Негодяи. часть 2

A A A
1
Жанры:  Измена, Служебный роман
Связь

Втайне от мужа Вика подбирала гардероб на семинар; приличествующие случаю загородные наряды были отложены, деловая одежда повешена в шкаф. Она долго рассматривала красивый коротенький прозрачный пеньюар с таким же гарнитуром на тоненьких тесемках: он был куплен когда-то для мужа и почти не использовался ей. На всякий случай прозрачные одежды были уложены с дорожную сумку. Дав указания всей семье насчет ребенка и собственного нескорого приезда, девушка уселась в директорскую машину в пятницу, после работы. – Ты никому не проговорилась? А то знаешь, завидовать начнут, почему ты, а не кто ещё… Вика понимающе улыбнулась и вовсе не задумалась об офисных интригах: она готовилась к чему-то новому, неведомому, пугающему и одновременно интригующему неизвестностью.

Викин номер в красивом загородном пансионате был маленьким, но уютным; комната Дениса была недалеко на этаже. Народу было мало, и девушка гадала, кто же здесь участники финансового семинара, на что директор успокоил её словами, что народ подтянется к утру. Прогулявшись с мужчиной по территории и выслушав его рассказ о его прошлых визитах сюда, девушка уединилась в комнате. Она поставила будильник к завтраку и с сомнением посмотрела на разложенный прозрачный ночной наряд: спать одной удобнее было и в растянутой футболке. И все же она надела давно не ношенный гарнитур и покрутилась перед зеркалом: чудо как хороша! Неужели никто сегодня не оценит!? Она взглянула на часы – сегодня заканчивалось через час с небольшим.

Она ожидала и почти не удивилась стуку в дверь. Распахнув её и увидев Дениса в белом гостиничном халате, таком же, как и в её ванной, она изобразила смущение: - Я сейчас только накину что-нибудь… И пошла вглубь номера, соблазнительно играя бедрами. Следуя прямо за ней, не успевший ничего сказать мужчина с замиранием сердца наблюдал за, как ему сперва показалось, полуобнаженной девушкой, на которой, кроме прозрачного коротенького развевающегося халатика, не было ничего. Но вот, взяв в руки махровый халат, она повернулась, и он увидел такие же прозрачные стринги, незаметные на попке из-за тесемок, и розовые почти девичьи соски, просвечивающие сквозь сетчатый лифчик. Он потянул из её рук халат, и она с полуулыбкой отдала его. Взяв в руки её лицо, он приблизился и, увидев, как послушно она тянет к нему блестящие от помады губы и прикрывает глаза, поцеловал её. Шепнув ей между поцелуями «раздевайся!», он сам скинул с её плеч невесомое одеяние и, проведя руки по чуть трепещу
щим лопаткам и талии, зафиксировал их на тонкой скрутившейся тесемке трусиков.

Они долго целовались, причем она ответила не сразу, только немного погодя раскрыв губы и впустив вглубь его быстрый язык. Он жадно рыскал внутри её рта, побуждая её старательно посасывать его. Мужчина нагнулся и крепко охватил пальцами обтянутые тонкой сеткой груди; он целовал их и покусывал сквозь ткань. Она гладила его по плечам и волосам, откинув голову и прерывисто дыша. Маска всегдашней невозмутимости покинула её лицо, оно выражало восторг и вожделение. Её пальцы подрагивали на его волосах; ощутив это, он посмотрел на неё: она являла собой одно сплошное ожидание. Присев, он поудобнее захватил ладонями её подрагивающие напряженные ягодицы и целовал её лобок сквозь скользкую тонкую видимость ткани. Она расставила дрожащие ножки – он впился губами в мокрую промежность, покусывая мягкие складки вместе с влажными трусиками. Встав, он победно ощутил дрожь всего её тела под своими руками. Глядя в её прикрытые глаза, Денис опустил её на кровать и лег на неё, она послушно
развела ноги. Он отвел в сторону её трусики, с удовольствием сначала погрузил палец в текущую вибрирующую щель и позже легко втолкнул туда член. Тот сразу проскользнул внутрь и удобно устроился между плотно облёгающими его стенками.

Момент, когда она отдалась Денису, стал для Вики определяющим: она отчетливо поняла, что влюбилась. Будто разрозненные кусочки трудно собираемого пазла сошлись вдруг и перед глазами предстала цельная картина, так и у неё прояснилось в голове: вот то, что она давно искала, ожидала и представляла себе. Мужчина, сильный, красивый, властный и богатый, держал её в объятиях и был в ней; только он и никто иной должен занимать место подле неё. Она нашла любовь и теперь будет счастлива. Прочь зависть и раздражение! В её жизни больше нет места этим эмоциям слабых. Хмелея от нежданного подарка, девушка крепко оплела руками овладевающего ею возлюбленного и сперва потихоньку подалась ему навстречу. Вот уже опершись о кровать, она темпераментно толкает его бедрами, радостно ощущая его встречные ритмичные толчки. Она чувствует, как глубоко погружается в неё его крупный орган, и все ждет, когда же он коснется тех сверхчувствительных мест, отчего ей сразу станет очень хорошо, как ино
гда с Алексеем, и её постепенно охватит сладострастное воодушевление, которое не хочется, чтоб уходило.

Но вот вспотевший мужчина приподнялся на ней, выгнулся, закатил глаза и содрогнулся со стоном. Она скользнула руками по его мокрой спине, крепким ягодицам и погладила по щеке упавшего рядом и тяжело переводящего дух. Он взглянул на неё и утомленно закрыл глаза, а она долго изучала ставшего ей дорогим мужчину. Не нужно было беспокоиться о предохранении, и это радовало её, желавшую ощущать в себе доказательства его любви. Уже несколько дней она ожидала месячных и была благодарна судьбе за то, что они запаздывали и дали ей шанс стать счастливой и, она надеялась, взаимно любимой.

Денис отдыхал и анализировал свои ощущения от только что случившегося, ожидаемого секса. Ему понравилось, как пока почти все нравилось в Вике. Особенно то, что она с заметной радостью отдалась ему без долгих уговоров и ломания. И ещё то, что она была женой его знакомого, пусть не партнера, нет, всего лишь механика, но вполне себе нормального парня. А она вот выбрала его, обнимала его и дрожала под ним, и это ему льстило. Как и многие другие, чьи-то жены, подружки, задолго до неё выбиравшие его, и так же довольные им. И благодарные ему после. Кажется, она ничего не испытала?! Непорядок! Следует исправить. И он вновь повернулся к ней.

- Ты знала? – Да, догадывалась… - И как? - Я рада. А ты? - Пока нет… Вика напряглась. – У тебя ничего не было. Это надо исправить! Приготовься, плохая девочка! Засмеявшийся Денис навалился на её бок, просунул руку ей под спину, другую медленно повел по животу вниз, к резинке так и не снятых трусиков, прильнул к её удивленно приоткрытым губкам и скользнул пальцами под ткань. Девушка вскинула руки на плечи мужчине и облизнула его язык своим. Погладив её грудь сквозь прозрачную сетку, Денис решительно отодвинул половинку лифчика, выпустив наружу подпрыгнувшее полушарие. Зажав его в ладони и придавив большим пальцем мягкий сосок, он уверенно сдавил другой рукой её промежность в уже высохшей сперме и шевельнул пальцами, призывая её раздвинуть ляжки. Первый оргазм настиг её трепещущей в его настойчивых руках, зажимающих меж пальцев потемневший, вытянутый сосок и теребящих затвердевший взмокший клитор. Он самодовольно ощущал под собой тонкое, но сильное подергивающееся тело
и усмехался, когда она в экстазе пыталась искусать его неотрывающиеся губы и язык.

– Давай-ка снимем эту конструкцию! – насмешливо ей, почти ничего не соображающей и глухой из-за бьющих её судорог, и потянул с бедер насквозь промокшие стринги; она едва шевелилась, помогая ему. – Дальше не надо, пусть так… - оставив трусики болтаться где-то на её коленке. – Теперь ты, пойдем-ка наверх. Сидя на нём, она медленно возвращалась к реальности: сладкие конвульсии оставляли её. Осмысленно взглянув на с улыбкой ожидающего её мужчину, Вика взяла в ладонь теплый, шершавый от засохшей спермы, толстый член и, приподнявшись, ввела его во вновь влажное, нетерпеливое отверстие. Стараясь красиво двигаться, она опустилась, и тот вновь легко скользнул глубоко в неё. Приподнимаясь на пенисе, она опиралась на его волосатый лобок, а он, подняв руки, спустил с плеч находящийся в беспорядке бюстгалтер; она, смеясь, расстегнула его. Красивые вращающиеся груди удобно уместились в его ладонях; сильно сжав их, Денис наслаждался волнующими СОБСТВЕННЫМИ ОЩУЩЕНИЯМИ. Он только б
оялся, что его член долго не выдержит тесного трения плотных мышц её горячего отверстия, и тихо отдавал ей команды «подожди!», «давай!», «не спеши!», «вот так, да!». Нанизываясь на него, девушка пыталась определить то положение тела, при котором она почувствует то самое, приятное возбуждение, которое она умело доведет до оргазма. Наконец, тяжело и громко дыша, выгнувшись на нем назад и опираясь на его ноги, она усиленно тёрлась чувствительной областью почти о самую головку пениса, мечтая, чтоб он помог ей. Тягостная истома охватила её и держала в обволакивающей все тело осаде, никак не желая взорваться и дать ей полное чувственное наслаждение. Ей казалось, что ещё чего-то не хватает, ещё чуть-чуть, и наступит освобождение из одуряющего плена. Лишь только она почувствовала его настойчивые пальцы у входа во влагалище, решительно ухватившие клитор и крепко сжавшие его, внутренний взрыв произошел. Денис восхищенно наблюдал, как прекрасная всадница, сотрясаясь крупной дрожью и к
рича, ухватив свои соски, конвульсивно дергается на нем, торопясь из последних сил удержать в себе божественные мгновения полного наслаждения.

В свете луны девушка была прекрасна какой-то необычной, нечеловеческой красотой, напоминая не ангела, нет, а некую деву-воительницу, испускающую победный клич на поверженном трупе врага. Увидев, что судороги отпускают её и искаженное лицо разглаживается, мужчина прижал её к себе и крепко обнял враз ставшее вялым тело. Упершись ногами в кровать, забился в ней снизу, шепча в ушко только что придуманные для неё эпитеты - «чертовка», «амазонка» и «ведьмочка». Она с удовольствием слушала комплименты, прерывая их поток горячими, признательными поцелуями. Её возлюбленный ни в чем не разочаровал её, оправдав самые смелые ожидания.

Вика понимала, что даже не в сексе дело: ей так невероятно хорошо оттого, что она, пожалуй, впервые в жизни, по-настоящему влюблена, почти так, как в первые месяцы супружества в мужа, только намного сильнее. Она жаждала бесконечности этой порочной связи, нисколько не терзаясь разумными опасениями. Теперь все иное в её жизни было второстепенным и неважным.

Денис прочитал это во всем её облике, пока вколачивал в её трепещущее лоно начинающий пульсировать пенис. Дрожа под ней, распростёртой на его груди, он вновь и не подумал выдернуться в последние секунды, предоставив её защиту ей самой. И поймав её влюбленный взгляды, понял, что и ей не до этого. Перестав трястись и стонать, он перевернулся с ней набок и долго целовал, заставив её задыхаться. Ожидая, что она сейчас убежит в ванную, чтоб что-то предпринять, как все женщины, он удивленно отметил её спокойствие. Она серьезно смотрела на него, нежно держа в объятиях.

– Нам нужно вовремя встать завтра, чтоб не опоздать на первое занятие и на завтрак, - предусмотрительно заметила она. – Какая деловая у меня девушка, - иронично протянул он. – Ты, правда, больше не хочешь? – Хочу, но мы можем это повторить… завтра, - чуть запнулась она, и ему понравилось это её сомнение: пусть помучается в мыслях, захочет ли он её завтра. – Посмотрим, готов ли я буду на подвиги завтра, сегодня меня чуть не угробила одна дочь дьявола, - пошутил он, и она, счастливая этим признанием, потянулась к нему с поцелуем, едва слышно шепча, как ему показалось, «любимый», «люблю тебя».

Утром свежая, только что из душа, Вика разбудила разметавшегося по кровати Дениса. – А сколько времени? – сонно пробормотал он и, услышав ответ, что почти 8.00, внезапно добавил: - Собирай вещи! Ты уезжаешь отсюда! Ничего не понявшая девушка вообразила себе самое худшее и растерянно пыталась задавать вопросы, на что умывшийся мужчина ухмылялся и торопил её. Пришлось наскоро запихнуть аккуратно разложенные наряды в сумку и, скрывая недоумение и обиду, демонстрировать выдержку и невозмутимость. Вика потерянно спрашивала себя, что она сделала не так, в чем ошиблась. В том, что влюбившись, уступила ему? Наверное, он не любит излишне доступных, кем она и была всю ночь. Что же делать? Как быстро исправить положение? Девушка пыталась что-то объяснить не слушавшему её мужчине, который, накинув халат, поспешно выталкивал её из номера. Не взяв у неё сумки, он молча пошёл рядом, искоса наблюдая за ней.

Поравнявшись со своим, не запертым с вечера номером, воскликнув «Сюрприз! И ты поверила!», он втолкнул её в дверь. – Признайся, что испугалась?! Ну, скажи!? Как я разыграл тебя, чертовка!? Тебе понравилось? А я оплатил твой номер только до утра. Зачем переплачивать? Вика готова была задушить хохочущего мужчину, но изобразила понимание на лице и улыбнулась его милой шутке. А он вновь обнимал её и влек к своей, уже разобранной с вечера постели. На её напоминание, что у них завтрак и семинар, он засмеялся: - Я - твой семинар! А ты – мой! На ближайшие 2 дня! И девушка вновь изумилась отсутствию у себя проницательности и уже благодарно улыбнулась раздевающему её мужчине: она не обманута, а любима. И она счастлива!

Уже через минуту лежа на спине с разведенными ногами, она с замиранием сердца ощущала его пальцы, ритмично нажимающие на сухой клитор. Вынув руку из её пока не увлажнившегося отверстия, мужчина уверенно провел несколько раз пальцами вдоль пухлых нижних губок. Взглянув на блаженное лицо девушки, он погрузил пальцы ей в рот, она безропотно облизала их. Теперь легко стало мастурбировать влажное лоно, и Денис отдался приятному занятию, почти втолкнув туда кисть. Вика со стоном изогнулась от его волнующих манипуляций, уцепила его за волосы и впилась ему в губы. Вскоре и она ласкала его, цепко зажав в руке наливающийся силой пенис.

Когда девушка, дрожа в первом оргазме, с силой всасывала в себя его язык, он прижал её к себе и втолкнул в мокрую, дрожащую вагину крепкий член. Она забросила ему на бедро ногу; и так, лежа на боку, сильно сжав её ягодицы, он быстро толкал её к себе и удовлетворенно чувствовал то усиливающиеся, то ослабевающие вибрации горячего тела. Она едва соображала, так и не выбравшись из плена обессиливающего экстаза, машинально подавая бедра ему навстречу. Она желала, чтоб тягостная, никак не проходящая истома отпустила её и поскорее бы внутри произошел взрыв, принесший, как и вчера, наслаждение и покой. Мужчина задергался в её объятиях; Вика сильно прижалась к его паху, сдавила мышцы вагины, и его извергающийся член, казалось, коснулся-таки оголенных нервов её гиперчувствительных областей. Опять она кричала, и мужчина самодовольно смотрел на бьющуюся в его руках темпераментную любовницу, так сильно отличающуюся от скучноватой жены. Она утихла, и они разомкнули объятия, упав на
спины. Девушка закрывала глаза и, прошептав опять слова нежности, заснула.

В последующие 2 дня они почти не выходили из номера. Заказывали еду, подкреплялись, любили друг друга, спали, мылись, опять занимались сексом и так по кругу. Говорили много. Смеялись и шутили. Пару раз в самый неподходящий момент звонил викин муж, и она, страшно смущаясь любовника, пыталась не отвечать и отключить мобильник, но смеющийся Денис, как ни в чем не бывало, протягивал ей трубку и с интересом слушал её ложь про занятия и учёбу. Потом она все же отключила сотовый, не привыкнув пока вести разговоры прямо во время совокупления. Пример показал ей он, запросто болтая с женой во время секса с ней. Подмигивая сидящей на нем Вике, мужчина виртуозно общался сразу с обеими женщинами, ловко отвечая и жене насчет семинара, и, прикрыв рукой трубку, шутя с ней, Викой. В последнюю ночь Денис, смеясь, фантазировал, что видит её с красными волосами как колдунью, и уверял, что ей пойдет. Вика уточнила оттенок и, лежа у него, засыпающего, на груди, призналась ему в любви, уве
ренная, что он не слышит. Он слышал.

Домой они вернулись ночью, не в силах оторваться друг от друга раньше. Долго целовались в машине у её подъезда. Соскучившийся Алексей пылко целовал жену, и Вика с не меньшей страстью, чем пару часов назад, отдавалась ему, искренне стремясь, чтоб мужу было так же хорошо, как теперь ей. Её жизнь обрела долгожданный смысл, и Алексей заслужил поощрение, косвенно будучи причастным к её успеху.

Родственные души

На работу Вика вернулась другим человеком. С темно-каштановыми с красным отливом, свежепокрашенными волосами, в новом, с утра купленном костюме, девушка была потрясающе хороша, с достоинством улыбаясь сотрудникам уголком губ и едва кивая головой. По-прежнему вежлива и предупредительна она осталась лишь с 3-я вышестоящими сотрудниками: директором, его замом Виктором Н. и главбухом. Сослуживцы пошептались у неё за спиной о причине таких разительных перемен в бывшей свойской девушке и, правильно поняв их, перешли на новый уровень отношений с ней – сдержанно- официальный.

Денис более откровенно демонстрировал дружелюбие и доверие к ней, и Вике стоило больших усилий открыто не проявлять своей влюбленности в начальника. Они вместе приходили на работу, он подвозил её, ожидая неподалеку от дома, чтобы не нервировать мужа. Почти одновременно уходили, значительно кивая друг другу при словах «до свидания», не давая повода для подозрений окружающим. И вскоре встречались в его машине где-нибудь за углом от салона. Чтоб, подъехав к викиному дому, долго целоваться на переднем сидении и наслаждаться долгим минетом, который девушке пришлось наскоро освоить.

Вике пришлось изрядно поволноваться поначалу: Денис, казалось, вовсе не был настроен на интим с ней наедине. Ему вроде бы хватало быстрого тисканья её в машине и приведения в беспорядок её одежды и прически. Повинуясь желаниям мужчины, девушка помалкивала и терпела его торопливые поцелуи вблизи своего дома; этого было явно недостаточно для развития отношений. Но он сперва не предлагал большего, и девушке пришлось унизиться до вопросов. Отвечая на её осторожные предложения увеличить время свиданий и перенести их в более подходящее место, мужчина, глядя на неё с превосходством, что-то плёл про явную опасность этих встреч и про его заботу о ней, матери семейства. В его словах сквозила едва различимая насмешка, и Вика сломала голову над трудно разрешимой задачей совмещения своей любви и своей семьи. Тогда же Денис лицемерно посетовал на свое никак не утоляемое их встречами вожделение, притворно намекнув на её жестокость к нему. Она выразила готовность сделать для него в
се; благодарно улыбаясь, он расстегнул брюки, развел колени и откинулся на спинку сидения. Ошарашенная девушка, стараясь не выказать смущения, в первый раз лизнула мужской орган. Когда же натренировавшаяся Вика впервые не отпрянула испуганно от извергающегося в её рот пениса и проглотила всё до капли, Денис самодовольно засмеялся и, целуя её, сказал, что соскучился и мечтает оказаться с ней где-нибудь в тихом, удобном месте, и кое-что придумает. Девушка так измучилась, ожидая его внимания, что и не особо заметила все его уловки: обрадовалась очень. Уютная квартира в 2 комнаты вскоре стала их любовным пристанищем.

В тот миг, когда умиротворенная Вика, сидя на ворсистом ковре у его ног, щекотала ему яички и мастурбировала твердеющий в её руке член, он и сам чувствовал себя почти счастливым. Красивая, красноволосая, похожая на фотомодель любовница в сексуальном, специально для него надетом белье, готовая без устали, со вкусом облизывать, как леденец, его подрагивающий на её губках член – большего он не мог желать. Дома такого подарка ему не обломиться: жена озабочена никак не наступающим зачатием. И большая удобная кровать стала полигоном их волнующих любовных схваток, а большое настенное зеркало – безмолвным свидетелем.

Викина начальница – умная женщина, знавшая Дениса с его юности, – заметив влюбленность девушки, по-дружески пыталась предупредить юную подчиненную и оградить от потенциальных проблем: - Вика, девочка, послушай моего совета: не нужно тебе этого! Он только расстроит тебя! Это же у него не в первый раз! Не увлекайся так сильно! Пожалеешь – будет поздно! Девушка изображала непонимание и отметала всякие сомнения начальницы: - Вам показалось. Ничего нет! У нас же семьи!

И воодушевленно глядя в глаза любимому, покусывая его соски, ведя языком по его животу вниз, к ожидающему её пенису, весело смеялась над опасениями немолодой женщины, пересказывая в лицах любовнику их диалоги. И тот иронично шутил над женской интуицией, забирая в кулак красноватые викины пряди и регулируя её оральные усилия. Ей даже не хотелось сомневаться попусту: разве её яркие оргазмы от минета или традиционного секса не явное доказательство любви мужчины, которую он подкреплял нежными словами. И вечерами их свиданий Вика впадала в неистовство, особенно когда Денис вовремя стимулировал область её высшего наслаждения, умело подгадывая моменты, чтоб ущипнуть, потискать её там. Тогда забывалось все второстепенное, будь то семья, намеки сослуживцев; важными были только этот обожаемый мужчина и её фантастические эмоции от его искусных действий.
A A A


© Copyright 2017