Зимняя сказка. часть 2

A A A
0

Оглавление


     Мама послушно ложится на бок на диван. Сейчас она более беззащитна, чем раньше. Я чувствую себя насильником от того, что пользуюсь маминой беззащитностью и долгим отсутствием отца, вызвавшем в маме неодолимое желание. Но в этот момент я также понимаю, что моя любимая мама сдалась и позволит мне все.
     Мама снова отвечает на мои поцелуи. Моя рука скользит от груди к ее талии, по бедру и ниже, зарывается в прозрачный невесомый ворох юбок. Мои пальцы нащупывают нежную кожу у мамы под коленом, охватывают его и скользят по гладкой белой коже бедра вверх, задирая все эти юбки.
     Мой язык гуляет во рту у неровно сопящей мамы. Скользя вверх и вниз, моя рука подбирается все выше и выше. В голове крутится мысль о том, что как хорошо мама успела снять колготки. Наконец, когда юбки уже окончательно задраны, мои пальцы натыкаются на резинку трусиков. Я был готов взвыть от боли, когда моя рука сползла по гладкой ткани на попу мамы. Я поглаживал мягкую пышную ягодицу, под аккомпанемент рвущихся в штанах плавок.
     Мамина голова лежит на моей руке. Я шепчу на ушко маме самые нежные слова, которые я знаю. Теперь мои пальцы медленно поглаживают переднюю часть маминых восхитительных высоких бедер. Вот они двигаются, лаская кожу внутри бедер. Мама переворачивается на спину. Я продолжаю свои ласки. Мамины бедра вздрагивают и слегка раздвигаются. Теперь я точно знаю: мама - моя.
     Медленно-медленно мои пальцы двигаются вверх впереди и внутри восхитительного тактильного блаженства. Как приятно и горячо и уже влажно в маминой промежности! Трусики тихо шелестят по покрытому волосами высокому лобку. Я отрываюсь от маминого рта, принимаюсь целовать ее мягкий теплый животик, одновременно стягивая податливые, невесомые, гладкие трусики. Когда мой нос утыкается в жесткие завитушки волос на лобке, мама вдруг поднимает свои бедра мне навстречу, помогая стянуть трусики со своей пышной попки.
     Трусики неслышно шлепаются в угол дивана. Я выпрямляюсь, лихорадочно стаскивая с себя штаны и трусы. И вот я с торчащим как дубина членом, стою над мамой. Она лежит передо мной с голой грудью, с ворохом полупрозрачных юбок под ними, с черным треугольничком между отпадно-стройных бедер.
     Мелькает вдруг мысль: телефон надо отключить, чтоб не помешал никто. Хочу кинуться в прихожую, но тут понимаю: стоит промедлить, и все это пройдет мимо, не вернется больше никогда. Быстро нагибаюсь, лезу на маму. Хочу поставить колено у нее между ног, но мама перехватывает его и отводит в сторону. Я перекидываю через нее ногу. Мама не убирает руку и помедлив, берет ею мою мошонку. Я раскорячившись, полусижу на маминых ногах и наслаждаюсь тем, как ее пальчики перебирают мои яйца. Она легонько пожимает, потирает их. Затем я чувствую, как ее указательный палец разделяет надвое мою мошонку и прижимается к основанию члена. Я никогда не испытывал столь изысканной ласки, и издал сдавленное "О-о-о!", когда пальчик стал двигаться вперед и назад, своим ноготком тыкаясь мне в промежность.
     Рука у мамы движется обратно, ее пальцы охватывают мой окаменевший член. Сжимаясь и расслабляясь, ласковое кольцо из пальцев достигает основания головки и здесь останавливается. У меня в голове крутится мысль о нереальности происходящего. Я никогда не представлял, как приятно голым сидеть на на полуголой красивой женщине, которая ласкает тебя и осознавать, что эта женщина - твоя мама! Мама резко тянет мой член вниз. Мне кажется, что он трещит от напряжения. Я охаю, поднимаю задницу и пригибаюсь ближе к маме. Мама не дает мне лечь на себя. Другая ее рука скользит между нами себе в промежность.
     Дальше происходит фантастическое и невероятное. Одной рукой она тянет меня за член у головки, а другой мама открывает себя. Сначала моя вздутая залупа тыкается ей между пальцев, затем ее рука тянет меня ниже, и я, не веря собственным чувствам, двигаю тазом вперед. Я вхожу в мягкое, женское, горячее и влажное. Мама направляет меня в себя, и я вхожу в нее. Дальше я не слышу ничего, кроме собственного нескончаемого стона. Впрочем, и его я тоже не слышу. Я весь - в ощущениях своего члена, раздвигающего ласковую, упругую, податливую мякоть. Мама! Я вернулся! Как хорошо мне здесь!
     Я немного выдвигаю член и задвигаю его вновь. Еще и еще я повторяю процесс, погружаясь с каждым разом все глубже. Мама убрала руки, и я лежу на ней. Грудь у мамы вздымается и опускается, она глубоко дышит. Я разгорячен, напряжен. Вперед... Назад... Я повторяю это. Я ебу! Я ебу свою маму!
     - Мамочка! Я люблю тебя! Какая ты... Роскошная женщина... Я завидую сам себе... Я завидую своему члену!
     Я целую маму в шею, ушки, волосы. И ебу, ебу, ебу... Приподнимаюсь немного, вновь ловлю мамину пышную грудь, получая неземное наслаждение. Затем шарю внизу, глажу ее попу сбоку. Чувствую, что переборщил. Не хватало еще кончить! Это должно продолжаться... Вечно... Вечно...
     Залажу на маму весь, осторожно начинаю раздвигать ей ноги и пролазить между них. Мама послушно поднимает колени, и я проскальзываю у нее между бедер. Теперь я опираюсь на колени и двигаюсь осторожно. Не помогает! Слишком долго мой член был сжат в своей темнице. Не хватало кончить! Я хочу воткнуть член до отказа и отдохнуть, лаская маму. Но не тут-то было! У мамы свои планы. Она начинает активно двигать тазом, подмахивая мне. И в этой ситуации так бездарно осрамиться! Я принимаю волевое решение и быстро соскакиваю с мамы. Слышу ее удивленный и разочарованный возглас. Сейчас, дорогая!
     Быстро плюхаюсь на колени перед диваном, одним рывком толкаю лежащее передо мной тело к себе. В следующее мгновение мой рот оказывается между поднятых пышных бедер мамы, прижатым к ее сокровищу. Мой язык сразу погрузился в клейкую горячую мякоть. Услышал, как мама ойкнула от неожиданности. Какой божественный здесь был запах! Я вернулся в маму по-настоящему! Как приятно было осознавать, что здесь только что двигался мой хуй, и что именно здесь бесчисленное число раз двигался и кончал хуй моего отца! Во мне поднялось звериное и вместе с тем нежное вожделение. Мама тоже была возбуждена до предела. Кончиком языка я нащупал довольно длинный припухший мягкий стерженек, потрепал его кончиком языка, осторожно втянул его в рот, зашвыркал им во рту вместе со слюнями. Мама издавала короткие, судорожные, задыхающиеся крики. Она в неконтролируемом темпе приподнимала и опускала свои ягодицы. Я просунул под них свои ладони, взял их, гладкие, пышные, гладил, мял их, приподнимал, помогая маме бросать свое лоно навстречу моему языку.
     Как приятно было чувствовать, что я доставляю маме наслаждение! По тому, как двигались мамины бедра, в этом не было ни каких сомнений. Мамочкины ножки двигались как крылышки бабочки, сжимая мою голову и снова отпуская ее. Как божественно пахла мамина киска! Мой член от перевозбуждения размяк и истекал соком, болезненно ноя. Внезапно мамины руки легли мне на затылок и с силой прижали к ее промежности. Я громко засопел, мой язык задвигался в маминой норке как винт, я осторожно втянул в свой рот горячую, скользкую, трепещущую мякоть. Мама издала последние сдавленные звуки и без сил раскинулась на ложе. Бедра ее были приподняты и раздвинуты. Я оторвал свой рот от маминого сокровища и принялся его разглядывать. Каким прекрасным и возбуждающим был ее изласканный, влажный цветок любви в свете разноцветных вспышек елочной гирлянды!
     Мама с трудом приподнялась, переместилась головой на подушку и одернула свои юбки. Я сел рядом и обнял ее.
     - Мама, тебе хорошо было, да?
     - Да, мой милый, - она пристально посмотрела на меня и запустила пальцы в мои волосы, погладила меня по мокрой щеке.
     - Какая ты красивая, мама! Скажи... А папа тоже так ласкает тебя?
     Мама смутившись, опустила взгляд.
     - Нет, ну что ты! Никогда...
     - Вот балбес! Эх...
     - Что "эх"?
     - Да я бы... Я бы...
     - Да уж конечно, ты бы... Я вижу!
     Мама тихонько хихикнула. Опять погладила меня по щеке.
     - Мне никогда не было так хорошо. Господи, я кончила! Наверное, впервые в жизни... А ты как?
     Я что-то промямлил. Мама внимательно взглянула мне в низ живота и осторожным, ласкающим движением снизу взяла в руку мой обмякший, распаренный, слюнявый член. Она поглаживала его снизу, подхватывала и отпускала, ее пальчики с каждым разом все ближе подбирались к головке, и все острее становилось наслаждение. Я быстро наклонился и поцеловал маму в рот. Ее язычок быстро проник ко мне. Я подумал, что маме будет интересно почувствовать запах своей киски у меня во рту. Мамины пальчики взялись за самый краешек моей крайней плоти, задрали кожицу до половины на головку, сомкнулись, натянули на залупу вновь... Я глухо, через нос, застонал, задрал голову, заохал от непереносимой ласки и глядя как мамины наманикюренные пальчики подрачивают мой член. Я не мог выбрать, чем наслаждаться больше: видом маминых ручек или ощущениями дрочки.
     И в этот самый момент ЭТО случилось. Зазвонил телефон! Мама вскочила, воскликнув: "Это папа!" и бросилась в прихожую. Она схватила трубку, и я услышал обычный телефонный диалог: "Да!", "Да!", "Нормально!". Со злостью я встал, и со своим проснувшимся, торчащим членом тоже направился в прихожую.
     "Я требую продолжения банкета!" - сказал я. Мама на секунду оторвалась от трубки.
     - Это папа!
A A A


© Copyright 2017