Соблазнитель. часть 2

A A A
0

Оглавление


     Во-вторых, этот парень был влюблен в меня. Ну что можно чувствовать, зная, что твой знакомый, такой же парень, как и ты, любит тебя? Что он о чем-то там грезит, о чем-то там мечтает, чему-то радуется и чему-то огорчается - и это все в связи с тобой!
     
     Я не знал, что и подумать. В голове только и проносилось - блин, да он дрочит на меня, причем разглядывая те самые фотографии!
     
     Несколько дней я избегал встреч с Серым. Не был на лекциях, стремительно пробегал коридоры, где он мог появиться, ходил домой кружным путем. Он тоже не показывался на горизонте. И не звонил.
     
     Потом я услышал разговор его одногруппниц. Они говорили о том, что Сергей ходит в универ зареванный, ни с кем не разговаривает, сидит в углу, ведет себя "прямо как баба какая-то". Они гадали, что такого могло с ним приключиться, и при этом говорили о нем зло, с издевкой. Я почувствовал невольный протест против того тона, который они взяли. И даже немного жалости к Серому.
     
     Была пятница, обычно мы проводили субботы вместе, и я направился туда, где по моим расчетам должен был быть Сергей.
     
     Ну, гомик. Ну, влюблен в меня. Это же не значит, что я обязан держаться с ним за ручки. Вполне можем продолжать разговаривать друг с другом, жить как жили. А что тут такого? Разве я бы избегал общения с девушкой, если бы знал, что она в меня влюблена? Ведь нет?
     
     У него были красные глаза и нос. Когда я заговорил с ним, Сережа так искренне просиял, так неподдельно обрадовался, что я даже растерялся. Ну и ладно! Педик так педик! Зато классный парень! Не изнасилует же он меня!
     
     Он меня не изнасиловал. Вздыхал, бросал взгляды, когда думал, что я не смотрю в его сторону, опять густо краснел, но ни слова не сказал - ни о фотографиях, ни об оставшейся в прошлом слежке за мной, ни о своих не красящих мужика слезах. Что-то там рассказывал, дал переписать очередную лабораторную, подарил диск с играми, мялся, но никак не проявлял ни своей голубизны, ни своей влюбленности.
     
     На завтра я после тренировки все-таки к нему домой не пошел. Стремно было как-то. Но вполне нормально поговорил с ним по скайпу.
     
     В понедельник сел рядом с Серегой на лекции. В четверг выпил вместе с ним кофе в столовке. В пятницу опять на переменке попросил у него списать лабораторку. В субботу был у него в гостях, опять стреляя пришельцев на том самом компьютере. Интересно, снимки были все еще там?
     
     Я как-то свыкся с мыслью, что Серега сохнет по мне, и уже без особых колебаний продолжил с ним общаться. Правда, теперь я не мог не задаваться вопросом, как видит он меня, когда я вхожу в его квартиру, что он думает, когда я в жаркой аудитории при нем снимаю свитер и остаюсь в одной футболке, ревнует ли он, когда я флиртую с однокурсницами, испытывает ли волнение, видя, как я в каком-то метре от него облизываю пересохшие губы.
     
     Я прислушивался к себе и все больше осознавал то, что испытываю искреннее изумление, что меня может любить другой парень.
     
     Как он представляет себе наши отношения? В лучшем для себя случае? Не думает же он, что я когда-нибудь дам ему себя поцеловать?
     
     И вообще, каково это, любить другого парня?
     
     Так прошел еще месяц...
     
     
     Однажды в ноябре.
     
     Сергей пожал плечами, отложил в сторону клавиатуру компьютера и сказал:
     
     - Ну вот. Вроде, все.
     
     Я встал и потянулся:
     
     - Господи, Серый. Даже не знаю, как мне тебя и благодарить.
     
     Сергей тоже поднялся.
     
     - Да будет тебе, благодарить меня не за что.
     
     Мы стояли лицом друг к другу, и Сережа смотрел мне прямо в глаза. Такого прямого взгляда он себе до сих пор не позволял. Взгляд был чистым и влюбленным...
     
     - Все? Ты домой? - спросил он.
     
     Мне вдруг стало не по себе. Уж очень грустно прозвучал вопрос. Я смутился и пробормотал:
     
     - Ну... Серый. Ладно, тогда я, наверное...
     
     И, сам удивившись своему жесту, вдруг положил Сереже на щеку ладонь. Сергей замер, не в силах пошевелиться. Его глаза неотрывно смотрели в мои глаза. Ощущение ладони на щеке било, точно оголенный электрический провод.
     
     Зачем я это сделал? Если бы я задумался хоть на секунду, я бы точно этого не сделал. А так, повинуясь какому-то импульсу, под гипнозом его взгляда, взял и положил свою ладонь на его щеку. Ощутил, какая она гладкая, чистая...
     
     Когда легкие потребовали воздуха, Сережа слегка вдохнул и прошептал:
     
     - Спасибо... Я... Правда...
     
     Это уже было серьезно, и я одернул руку. Оглянулся, потоптался на месте, избегая взгляда Сергея, и пошел к двери.
     
     - Ладно, Серый, - сказал я, открывая дверь. - Спасибо за пароли. Спокойной ночи.
     
     Сергей стоял там же, где я его оставил. Его руки были безвольно опущены. Взгляд побитой собаки, грустный, разочарованный, уязвленный. Он кашлянул и тихо сказал:
     
     - Да, правильно... конечно. Спокойной ночи.
     
     Я растерялся. Обычно на все эти его глупые бормотания, незаконченные фразы, мямляние я не обращал внимания, но сейчас вдруг почувствовал, что он ведь тоже живой человек, что его чувства - это не повод для шуток, ему и правда горько, когда я вот так каждый раз встаю из-за компьютерного столика и бросив "пока!" ухожу.
     
     И опять я не дал себе времени подумать. Просто обернулся, закрыл дверь. Удивляясь сам себе, слабо улыбнулся. В абсолютной тишине щелкнул ключом в замке.
     
     Сергей понял все мгновенно. И просиял своей сияющей, детской, открытой улыбкой. На щеках заиграли совсем девчачьи ямки. Глаза наполнились радостью. На мгновение мелькнул язык, облизавший пересохшие губы.
     
     Я не знал, что делать дальше. То, что я остался - это что-нибудь значит? То, что я закрыл дверь на замок - что это означает? То, что прикоснулся ладонью к его щеке - это...
     
     Я как-то мгновенно, еще не сделав и шага от двери, понял, что мы с Сергеем перешагнули через какую-то грань.
     
     Черт, куда это меня потянуло! Надо не строить из себя психотерапевта, а тупо развернуться и уйти.
     
     Еще через секунду я вдруг ощутил в себе решимость поцеловаться с Серым.
     
     Да, я буду целовать другого парня. Хватит этих вздохов украдкой с его стороны, и моих бессвязных размышлений обо всем этом с другой. Попробую. Поцелуй ничего не значит. Один раз не пидарас.
     
     Наверное, что-то мелькнуло в моем взгляде, потому что Серега опять улыбнулся. Глаза его заискрились.
     
     Значит, я его поцелую? Вот оно как, значит! Поцелую другого парня!
     
     Будь это девушка, я мог бы пригласить ее на медленный танец или предложить полистать журналы на диване. Никто ведь сразу не набрасывается на девушку, даже если и ясно, что вы закрылись в комнате не для листания журналов... А что делать с Серым? Что вообще делают с парнями в таких случаях?
     
     Сережа никак не пытался мне помочь. Он стоял, не шевелясь, посреди комнаты и глядел на меня.
     
     - Хочешь выпить? - почему-то шепотом спросил его я. Конечно, предлагать хозяину квартиры выпить что-нибудь из его запасов, точнее, запасов его родителей - свинство, но ничего другого мне в голову не пришло.
     
     Серый покачал головой. Его руки заметно дрожали.
     
     Подойти и поцеловать его?
     
     Я сделал шаг вперед.
     
     Серый невольно дернул головой назад и тут же виновато опустил глаза. Мне казалось, что я слышу стук его сердца даже на таком расстоянии.
     
     Черт, как это делается?!
     
     Я подошел еще на шаг. Теперь мы стояли на расстоянии вытянутой руки. Сергей быстро взглянул на меня, опять потупился и замер.
     
     Я поднял руку и осторожно положил ладонь на плечо Серого. Если бы он дернулся, если бы сделал шаг назад, если бы издал любой протестующий звук, я бежал бы из этой квартиры сломя голову! Сгорая от стыда!
     
     Серый просто трясся. Стоял и трясся.
     
     Его плечо было горячим и твердым. Под тенниской напряглась мышца, и плечо немного приподняло мою ладонь. М-да, с девушкой такого не почувствуешь.
     
     Меня всего заливало волнами Сережиного трепета, волнения, ожидания. Жар его тела окутывал руку.
     
     Как к нему подступиться?
     
     Зачем я это затеял? Зачем это делаю? Подумал ли я, как мы с ним будем дальше общаться, если я его поцелую? Да и для чего мне его целовать?
     
     Моя ладонь осторожно поднялась по плечу, скользнула на шею и зарылась в Серегиных волосах. Они были горячими.
     
     Приятное ощущение. Неожиданно приятное. Мягкие волосы, щекотание руки, жар.
     
     Я продолжал смотреть ему прямо в лицо.
     
     Наверное, с полминуты мы стояли, и ничего не происходило. Он трясся. Трясся крупной, размашистой дрожью. Он был весь в испарине. Он был красный. Он упорно смотрел в пол. И я стоял рядом с ним. Пальцы погружены в горячие волосы сразу за ухом...
     
     И тут он несмело поднял глаза. В его взгляде не было ничего особенного - просто взгляд широко раскрытых глаз, но он почему-то будоражил.
     
     - Я не знаю, что делать, - прошептал я, натолкнувшись на этот взгляд. Признался, будто нырнул в воду.
     
     - Я тоже, - неуверенно, шепотом, практически заикаясь, ответил Сергей.
     
     Я скользнул взглядом по нему. И вслед за взглядом плавно заскользила по его руке моя ладонь. Парень напрягся и шумно сглотнул.
     
     Я ощутила под пальцами трицепс и бицепс (вот уж чего у девушек точно не бывает!) , острый локоть, твердое предплечье. Коснулся трясущейся ладони. Взял ее, легонько сжал.
     
     Успокойся! Успокойся!
     
     - Не волнуйся, Серый, - пробормотал я.
     
     Он кивнул.
     
     Я поднял его ладонь и посмотрел. Пальцы Серого были длинными, тонкими. Вблизи их дрожь была размашистой...
A A A


© Copyright 2017