Рецепт. часть 4

A A A
2
Жанры:  Инцест, Фантазии

Оглавление


     Рыдания снова сотрясли её тело.
     - Мамочка, он не скотина. Он никому ничего не рассказал. Он - это я.
     Рыдания усилились.
     - Уйди! ... Таким враньём меня не успокоишь... Уйди...
     Денис пошёл на кухню, налил полстакана тёпленькой воды и добавил туда солидную дозу валерьянки. Принёс матери и уговорил её выпить. Через некоторое время рыдания стали тише, а ещё минут через десять ровное дыхание стало признаком сна. Денис ушёл к себе и тоже быстро заснул.
     Под утро Ксении приснился Андрей. Он улыбался и протягивал к ней руки, но, вдруг, черты его стали меняться и... перед ней оказался... Денис...
     На следующий день Ксения пошла на работу. Однако, мысли всё время крутились вокруг сна, вокруг вчерашних выдумок Дениса, вокруг тех странностей, которые пугали и манили её в Андрее... Вконец измученная такими мыслями, она решила, что нужно ещё раз поговорить с Денисом...
     После работы Ксения замешкалась из-за сумбура в мыслях. Вышла она последней. Когда подошла к углу, перед ней вдруг появился Денис. Он вынул из-за спины букет ТАКИХ ЖЕ цветов и протянул ей. Он пошевелил губами, что-то говоря, но в ушах у Ксении звучало: "Ксения Петровна, я давно наблюдаю за вами издали... Позвольте представиться...". У Ксении вдруг так закружилась голова, что её качнуло. Чтобы не упасть, она схватилась за Дениса. Когда дурь отступила, она обнаружила, что держит ЕГО под руку точно так, как ТОГДА... Сама не зная почему, она прижалась грудью к ЕГО плечу и виновато заглядывая в глаза, прошептала:
     - Прости, Андрюшенька! Я не сразу тебя узнала...
     Денис взял её за плечи и энергично встряхнул.
     - Я не Андрей! Я - Денис!
     Ксения два или три раза моргнула, глядя на своего спутника, встряхнула головой и, широко открыв глаза, спросила саму себя, но вслух:
     - Что это со мной? ... Что-то мерещится...
     Она чуть-чуть отодвинулась от сына, чтобы не прикасаться к нему грудью и уже спокойным, ясным и ласковым голосом сказала:
     - Хорошо, что ты меня встретил. У меня сегодня какое-то странное состояние... Пойдём домой.
     
     ***
     
     Ночью Ксении опять приснился Андрей. Он поманил её пальцами обеих рук и, хотя губы не шевелились, Ксения явственно услышала: "Иди ко мне...". Так же, не разжимая губ, она мысленно произнесла: "Но ты же уехал... Я не знаю, где ты...". "Я рядом с тобой, но ты меня не узнаёшь... Обними меня...". Какая-то сила подняла её с постели и она, как под гипнозом, не открывая глаз, прошла в соседнюю комнату. Всё так же не открывая глаз, спросила, на этот раз вслух:
     - Андрюшенька, ты здесь?
     - Да.
     Она взяла Дениса за руку и повела к себе. Не открывая глаз, нащупала кровать, легла и потянула его за собой. Вильнув всем телом, подняла ночную рубашку почти до горла и прижала ЕГО голову к нежной мякоти грудей...
     Утром, открыв глаза она увидела рядом с собой сына... Вначале было удивление. Потом она провела рукой по промежности и поняла, что самое запретное уже произошло... Её охватил ужас... Она села на кровати и в растерянности смотрела на юную наготу молодого мужчины... От душевной боли слегла прищурила глаза и... вдруг, сквозь ресницы, ей показалось, что это не её ребёнок, а вполне взрослый, хотя и молодой, мужчина... Сквозь ресницы он был так похож на Андрея, что она едва удержалась от желания прижаться к нему и будь, что будет...
     Тихонько сползла с кровати, пошла на кухню, села у окна и невидящими глазами уставилась в начинающуюся суету городского утра.
     Весь день они молчали. Денис потому, что не знал, как надо начать разговор, чтобы не было истерики и рыданий. Ксения изо всех сил старалась сдерживаться, чтобы не разразиться криком, руганью и проклятиями.
     Ночью Денис проснулся от нестерпимого желания. Покрутился-покрутился и... пошёл в комнату матери. Слега дрожа от вожделения, погладил её руку, свисавшую с кровати, и прижался к ней губами... Едва слышный сонный шёпот в ночной тишине прозвучал вполне внятно:
     - Андрюшенька, это ты? ...
     - Да.
     - Обними меня...
     Не просыпаясь, она приняла в себя часть ЕГО тела и весь залп ЕГО гормонов...
     Утром она опять с ужасом глядела на молодое тело. В голове вертелась странная мысль: "Ну почему я, как персонаж Яна Потоцкого, всё время просыпаюсь "под виселицей"? За что мне это наказание?
     За завтраком Ксения, не глядя на сына, сказала:
     - Денис, так нельзя... Это недопустимо... Это грех... Не приходи ко мне ночью...
     - А если ты сама придёшь мне, как позавчера?
     - Выгони меня... Так нельзя... Нельзя...
     - Но ты же охотно занималась именно со мной тем же самым всю прошлую неделю.
     - Ты продолжаешь утверждать, что Андрей - это ты? ...
     - Да. Андрей - это я.
     - Нет! Я не могу в это поверить...
     - А ты поверь.
     - Как? Ну как можно поверить в то, чего не может быть?!
     - Ты отдайся мне в сознании, а не во сне. Всё равно ты уже два раза совершила этот, так называемый, грех. Попробуй ещё один раз, но наяву. Когда ты отдавалась мне во сне, ты была уверена, что с тобой был Андрей. Тебе кажется, что ты путала нас из-за ложности сновидений. Поэтому сделай это не во сне, но с закрытыми глазами. Тогда ты сможешь чётко сравнить свои ощущения сейчас и на прошлой неделе. Если окажется, что на ощупь и в "деле" мы одинаковые, то тебе будет легче поверить мне.
     Ну, ты хоть понимаешь, какую гнусность ты мне предлагаешь? Уйди!
     Прошло два дня, во время которых мать почти не разговаривала с сыном. Если он спрашивал какую-то вещь, она молча совала ему этот предмет в руку. Если он пытался поговорить, она, так же молча, уходила либо на кухню, либо в свою комнату. Ночью ей мерещился Андрей, а днём у неё перед глазами был Денис. Сходство между ними как будто нарастало, они как бы сливались в один образ, и она ничего не могла с этим поделать. У неё начали появляться сомнения. Иногда ей казалось, что, может быть, Денис прав. Сомнения, неудовлетворённые желания, страх перед нарушением запретов и любовь к сыну непрерывно терзали ей душу. Наконец, она не выдержала и вечером, не глядя на сына, сказала ему охрипшим от волнения голосом:
     - Ладно. Давай сегодня проверим, такой ли ты "на ощупь" , как Андрей. Я пойду и лягу в постель. Закрою глаза, чтобы не видеть, а только ощущать. Ты войдёшь чуть позже. Молча ложись. Дальше увидим, как получится...
     ... ... . .
     Когда они, уже утомлённые, просто лежали рядом, едва касаясь друг друга руками, Денис нарушил молчание:
     Ну, как? Ты сравнила ощущения?
     После томительно долгой (для Дениса) паузы, Ксения задумчиво начала говорить:
     - До замужества у меня были контакты с мужчинами... Но ни тогда, ни с твоим отцом у меня никогда не было чувства абсолютного соответствия мужского органа с моим... Раньше я думала, что так и должно быть... Что россказни про оргазм - это фантастические мечты женщин, безрадостно исполняющих свой супружеский долг, или изголодавшихся по ласке старых дев... Мне казалось, что оргазм - это как рай, про который говорят, но которого никто не видел... А вот, когда я "познала" Андрея, то оказалось, что всё-всё в его теле как будто специально слеплено именно по форме и размеру моих анатомических особенностей... и, что, оказывается всё-таки, есть женское счастье взаимного проникновения...
     - А у меня? Соответствует твоим размерам и особенностям? ...
     Ксения опять задумалась, внутренне перебирая свои ощущения. После некоторой паузы она немного растерянно пробормотала:
     - Да... Пожалуй твоё проникновение, размер, темп и напор такие же, как и у Андрея... Ну, а кожа и прикосновения, тоже очень похожие...
     - Значит, на "ощупь" мы практически не различимы? ... Значит, Андрей - это я?
     Опять пауза. Затем не очень уверенно:
     - Может и так...
     Утром в их общении уже не было напряжённости. Они улыбались друг другу, но разговор о ночном свидании не заводили. Под конец завтрака Денис всё-таки нарушил молчание на эту тему:
     - Мамочка, чтобы облегчить тебе психологическую адаптацию к этой, пугающей тебя ситуации, называй меня днём Денисом, а ночью - Андреем... Может быть, так тебе будет легче? ...
     - Да... Может быть...
     После паузы, она как-то неуверенно проговорила, немного виновато глядя ему в глаза:
     - ... Ты ночью называй меня просто Ксюша... Ладно? ...
     
     ***
     
     Дальше днём они любили друг друга, как мать и сын, а ночью - как страстные любовники. Постепенно призрачный образ Андрея, в её сознании всё молодел и всё больше сливался с живым образом Дениса.
     Наконец, настала ночь, когда Ксения, в беспамятстве очередного оргазма, пробормотала имя любимого и это имя было - Денис...
     В эту ночь, разглядывая прекрасное тело любимой женщины и проводя ладонью по рельефному изгибу от талии к тазу и мягким "булочкам" , Денис продекламировал:
     "Ты - просто лакомство для глаз,
     Когда откроешь чудный таз...".
     Затем он наклонился и припал губами к манящим прелестям... Ксения чуть заметно улыбнулась и нежно погладила сына по голове. Больше она не думала о греховности любви к сыну. Теперь она уверена, что любовь - это счастье. И если оно есть, не надо его стыдиться, а надо радоваться каждому мгновению отпущенному судьбой...
A A A


© Copyright 2017