под его нежным напором, как она двигает ногами в стороны, как напрягаются и расслабляются ее мышцы в паху. Под своим подбородком он вдруг почувствовал движение, и, чуть повернув голову и скосив глаза, увидел, что член Евгения пришел в движение... он ритмично ходил туда-обратно во влагалище Ольги. Евгению было не очень удобно под лежащей на нем Ольгой, но он добросовестно старался работать, с полной амплитудой двигая своим поршнем в ее цилиндре. Ну а супруге Георгия ничего не оставалось, как полностью расслабиться и отдаться новым ощущениям, что она с успехом и делала. И снова делала, и снова, и снова... В конце концов Георгий пожалел и себя и Евгения, и после очередного оргазма супруги прекратил это безобразие.
     Но ненадолго. Отдохнув и покупавшись, принялись за старое. Теперь Ольга снова села сверху на член Евгения, но уже лицом к нему. Начав свои фрикции, она наклонилась вперед, почти ложась на любовника, и оттопыривая свою попку. Георгий, пристроившись к ней, раздвинул максимально ее ягодицы, и его язык погрузился в ее маленькую коричневую дырочку. Двигая языком в анусе своей Оленьки, он снова чувствовал под подбородком ходящий вперед-назад поршень Евгения, накачивающий влагалище его супруги. Оля постоянно постанывала, как, впрочем, и всегда во время занятий любовью, в отличие от сосредоточенно молчащих, или в крайнем случае ритмично дышащих мужиков. Через некоторое время Георгий сменил свой язык двумя пальцами, смазанными кремом, а затем и членом. Вводя его, поразился тому, как туго он входит в дырочку, но хорошая смазка, железная эрекция и полная расслабленность мышц сфинктера помогли... член вошел полностью, под судорожные вздохи-стоны и трепыхания супруги. В какую-то секунду она все-таки запаниковала, и закричала... "Нет, нет, не надо дальше!", но кто ее будет слушать в такой момент! И вот - есть! Георгий замер от неподражаемого ощущения... в его супруге - сразу два члена! Ну а теперь потихоньку, полегоньку, под аккомпанемент жалобных Оленькиных стонов, чувствуя, как через тонкую перегородку двигается член партнера, как все более и более увеличивается темп, как стоны жены из страдальческих постепенно переходят в страстные. Она достаточно быстро приспособилась к синхронному движению в своем теле двух членов сразу, и теперь, полностью расслабившись, отдавалась своим мужчинам, получая двойное удовольствие. Лежа на Жене, она самозабвенно сосалась с ним, мыча и постанывая под двукратным натиском мужа и любовника, Георгий же то опускался на спину супруги, целуя ее в шею, то вновь поднимался повыше, любуясь на ее попку, принимающую его поршень.
     И совокуплялись они все втроем до тех пор, пока не пришло время кончить. И кончили они, и затихли, и было всем хорошо. И думали они теперь отдохнуть, но не все. У Евгения было другое мнение. Выбравшись из-под Ольги, он поставил ее раком, обследовал ее попку, и, используя как повод тот довод, что попку надо использовать, пока она подготовлена и достаточно разработана, стал вводить в ее анус свой агрегат. Благо он у него опять торчал до самого пупка. Ну просто жеребец какой-то! Ольга, конечно, начала кричать, стонать, возмущаться, в общем, вести себя неподобающим образом, но деваться некуда - и вот она уже подмахивает, оттопырив задницу и опустившись на локти, а Евгений, вцепившись в ее ягодицы, со зверским выражением лица таранит своим членищем ее бедную дырку.
     Сперва в этом акте Георгий участие не принимал, а просто смотрел со стороны. Укатали сивку крутые горки, и ему, несмотря на возбуждающую картину, требовалась передышка. Впрочем, просмотр такого действа быстро привел его в рабочее состояние, и он, встав на колени перед Ольгой, вставил ей в рот. Пикантность данной позы в этой ситуации обуславливалось тем, что бедная Олечка никуда не могла деться от их членов, и вынуждена была принимать их целиком и полностью, попкой насаживаясь с одной стороны и заглатывая по самые гланды с другой. Получалось, что они перекрыли своими членами оба конца пищеварительного тракта, и теперь интенсивно повышали ей внутрибрюшное давление. Да уж, попукать да поотрыгивать Оленьке сегодня придется.
     Георгий во все глаза смотрел, как здоровенный хрен Евгения входил и выходил из оттопыренной попки супруги, а она в ответ только мычала да подмыкивала, замолкая в моменты, когда муж особенно глубоко проникал в горло. Толкаясь в Ольгины ягодицы, Евгений двигал ее вперед, и она была вынуждена с каждым его движением буквально насаживаться глоткой на член мужа. Изо рта у Ольги непрерывно текла слюна, она ее пыталась сглотнуть, но получалось одновременное заглатывание и члена Георгия, он охал от острого приступа наслаждения, вызванного сильным и плотным сдавливанием ствола члена стенками пищевода, и с еще большей энергией, ухватив для удобства жену за уши, засаживал ей свой поршень. Как она еще умудрялась дышать! С опозданием пришла мысль... "Я же ей в попку сейчас спустил! А член-то неподмытый, только что из задницы!". Но эта мысль только добавила возбуждения, хотя куда уж дальше... и Евгений, и Георгий зверели на глазах, все сильнее долбя с двух концов Олины отверстия.
     Трах затягивался. У Георгия затекли ноги, и он решил сменить позу. Сев на покрывало, немного откинулся назад и притянул за голову супругу, принуждая ее, еще не отдышавшуюся, вновь взять в рот. Ей пришлось наклониться, отчего попка ее максимально задралась, ягодицы еще сильнее разошлись, и атаки фаллоса Евгения на всю эту прелесть стали еще более красиво смотреться. Вволю налюбовавшись на эту картину с такого ракурса, Георгий решил еще раз сменить угол обзора. Опустившись на спину, он, не вынимая члена изо рта супруги, начал поворачиваться на сто восемьдесят градусов, пока не оказался по отношению к своей жене в позиции "шестьдесят девять". Зрелище действительно было новое. Прямо у него над головой, раскачивая весьма солидными яйцами, Евгений методично загонял свой хрен в задний проход Ольги. Нестерпимо захотелось спустить. Как же это приятно, когда твою любимую жену прямо перед твоим носом ебут в жопу!
     "Извращенец я, извращенец", - подумал Георгий, - "А, да и хрен с ним. Извращаться, так до упора. Щас вот еще, до кучи, лизинг Ольге сбацаю...". Обняв жену за талию, он подтянулся немного вверх, и впился губами в раскрытые лепестки розы любимой супруги. Глухое мычание супруги дало понять - она не против. А теперь язычком ее, да внутрь, да поглубже, да половые губки изнутри повылизывать... Вкус какой-то незнакомый. Ах да, это же сперма Евгения. Да, такими темпами недолго и бисексуалом заделаться. Хотя вряд ли. И не только барьер какой-то мешает, нет. Просто неинтересно. Все же женское тело - вне конкурса.
     Разобравшись со своей ориентацией, и вылизав все, что можно, во влагалище супруги, Георгий перекинулся на клитор. И сразу почувствовал, как напряглись мышцы жены, как затвердели ее половые губы, и раздались ее короткие взмыкивания. Да уж, с членом во рту только и остается, что мычать. Значит, начала кончать. Лишь бы не укусила в экстазе. Не прекращая сосать клитор, Георгий носом, который у него уткнулся между половых губ Оли, ощутил, как потекла ее "кончательная жидкость". Не успел он опомниться, как попало в ноздри. В глазах аж засверкало, когда жидкость текла по носоглотке. Героически не прекратив минет, Георгий продолжал активную работу губами и языком над клитором любимой, хотя ноздри его буквально заливало. Ничего, сглатывал. Да еще тут яйца Евгения постоянно задевали по лбу. Хрен его ходил туда-сюда в задней дырке Ольги прямо перед носом. Да уж, вот это зрелище... в нескольких сантиметрах перед глазами - максимально растянутый анус, и его ритмично разрабатывает здоровенная дубинка, называемая "мужской половой член в состоянии эрекции".
     У Ольги вновь в паху все напряглось. И вроде Евгений тоже собирался кончить. Он уже рычал, и гораздо сильнее, чем до этого, раскачивал Ольгу ударами своего фаллоса. Яйца его подтянулись вверх, к толстому стволу члена, собираясь опорожниться. И вот, когда из Ольги вновь брызнуло, заливая ноздри Георгию, рычание Евгения перешло в крик, и он начал спускать. Его крику аккомпанировала своим громким мычанием Ольга. Георгий, заливаемый "спущенкой" супруги и наблюдая перед носом долбеж ануса своей жены хреном Евгения, также почувствовал приближение оргазма, и сделал движение тазом вверх, становясь чуть ли не на мостик. Мычание Ольги прервалось, так как член глубоко и плотно вошел ей в глотку. Сильное сокращение горловых мышц тут же вызвало судорожное подергивание пениса, и в раскрытый пищевод через мочеиспускательный канал прыснула струя теплой спермы. Кушай, дорогая, диетический белок. С него не растолстеешь.
     С трудом расцепившись, растянулись на земле совершенно без сил. Георгий оказался лежащим напротив попки жены, и мог наблюдать, как из ее покрасневшей и раскрытой задней дырки толчками вытекала сперма Евгения. Сама же Ольга, казалось, вообще отрубилась, и только судорожно дергалась время от времени. Да уж, секс-марафон получился не хилый, пришлось ей поработать весьма и весьма не слабо.
     Все-таки такие перегрузки сказались на них, и даже Евгений, такой здоровяк, после этого не очень-то спешил продолжить разврат. Кое-как доползя до моря, причем Ольгу пришлось чуть ли не нести, долго приходили в себя, подмываясь и умываясь. А потом, уползя в тенечек, завалились дрыхнуть. Мужики положили между собой Ольгу, и через пять минут все уже спали. Как говориться, уеблись в доску.
     Где-то через час Георгий проснулся от того, что его кто-то толкает в бедро. Открыв глаза, он увидел, что этот кто-то была его жена, лежащая на спине с раздвинутыми ногами рядом с ним, и своим коленом в определенном ритме задевающая его. И в том же ритме двигает своим членом в ее влагалище нависающий над ней Евгений. Ну просто секс-машина какая-то! У Ольги были прикрыты глаза, но она явно не спала. Попробуй поспи с таким здоровым хером внутри! Но, видно, она все еще не отошла от предыдущих совокуплений, и лежала совершенно безвольно, просто отдавая свое тело на потребу и удовлетворение мужчине. А мужчина этот, Евгений то есть, без зазрения совести как раз и использовал ее тело для своего удовольствия, вонзая свой эрегированный половой орган соответственно в такой же орган жены Георгия. Георгию же оставалось только смотреть, как ебут его жену, да дрочить, что он и делал, благо у него уже стоял вовсю, как обычно бывало сразу после сна.
     Ольга все же немного постонала и подвигалась, помогая кончить Евгению, но сама явно не собиралась делать того же. Когда Евгений, напоследок огласив окрестности своим воплем, наконец-то кончил, и через минуту вышел из нее, она, продолжая лежать с раскинутыми ногами, открыла глаза и повернула голову в сторону мужа...
     -Ты будешь, дорогой?
     Два раза повторять ему не надо было. Заняв место на ней после Евгения, Георгий вошел в супругу по его сперме как по маслу, совершенно без трения. Да и стенок влагалища, разработанных членом Евгения, он почти не чувствовал. Войдя в супругу до конца, Георгий ощутил, как его фаллос буквально плавает в жидкости. Начав делать фрикции, услышал непрерывное хлюпание. И все равно, даже с таким слабым трением, было очень приятно иметь жену, зная, что в нее только что спустил другой мужчина. Лежа на любимой супруге, Георгий не спеша покрывал все ее лицо нежными поцелуями, и, конечно, шептал слова любви. А она, конечно, отвечала ему тем же. Вот ведь какая любящая пара.
     Долго ли, коротко ли, но кончил и Георгий. И это, по всей видимости, был финал их пляжного разврата. Ни сил, ни желания продолжать у них не осталось. Поэтому, скупнувшись напоследок, засобирались обратно.
     На обратной дороге все были довольно квелые, особенно Ольга. Она еле передвигалась, падая от усталости. Перед гостиницей разошлись, договорившись встретиться попозже, может, на танцах. Напоследок Евгений подарил Ольге длинный, с засосом, поцелуй, и руку свою запустил ей между ног. Долго там шуровал, и, когда Ольга уже тяжело задышала, повисая на нем и раздвигая колени, остановился, убрал руку из ее промежности, а язык из ее рта, и откланялся. Ольга не могла скрыть разочарования, и даже простонала что-то недовольное, но Евгений, похлопав ее по попке, ушел. А Ольга уже в лифте впилась в губы Георгию, и, схватив его руку, сунула себе между ног. Там было совершенно размякшее болото. Из супруги текло, как из крана, и внутренняя поверхность ляжек была вся мокрая. "Ну все, у бабы бешенство матки началось", - подумал Георгий, нажимая кнопку остановки лифта. Притиснув ее к стенке, он положил два пальца, указательный и средний, ей на клитор, и стал делать ими круговые движения. Так как жена была на весьма сильном взводе, они не очень долго нарушали порядок проживания в гостинице тем, что использовали лифт не по назначению. Заглушая своими губами звуки, вылетающие изо рта супруги, Георгий быстро довел ее до оргазма. Кончая, Ольга подгибала колени, приседая. Слаба в коленках, видать. Приходилось ее буквально держать на тех же двух пальцах, давя изо всех сил на клитор. А ей того, видно, и надо - снова начала двигать бедрами, пытаясь пойти на второй круг. Ну уж нет, пока хватит. Перехватив ее поудобнее всей ладонью за промежность, Георгий рывком поднял жену с полуприседа. Вся рука мгновенно намокла, а в ладошке захлюпало. А на полу, разумеется, уже растекалась лужа. Ольгу приходилось по-прежнему поддерживать за пизду, иначе она начинала оседать вниз. Правда, выходя из лифта, пришлось руку все-таки убрать, и поддерживать ее за плечи. Стоящие у лифта люди проводили их удивленными взглядами. Со стороны Ольга производила впечатление совершенно пьяной. Н-да. Надо меньше пить. Точнее, трахаться.
     В номере Георгию пришлось самому раздевать супругу, брать ее на руки и нести в ванну. И там тоже... мыть, подмывать, умывать. Ольга была совершенно никакая, и ее приходилось вертеть, как бездушную куклу. Она уже никак не реагировала на его пальцы, которыми, намылив их интимным мылом, Георгий обрабатывал ее дырочки, залезая максимально глубоко и во влагалище, и в задний проход. Тщательно подмыв все ее отверстия и обтерев супругу полотенцем, он отнес ее обратно, положил на постель и перевел дух.
     Приняв душ, Георгий прилег рядом с женой. Ольга спала, оттопырив в его сторону свою аппетитную задницу. Можно было бы попробовать пристроится к ней прямо к спящей, но Георгию стало ее жалко. И так ее мутозили сегодня столько часов во все дырки, пусть отдохнет. А разрядиться можно и самому. Любуясь на упругую попку жены, Георгий дрочил, вспоминая, как прямо на его глазах эту попку сегодня ебал другой мужчина. Дрочить было приятно, но усталость накатывала, и Георгий не заметил, как сам провалился в сон.
     
     Разбудил их мобильник Ольги. Со скрипами и стонами дотянувшись до сумочки, она ответила...
     -Алле-е?... Да. Да нет. Нет. Не очень-то. Можно. Сейчас спрошу.
     Повернувшись к мужу, спросила...
     - Дорогой, ты, надеюсь, не очень хочешь сегодня на танцы? Мы все так умудохались сегодня, может, просто посидим? Евгений приглашает к себе в номер.
     - Может, лучше у нас? - Георгию что-то не хотелось срываться с нагретого места - одеваться, куда-то идти. Впрочем, супруге, кажется, тоже.
     - Правильно. Так удобнее будет. - Приложив трубку к уху, она сказала... - Давай лучше ты к нам. Да. Да нет. Нет. Не очень-то. Можно. Можно и не спрашивать.
     Пока она так односложно беседовала с любовником, Георгий времени не терял, вовсю исследуя такое знакомое, но чем дальше, тем все более и более притягательное тело любимой женщины. Руками и губами он энергично доводил ее до кондиции, и когда она закончила разговаривать, киска ее уже вовсю пускала слюни. Долго ли умеючи (умеючи - долго?).
     - Он придет минут через пятнадцать, - сказала Ольга, разводя бедра под натиском языка мужа, - и принесет все, что надо, для вечера.
     - Очень хорошо, - Георгий оторвался от пухлогубой мокренькой красавицы, - а я пока подготовлю тебя для него.
     Чего уж там готовить, все уже готово. Ольга сама потянула мужа на себя, и, взяв в руку его фаллос, ввела в свое влагалище. Медленно, неторопливо Георгий начал делать фрикции, до конца погружая свой член в интимные глубины супруги. Желая растянуть удовольствие и не собираясь сейчас кончать, он специально не спешил. Ольга, по всей видимости, тоже собиралась дождаться Евгения... лежала совершенно расслабленная, прикрыв глаза и не шевелясь. Впрочем, они бы в любом случае, наверно, не успели кончить. Звонок в дверь раздался не через пятнадцать, а через пять минут.
     Вынув из жены торчащий член, Георгий с таким и пошел открывать дверь. Впрочем, все же спросил...
     -Кто?
     -Друг семьи! - оригинал, етит твою мать.
     Георгий распахнул дверь и пропустил мимо себя Евгения с пакетами в обоих руках. Тот сразу обратил внимание на эрекцию Георгия...
     - О-о-о, да вы тут уже в боевой форме!
     Но увидев лежащую в постели обнаженную Ольгу, только и смог просипеть...
     -Привет!
     -Привет! - Ольга вся выгнулась навстречу ему. - Раздевайся и прыгай сюда к нам,
     пакеты потом разберем!
     Не успел Георгий опомниться, как Евгений, скинув одежду, прыгнул на Ольгу. Р-раз! - и место законного мужа занято любовником. Супруга, едва успев охнуть, уже была насажена на его вертел, который он с каждым движением все глубже погружал в женский организм. Георгию пришлось вновь подстраиваться к ним. Опустившись на простыни, он развернул голову жены в свою сторону и ткнул ей в губы членом. Намек был понят, и через секунду супруга уже сосала у него, причмокивая и приглатывая. Да уж, условия для любви здесь были более комфортными, чем на пляже. Впрочем, во всем своя прелесть.
     Георгий постарался подгадать под Евгения, и когда тот перешел на стон, собираясь кончить, он выдернул свой член изо рта жены и стал ожесточенно дрочить, намереваясь спустить ей на лицо. И под утробные звуки, издаваемые Евгением, когда он стал изливаться в Ольгу, Георгий пустил белесую длинную струю прямо на красивое лицо блондинки, лежащей перед ним, лицо любимой женушки. Жидкость попала и на щеки, и на глаза, и на нос, а также и в раскрытый рот. Оросили капли и ее прическу. В общем, обвафлил по полной.
     Под шуточки мужской части компании Ольга ушла в ванную умываться и подмываться, а мужчины стали накрывать на стол. Когда она вернулась, сияющая и умытая, все было уже готово. Срочно удалив чужеродный элемент в ее одежде (полотенцем вздумала обмотаться, ишь ты!), оставив ее, таким образом, в костюме Евы, приступили к трапезе. Стеснения и так никакого не было - а чего стесняться, все наравне сидят, все голые, все перееблись уже - а после нескольких тостов вообще начался форменный ужас. Тяжелые ли испытания, выпавшие на их долю сегодня, подействовали, или просто наконец-то прорвались при случае все их низменные порочные инстинкты - но разврат был всем развратам разврат. И шампанское-то заливали и потом пили из Олиного влагалища, поставив ее чуть ли не на плечи, чтобы не выливалось (благо в разработанное много входило), и выпив, смотрели, насколько далеко она (бутылка от шампанского, имеется в виду) может войти внутрь, причем Евгений все порывался померять бутылкой глубину не только передней Ольгиной дырки, но и задней. Еле отговорили. Потом на спор выходили трахаться на балкон, и Евгений вообще, притиснув Ольгу к перилам, чуть было не свалился вниз вместе с ней. И еще играли в изнасилование. Завязали Ольге глаза, и, пока один держал несчастную жертву за руки, другой ее ебал в жопу. Хотя изнасилование изнасилованием, да и башка от вина уже вообще ничего не соображала, но кремом Георгий все же задницу жены перед игрой намазал. Последнее, что запомнил Георгий, это как Евгений, склонившись над отрубившейся Ольгой, просил ее съесть еще хоть ложечку салата, и совал эту ложечку ей в губы, но не в те губы, что расположены в районе рта, а в те, что находятся чуть пониже лобка. Действительно оригинал.
     Ночью, проснувшись от какого-то шума, Георгий долго не мог понять, почему его раскачивает. Только потом, расшифровав звуки, раздающиеся рядом с ним, он понял, что Евгений ебет его жену. Но присоединиться к ним у него не было ни сил, ни желания, и через минуту он вновь провалился в сон.
     
     Вот такие вот получились первые три дня отпуска. С утра четвертого дня у Георгия сильно болела голова, но куда же денешься от этих двоих озабоченных! Ольга, оседлав лежащего Евгения, попросила мужа взять в свою руку здоровенный Женькин член (!) и вставить ей в ее "киску". Ну, если женщина просит... До этого момента в руке у Георгия не бывало чужих мужских членов, ни висячих, ни стоячих. Обхватив ладонью упругую плоть Женькиного фаллоса, Георгий направил раздувшуюся головку его члена прямо в размякшую щель своей супруги. Было весьма необычно держать твердый ствол, глядя, как он постепенно погружается между распухших половых губ жены, как она, покачиваясь вверх-вниз, опускается все ниже, пока не начинает надавливать на его руку, которую приходится убрать. Впрочем, Ольга, снова схватив его за руку, притискивает ее к своему лобку. Ну, если женщина просит... И пока она прыгает на Женькиной оглобле, ее законный муж дрочит ей клитор. Ну а дальше, как обычно - фонтан, фейерверк, экстаз, оргазм, ну и так далее. Все это было описано во многих местах много раз многими людьми.
     Да... Так на чем мы остановились? Ну разумеется, на сексе. И было его у наших героев выше крыши, и жили они втроем весь отпуск, и совокуплялись где только можно и как только можно, во всех позах и ракурсах, причем часто и подолгу. Георгий не всегда поспевал за молодыми, и иногда даже отправлял их одних развлекаться... или на тот же дикий пляж, или даже на ночь, в номер Евгения. Впрочем, по возвращении жены, если она приходила обратно одна, он всегда требовал от нее подробного рассказа о том, сколько раз любовник ее поимел, да в каких позах, да в которые дырки, да сколько раз она кончила, да как ей больше всего понравилось... Такие его расспросы и ее рассказы перемежались бурным сексом, от которого оба получали истинное наслаждение. Однако не меньшее удовольствие получали они и от групповушки, которой занимались по два-три раза в день. Иногда, войдя в номер, Георгий видел на постели совокупляющиеся тела своей жены и Евгения, и ему ничего не оставалось, как, скинув одежду, присоединяться к ним, занимая одну из свободных дырок Ольги. А иногда Евгений, в свою очередь, заставал их за занятием сексом, и уже он лез без зазрения совести в супружескую постель и начинал трахать жену Георгия. Впрочем, тройственное положение никого не напрягало. Все было прекрасно, всем все нравилось, ну а больше всего, конечно, Ольге. Она буквально купалась во внимании и ласках двух мужчин сразу, практически превратившись здесь, на море, в настоящую нимфоманку. Опасения Георгия по поводу возможного перебора в сексе для Ольги быстро сошли на нет - она чувствовала себя прекрасно и могла (и хотела) трахаться сутки напролет.
     В общем, все путем. Ничто не предвещало трагедии. За день до конца отпуска Георгий в очередной раз отпустил жену с любовником на дикий пляж, предвкушая, как, вернувшись, она будет рассказывать ему об их развратном с Евгением там поведении. Сам же укатил на какую-то экскурсию. И сердце не екнуло. Вернувшись уже под вечер, он, зайдя в номер, в первую секунду ничего не понял. А вот во вторую - понял. Неприятное это было понимание. Вещей жены в номере не было, а на кровати лежала записка. Когда он ее читал, в голове у него была кузница, и неведомый молотобоец бил кувалдой прямо по мозгам, аж звон в ушах стоял. Записка... Вот она...
     "Дорогой, прости, но я полюбила другого. Когда ты вернешься в гостиницу, мы уже уедем из города. Домой я хочу вернуться на день раньше тебя, чтобы собрать вещи. К твоему приезду меня уже не будет. Лишние проводы - лишние слезы. Это я про себя. Мне ведь тоже тяжело рвать с налаженной жизнью, но я ничего не могу с собой поделать. С тобой было неплохо, но слишком уж размеренно и спокойно. Я и сама за собой стала замечать, что скучнею и закисаю прямо на глазах. Ты у меня ассоциируешься с осенью, а мне хочется весны. А с Евгением все по-другому. И дело не только в сексе. Мне с ним интересно, мне с ним хорошо. Я с ним живу полноценной жизнью. И знаю про себя, что теперь никогда не променяю свою теперешнюю жизнь с ним на нашу с тобой прошлую. Еще раз прости - и прощай. Желаю тебе счастья."
     Занавес.
     .........................................................................................................
     .........................................................................................................
     .........................................................................................................
     "Дорогая редакция! Посылаю Вам свое весьма озабоченное произведение, сюжет которого основан в некотором роде на моем горьком опыте. Уж больно беспокоит меня в последнее время рост популярности таких явлений в обществе, как свингерство, групповой секс, поиск любовника для своей жены, и тому подобные асоциальные вещи. Не в качестве назидания, а по доброте душевной так и тянет дать совет мужикам (которые чаще всего и бывают инициаторами этих вещей)... ребята, если вы цените и любите своих жен, не проводите с ними рискованных опытов. Не будьте настолько самонадеянны и самоуверенны. Рискуете остаться в одиночестве. Даже если вы лучше любовника по всем параметрам, женская логика при выборе партнера не поддается иногда никакой логике. Может, ну их на фиг, эксперименты эти долбанные? И оставить все на уровне фантазий?".
     Георгий задумался. Да, прошло уже несколько месяцев, а душевная боль так до конца и не прошла. Уход любимой жены - не хрен собачий. Тем более, когда она уходит к другому. И еще более тем более, когда ты сам этого другого на нее фактически положил. Ну что ж, жизнь продолжается. Изо всего можно извлечь пользу, даже из трагедии. Слава богу, и он не вдарился в депрессию, а наоборот, в стресс, и сумел его поставить себе на службу. Поменял работу на гораздо более выгодную, занялся спортом, завел кучу новых интересов и знакомств - в общем, стал совершенно другим человеком. Даже вот повесть эротическо-порнографическую написал. И заметил интересную особенность... лучше пишется, когда женщины рядом нет. А как потрахаешься, никакого вдохновения. Теперешняя его подруга не может слишком часто приходить (семейная, как-никак, не хочет своему мужу повод для ревности давать), поэтому творчество у него сейчас так и прет. Хотя надо бы завязывать с замужними любовницами. Завести себе любимую, только свою, и ничью другую, женщину, и любить ее. А все эти эксперименты... Нет уж, знаем, плавали. Не надо лишний раз искушать судьбу. И если ему доведется еще раз жениться, он никогда, вы слышите, никогда больше не повторит ошибок прошлого! Мужчина и женщина могут получать не меньшее удовольствие и просто друг от друга, не привлекая в свою постель третьего-четвертого-пятого. Хотя...
     Сидя перед компьютером, Георгий вспоминал прошлое. Да, надо признать, чего уж греха таить, адреналин в кровь тогда поступал здорово. Наличие любовника для жены - это заводит, да еще как. Просто он допустил ошибку с самого начала. Надо было, наверное, все же найти для Ольги женатого, а не холостого, и к тому же живущего за несколько тысяч километров от них. Ну и не такого красавца. Тогда, может быть, все было бы нормально. В общем, это ему урок на будущее - для следующей своей любимой подбирать кандидатов на постель очень аккуратно. И тогда все будет нормально, и тогда всем будет хорошо, и на всей Земле наступит мир и счастье...
     Минута за минутой проходили, а Георгий все тупо пялился на экран монитора, о который бился хрен знает откуда взявшийся мотылек...
     
     П р о д о л ж е н и е, н а д е ю с ь, н е п о с л е д у е т . . .
A A A


© Copyright 2017