Примерно восемь. часть 3

A A A
1
Жанры:  Инцест, Наблюдатели

Оглавление


     Глава 3. Вообще-то, нельзя. Но...
     
     Вчера на работе меня спросили, что со мной? Не заболела ли? Да я и сама чувствую, что что-то во мне разладилось. Стала, вдруг, интересоваться такой экзотической темой, как инцест. Недавно по телевизору была передача о происхождении людей. Так там утверждали, что все люди произошли только от нескольких предков. Значит, в древности у этих людей происходили половые связи внутри узкого круга, где все быстро становятся родственниками. Выходит, у них был инцест. И они не только не вымерли, но и очень-очень размножились. Пожалуй, они размножались даже намного лучше, чем сейчас! Такие вот странные мысли стали крутиться у меня в голове! А этот ежевечерний стриптиз перед не занавешенным окном? Утром я говорю себе: "Ну, что же я делаю? Так нельзя!". А вечером не могу удержаться и, задыхаясь от раздирающих душу противоречивых чувств, всё таки иду и делаю... А потом, обессилев от душевных терзаний, проваливаюсь в странные сны. Недавно ночью мне приснилась бабушка.
     Она рассказала мне о странных родственных отношениях в её семье. Я, вообще-то, знала, что бабушка родила мою мать довольно поздно, когда бабуле было уже около сорока лет. Но я раньше не знала, что бабушка родила мою мать от своего же сына, которому тогда было пятнадцать лет! Приснится же такое! Я так удивилась, что в тот же день после работы заехала к бабушке и, рассказав ей о своём сне, прямо спросила её об этом. Бабуля задумалась, помолчала, как-то странно посмотрела на меня, и сказала: "Да. Это так и есть. Но этого никто кроме нас не должен знать. Я бы и сейчас не призналась в этом, но сегодня я тоже видела вещий сон. Ко мне явилась моя мама и сказала, что пришло время Ларочке узнать. Но что узнать она не сказала. Я думаю, она имела в виду именно эту историю. Только поэтому я и открываюсь тебе. Но помни - это тайна!".
     Признание бабули меня сильно шокировало, и в подсознании закрутились и засвербили мысли о дозволенном и запретном. Я задумалась о том, почему же некоторые взрослые женщины влюбляются в молоденьких парней, выходят за них замуж или становятся их любовницами? Вот пушкинская мадам Керн в сорок лет вышла замуж за двадцатилетнего и, к тому же, за своего племянника!! Мне показалось, что я нашла разгадку таких отношений. Вот я, например, совсем не чувствую своего возраста. Если не смотреть в зеркало, то я внутренне не ощущаю себя намного старше, чем была, когда я заканчивала школу. Наверное, и те женщины тоже внутренне воспринимали себя ровесницами своих возлюбленных, и для них не было возрастной или родственной преграды! Однако, какой-то червячок сомнений продолжал копошиться где-то в душе, не давая всецело поддаться манящему влечению зарождающегося чувства.
     Несмотря на все сомнения, я продолжала по вечерам порочные представления для своего сына, делая вид, будто мне не известно его зрительское участие. С каждым вечером, помимо моей воли, спектакли становились всё эротичнее. Я ощущала себя как бы в трансе. Интересно, что чувство усталости после шоу стало ослабевать. Теперь, лёжа в постели, я вновь начала мучиться от неудовлетворённости и опять стала тормошить себя пальчиком. Раньше такие занятия сопровождались фантазиями о каких-то актёрах, сослуживцах или случайных попутчиках в транспорте.
     Теперь же в мечтах постоянно фигурировал мой дорогой Пашенька. Этот образ тревожил и мучил меня своей эфемерностью и неспособностью дать мне реальное освобождение от терзаний и неудовлетворённых желаний. И вот однажды меня вдруг осенило: "А почему я только мечтаю, можно сказать "в сухомятку"? Почему бы мне не пойти по следам бабули?". С этого момента я как-то покончила с внутренним раздвоением, наконец поняв, чего же мне хочется. Теперь мои мысли направились в сторону поиска варианта исполнения желания. Из-за последствий воспитания, мне показалось, что если я сумею так отдаться Пашеньке, чтобы он не знал, с кем имеет контакт, то это, вроде бы и не так страшно...
     Я перебирала разные варианты, но все они мне не подходили. И вот однажды я вспомнила давнишнюю историю с одной своей подругой. У неё муж не мог сделать ей ребёнка и она сказала мне, что хотела бы найти парня, с которым можно было бы сделать дело в полной темноте и в чужой квартире, чтобы этот парень не видел и не знал её и не мог впоследствии найти её и как-то скомпрометировать или шантажировать. Она рассказала мне об этом потому, что хотела воспользоваться моей квартирой. Я помогла ей с квартирой и всё вышло, как она хотела.
     На следующий день я завела с Павликом такой разговор:
     - Паша, ты, как мне кажется, уже достаточно взрослый, чтобы можно было поговорить с тобой на одну щекотливую тему... .
     А сама слежу за его реакцией. Вижу - занервничал, но смотрит внимательно и, даже, с некоторым интересом. Ну, раз так, продолжаю:
     - У меня есть одна подруга, которая хочет забеременеть от молодого парня, потому что ей кажется, будто от молодого будет более здоровый ребёнок, и, кроме того, молодые парни относятся к ЭТОМУ ДЕЛУ более легко, а ей нужно, чтобы кто-то сделал ЭТО и забыл!
     Вижу - удивление, но без протеста. Поэтому продолжаю:
     - Эта подруга хочет, чтобы ЭТО сделал ты! Она как-то видела тебя и решила, что ты ей подходишь.
     Вижу - брови приподнялись, а нижняя губа слегка выпятилась. Значит - что-то не так... Но, тут он спрашивает:
     - Ты, что? Прикалываешься?
     "Ага. Значит, отторжения нет. Просто он не понимает, что я это говорю вполне серьёзно. Ладно". Продолжаю:
     - Паша, мне, конечно, неудобно тебе это говорить, но ты, как мне кажется, уже достаточно взрослый, чтобы познать женщину.
     Вижу - краснеет, но молчит. Продолжаю:
     - Она придёт под вуалью в темноте. В квартире будет отключено всё электричество. Она молча покажет тебе что и как делать, а потом так же молча уйдёт. Ты её не знаешь и не увидишь.
     Вижу - какие-то эмоции забурлили, но молчит. Я заканчиваю разговор:
     - Паша, я понимаю, что всё сказанное мной очень необычно. Тебе сложно сразу ответить, согласен ты или нет. Поэтому подумай. А когда ответ созреет, ты мне сам скажешь. Ладно?
     И я ушла к себе в спальню.
     Утром, за завтраком, Паша, глядя в чашку с кофе и заметно запинаясь, пробормотал:
     - Ты вчера говорила что-то насчёт своей подруги. Ну, я, в общем, согласен...
     - Ну, и хорошо. Я с ней сегодня поговорю и тогда будет ясно, когда она придёт.
     Сказать-то я это сказала, но у самой что-то замутилось и в голове и животе, сползая вниз - в самый заповедник... . И потом- дома, по дороге на работу и там - всё время, дурманно и бурливо-тревожно боясь и болезненно желая, думала только о том, что - вот ОНО... Вот уже скоро... Не в силах вытерпеть более, я позвонила Пашеньке и, стараясь говорить спокойным голосом, сообщила, что ОНА придёт уже сегодня вечером.
     У меня внутри был пожар и смятение, как будто я снова влюблённая девушка и впервые выхожу замуж. Напор чувств был так силён, что отразился в цвете лица и необычном сиянии глаз, которые сразу заметили коллеги и стали спрашивать: "Что с Вами?". В начале, я не поняла, о чём они спрашивают, но когда мне сказали, что у меня покраснело лицо, я притронулась к щекам и сразу ощутила исходящий от них жар. Я растерялась и, слегка запинаясь, попыталась объяснить, что со мной всё в порядке, но никто не поверил и меня отправили домой, чтобы я отдохнула пару дней.
     Придя домой, я воспользовалась тем, что Пашеньки ещё нет и достала спрятанный пакет с такой одеждой, запах, покрой и материал которой не могли бы выдать меня при тактильном контакте в полной темноте. Отнесла пакет подруге из соседнего дома. Попросила оставить пакет до вечера, сказав, что хочу сделать сюрприз сыну (и это, кстати, была чистая правда) . Вернулась домой, приняла противозачаточную таблетку, выпила, для "храбрости" , а вернее для снятия стресса, пол стакана коньяка и стала ждать возвращения сына.
     Когда Паша пришёл, в нём было заметно какое-то напряжение. Чтобы не выдать своё волнение, я сразу стала одеваться и, пряча лицо за надеваемой косынкой, пробормотала, что подруга придёт в девять часов, и что у неё будут мои ключи от квартиры, и что я пойду в кино, а вернусь поздно. Продолжая прятать лицо, выскочила из квартиры. До девяти часов было ещё далеко. Чтобы скоротать время пошла в мегамаркет, где можно долго бродить не привлекая внимание.
     В половине девятого забрала пакет, прошла к тому строящемуся дому, с которого всё началось, через отодвигаемую доску пролезла за забор. Не чувствуя холода, сняла свои пальто и платье. Одела приготовленные вещи и парик, чуть-чуть ароматизированный такими духами, которых никогда не было в нашем доме. Свою одежду сложила в пакет и спрятала под какими-то досками. Надела шляпку с вуалью и, нервно вздохнув, пошла...
     На лестничной площадке я открыла щиток с электросчётчиками и отключила электричество в нашей квартире. На всякий случай выключила свет на площадке и, стараясь не шуметь, прошла в квартиру. Громко захлопнув за собой дверь, я дала знать, что пришла обещанная "подруга". Послышались неуверенные шаги Пашеньки. В полной темноте он, нащупывая дорогу вытянутыми вперёд руками, пробрался в прихожую. Я молча сняла пальто и, на ощупь, сунула ему в руки. Добавила сверху шляпку и, повернув его спиной к себе, подтолкнула вперёд - мол "двигайся, а я за тобой". Вероятно, от растерянности, он продолжал нести пальто. Но, тем не менее, прошёл в свою комнату, где остановился, не зная, что же делать дальше. Я легонько ударила его по рукам, чтобы он выпустил пальто, сняла платье, расстегнула его брюки и, нащупав кровать, показала жестами, что ему надо лечь.
     Сунув руку ему в трусы, обнаружила, что член ещё мягковат. Тогда я взяла его руку и положила себе на грудь, освобождённую от бюстгальтера. Член сразу затвердел. Я торопливо содрала свои трусы и, держась за его член, закинула ногу так, чтобы наши любовные инструменты совместились. Тихонько покачиваясь, я стала опускаться на кол. От сильного перевозбуждения у меня вагина сжалась так, что член не мог войти. Продолжая держать пенис рукой, я стала двигать головкой вдоль малых губ и массировать клитор. Эта привычная ласка усилила выделение моих соков, мышцы влагалища расслабились, и член, поливаемый моими выделениями, начал погружаться внутрь меня. Ощущение проникновения, наверное, можно сравнить лишь с эмоциями мучаемого жаждой, которому спасительная вода капает в иссохший рот. Безумно хочется ещё, ещё, ещё... Так и здесь - хочется всё глубже, глубже и глубже... И всё, что есть в мире, исчезает, а остаётся только одно ненасытное желание - глубже, глубже, глубже...
A A A


© Copyright 2017