Налетчики

A A A
1

     ГЛАВА 1

      Конец августа в Первопрестольной выдался дождливым. Вот и сегодня в родимой столице с утра шел нудный моросящий дождь. Иногда скучная и заунывная небесная музыка умолкала, но после непродолжительного антракта звучала снова. Мир каменных джунглей внезапно наполнялся различными шумами, шорохами, шелестами, шуршаниями и стуками, также бульканьем и барабанной дробью - повсюду звучала природная какофония в исполнении Создателя.
     К вечеру небесный концерт окончательно прекратился и мрачный занавес из туч рассеялся. В воздухе запахло свежестью.
     Красота!..
     Умытые деревья обсыхали. С тяжелых мокрых крон падали капли. Весело прыгали по лужам шустрые воробьи. Садовническая улица выглядела безлюдной.
     Желтый инкассаторский микроавтобус с зеленой полосой в привычное время остановился возле оптовой фирмы "Лигус". Двое охранников вышли из броневика и направились к служебному входу. Через десять минут они вышли из здания с заветным мешочком, щедро набитым купюрами разного достоинства.
     - Завтра "Милан" играет, - сообщил первый.
     - Да и хрен с ним, - сказал второй. - Тебе-то что. За Шевченко болеешь?
     - Да нет, в букмекерской конторе поставил бабки на миланцев. Думаю, что...
     Футбольный знаток не успел договорить. Откуда ни возьмись выскочили трое неизвестных. В черных шапочках с прорезями для глаз, с короткоствольными "калашами".
     - Слава! - заорал первый и передернул затвор АКСУ. Второй схватился за рукоять пистолета.
     Но было уже слишком поздно.
     Автоматные стволы извергли во внешний мир яркое пламя. Свинцовый ливень обрушился на инкассаторов. Один из нападавших повел бешеный огонь по водителю броневика. Патронов преступники не жалели. Желтые гильзы щедрым дождем сыпались на землю. От грохота выстрелов закладывало уши. Оба инкассатора повалились на асфальт. Бандит выхватил мешок из рук охранника. Но тот еще был жив. Умирая, он успел выстрелить...
     Девятимиллиметровая пуля от Макарова попала бандиту в живот. Нападающий упал. Ослабевшие пальцы разжались. Со стуком упал автомат, шлепнулся и мешочек.
     - Помогите, - захрипел подстреленный.
     - Игнат, уходим! - приказал плечистый коренастый парень, видимо главарь. - Хватай Шайбу!
     Смертельно раненого бандита подхватили под руки его кореша и закинули в белые "Жигули" девятой модели. В машине сидел четвертый бандит. Не забыли преступники само собой и добычу. Хлопнули дверцы машины. Взвизгнув протекторами, "девятка" рванула вперед.
     В лужах крови лежали двое мужчин в зеленых пятнистых комбинезонах. Им уже никто не мог помочь... они были мертвы.
     ...Спустя час. Подмосковье. Вечерние сумерки. Белая девятка налетчиков притормозила у обочины дороги.
     - Босс, кажется, Шайбе кранты, - сказал рыжий паренек с мощным торсом и рельефными бицепсами.
     Главарь оглянулся. На заднем сиденье, прижав окровавленные руки к животу, застыл навечно Шайба. Глаза остекленели, рот полуоткрыт. Похоже коллега прав... пациент скорее мертв, чем жив.
     - Дюба, пощупай пульс.
     Рыжий взялся за уже холодную кисть сотоварища...
     - Нет пульса.
     Главарь посмотрел на подавленных сообщников
     - Блин, вот попадалово! Если бы не эти гонки с гаишниками, мы бы его успели в больничку определить. Пацаны, в багажнике возьмите лопату и за работу, - распорядился лидер преступной шайки. - В салоне замойте следы крови. Тренироваться надо, пацаны. Будете лучше стрелять, и у этих козлов не появится ни малейшего шанса нас зацепить.
     Дюба и Игнат попотели, но дело сделали добросовестно... в лесу появилась свежая могилка. Теперь о Шестопалове Игоре по кличке Шайба, бывшей надежде юниорской хоккейной команды "Динамо", напоминал лишь едва приметный холмик, заваленный сучьями и ветками. Не заладилась у него спортивная карьера, трагически закончилась и криминальная. Упокой, Господь, душу раба твоего божьего, Шестопалова Игоря Александровича.
     Главарь открыл содержимое инкассаторского мешка, тряхнул. На переднем сидении быстро образовался сиренево-зеленный холмик из пачек пятисоток и тысячных. Денег было много.
     Игнат присвистнул.
     - Хорошая добыча.
     - Здорово, - оживился Дюба. - Не зря рисковали.
     - Риск - благородное дело, - вспомнил избитую фразу Дюба.
     - Шайба тоже рисковал, но ему не повезло, - сказал босс и предложил. - Будем делить на троих.
     Естественно никто не возражал. Ведь доля каждого в связи с потерей боевого товарища заметно увеличилась. Поэтому дележка прошла без сучка и задоринки.
     
     ***
     Знаменитый МУР. Первый отдел. Кабинет зам начальника отдела полковника Ханина. Хозяин кабинета нервно барабанил пальцами по столу. Он явно был озабочен... хмуро сдвинутые брови, злой взгляд, недовольно сжатые губы. Только желваки под кожей перекатываются.
     - Отморозки, - прошипел полковник. - Уже третье ограбление. И опять трупы. И опять они благополучно скрылись. Это одна и та же шайка - это очевидно. Почерк же один и тот же. Четверо человек, черные маски, стрелковое оружие, открывают огонь на поражение, быстро исчезают.
     - Грамотно действуют - сказал капитан Кипелов. - Мне кажется, ребята прошли спецподготовку в наших войсках, возможно, воевали в горячих точках. Операции проводят без сучка и задоринки. Стреляют неплохо, тщательно разрабатывают операции. Но, кажется, на этот раз у них прокол случился. Одного из грабителей при нападении ранил почти полумертвый инкассатор. Или убил. Очевидцы видели, как бандиты тащили своего окровавленного товарища под руки к машине.
     - Надо проверить все городские больницы. Не появлялся ли там человек с огнестрельным ранением. А также морги. Не доставлялся ли им труп убитого неизвестного мужчины. Хотя вряд ли. Они, гады, сообразительные, они заметают следы. Просто они закопают своего подельника в лесочке или выбросят в воду с камнем на шее.
     - Мне тоже так кажется.
     - Нам ничего от них не известно. Ни имена, ни клички, ни состав банды. Что будем делать, Андрей? Где их искать?
     - Не знаю, но будем стараться их найти.
     
     
     
     
     ***
     
     Первое сентября. Погожий денек. Район Цветного бульвара. Серое четырехэтажное здание. Здесь располагался педагогический факультет МПГУ.
     Пятикурсник Сергей Монастырев, светловолосый парень со спортивной фигурой, вышел на крыльцо. Он одновременно учился и работал в охране. Деньги нужны были позарез. Семья-то у него небогатая. Отец умер, а мать работала учительницей и часто болела. Лекарства, врачи, процедуры. Да и ему на мелкие расходы нужно было. К тому же на факультете парни всегда находятся в центре пристального внимания многочисленного женского контингента. Отсюда и дополнительные расходы на модную одежду, крутой мобильник, кафе, бистро, боулинги, кино, театры, выставки. Вот и сегодня в полку последовательниц Макаренко и Сухомлинского прибыло. Значит, будут новые знакомства и новые расходы.
     Монастырев с искренним и неподдельным интересом рассматривал своих потенциальных жертв - первокурсниц. Юные создания, распустившиеся цветочки. Благоухающие свежестью и сногсшибательным коктейлем из хороших духов разных оттенков и запахов. "Розочки", "тюльпаны", "орхидеи". Парой попадались и скромные "ромашки" и "одуванчики". В смысле... проще одетые и невзрачные. Сергей решил, что сегодня надо с кем-то из девушек познакомиться. И вдруг за спиной мелодичный приятный голосок...
     - Извините, а Вы не курите?..
     Сергей обернулся. Челюсть у него невольно отвисла. Красивая девушка с обворожительной белозубой улыбкой смотрела на него. Черные как смоль волосы, разделенные посередине аккуратным пробором, спадали мягкой волной на плечи. Голубые большущие глаза насмешливо смотрели на него. Спелые пухлые губы. Ярко-красные. Ладная красивая фигура, стройные ножки. Белая блузка, строгий черный пиджак дорогого покроя, юбка выше колен. Серьги с брильянтами. Золото на шее, пальцах. Девочка что надо! И, похоже, по прикиду дочка богатеньких родителей.
     - Бросил в третьем классе, - ошалело произнес Сергей.
     Она засмеялась. Голосок бархатный, завораживающий.
     - Что Вы говорите.
     Улыбкой озарился и он.
     - У меня были две попытки начать курить. Первая - в шесть лет. Мы с приятелем решили покурить. Бычок по наивности бросили в ведро, а отец унюхал дым и нашел вещдок. Отец тогда здорово отлупил меня ремнем - еле сидел на заднице. Больше меня не тянуло курить...
     Прекрасная незнакомка продолжала улыбаться. Ей нравился внешность этого неангажированного парня и его чувство юмора.
     - Вторая попытку я предпринял в третьем классе. Недели две баловался, потом бросил.
     - Джинна, - представилась незнакомка.
     Монастырев удивился.
     - Джинна?.. Сергей. А Джинна - это твое настоящее имя?
     - Да. А полное имя - Вирджиния. Мой папа назвал меня так. Он жуткий американист, до сих пор в Штатах пропадает, читает лекции в Калифорнийском университете. Мы его уже с маман заждались. Только открытки и подарки, а сам не является... нравится ему там.
     В ходе приятной болтовни Сергей узнал, что папа у нее доктор экономических наук, профессор, мама - кандидат наук, старший брат работает в российском представительстве ООН, в Нью-Йорке. Дядя - чекист, генерал. Куча крутых родственников. Девочка-мажор.
     Некстати появилась Лилия, бывшая пассия Сергея. Багряной осени волосы, озорные зеленые глаза. Когда-то они любили друг друга, хотели пожениться. Но Лиля слабой на передок оказалась, изменила Сергею на одной из студенческих вечеринок, а жених узнал. Тому козлу он потом челюсть сломал. А Лиля прибегала, в ногах валялась, плакала - прости, мол, черт попутал. Но, увы, бесполезно... предательства Монастырев никогда не прощал. Это был один из его жизненных принципов. Если человек предал раз - значит, предаст еще раз. А во второй раз еще легче предаст, чем в первый. Ведь психологический барьер уже сломлен, и сделка с совестью состоялась.
     Лиля его "царапнула".
     - Привет, мачо, кадришь новую девчонку? А она - ничего. Если не даст - звони мне по старой дружбе, сделаю все по высшему разряду.
     Монастырев слегка смутился, а Джина заулыбалась.
     - А Вы, Сергей, оказывается Казанова.
     - Это все интриги и сплетни. Не верь тому, что обо мне будут рассказывать. Одна из сказок - будто я почти всех девушек на факультете перетрахал.
     - А я буду верить. Я бы хотела в это верить. Это же неплохо когда молодой человек пользуется успехом у женщин, - улыбалась Джина
     Подъехала черная "Ауди А6". Оттуда вылез широкоплечий накаченный парень с короткой стрижкой. Увидев девушку, он расцвел в широкой улыбке, а, увидев рядом с ней Сергея, нахмурился.
     - Джинна-а-а, я здесь!
     Монастырев узнал его... Борис Соснин. Парень из соседнего дома Культурист, пижон. Любит играть в крутого. Круче него только яйца. Косил под блатного. Папа - банкир. Ездит на навороченном джипе. Сынок - начальник службы безопасности этого же банка, заочно учится на юридическом. Двоюродный брат - в авторитете, солнцевский мафиози. Семейка - что надо! Лучше не связываться.
     Русский Рембо сделал вид, что не узнал Монастырева.
     - Слышь, орел. Ты не клейся к моей подруге, а то будут неприятности.
     - Это угроза? - усмехнулся Сергей.
     Борю он не боялся. Плевал и на то, что у него брат бандит. Не бояться никого - это второй жизненный принцип Монастырева. Да и когда-то занимался карате, айкидо, боксом - за себя сумеет постоять.
     - Это первое и последнее предупреждение. Въехал?
     - А ты типа того не пошел бы на хер?
     - Что-о?! - взревел Боря.
     - Что слышал, индюк надутый!
     Боря стремительно выбросил кулак, но встретил лишь воздух. Ударом ноги в голень Сергей застопорил его наступательный порыв. Студенты встревожено загалдели.
     Джинна храбро вклинилась между "бойцовыми собаками".
     - Вы что очумели?! Прекратите! Ненормальные!
     Борин кент - пучеглазый громила со сломанным носом - крепко обнял качка, помогая Джинне предотвратить едва не начавшуюся потасовку.
     - Петухи, да и только.
     А самой приятно. Женщине нравится, когда за нее дерутся.
     - Разговор еще не окончен. Мы с тобой поквитаемся, - запальчиво крикнул качок.
     - В любое время, - усмехнулся Монастырев.
     - Ладно, пока, Ромео!
     "Культурист хреновый, урод тупоголовый!"
     "Ауди" с полуоборота завелась, и мягко шурша шинами, покатила к Садовому кольцу.
     Вечером Сергей позвонил Джинне.
     - Отчаянный ты парень, не стушевался перед громилой Борей.
     - А чего его боятся. Понтовщик он. Я не люблю таких. Чем занимаешься?
     - Учу английский.
     - Давай встретимся? В театр сходим.
     - С удовольствием.
     
     ***
     На следующий день Монастырев разорился и купил два билета в "Ленком". Джинна согласилась пойти на спектакль. Встретились у кинотеатра "Пушкинский".
     -Давно я не была "Ленкоме".
     -Сейчас побываешь.
     Они прошли в театр. Пошатались по фойе, поболтали. Заранее отыскали свои мести и удобно на расположились. Спектакль начался.
     Ее гладкое теплое бедро, затянутое в черный капрон, коснулась его бедра, и маленький приятный электрический разряд пронзил его живот. Он не отрывал своего бедра от ее бедра. Было хорошо. Его притягивало, словно магнитом, ее стройное ухоженное тело, возбуждала выглядывающая сквозь вырез цветастой блузки упругая грудь, его волновал приятный запах ее дорогих духов. Его "боец" невольно напрягся. Сергей положил руку на ее плечо - она не возражала. Положила голову на его плечо.
     Спектакль им понравился. Было уже десять часов вечера.
     -Погуляем?
     -Погуляем.
     Они прошлись по Тверской, свернули к Дому Пашкова и дошли аж до Храма Христа Спасителя.
     - Ты какой то странный, непохожий на других. Романтик. Но ты мне нравишься.
     Он привлек ее к себе. Губы их сблизились и слились в упоительном поцелуе. Долгим и и поцеловал. Закружилась голова. Губы сладкие, пьянящие. Когда очень нравиться девушка ощущения острее и приятнее.
     Его рука легла на бедро, двинулась к попке. Она отстранила его руку.
     -Ты взял быстрый темп, Сергей, - засмеялась она. - Я пока к нему не готова. Да и хорошего понемногу.
     -Тебе понравилось наше сегодняшнее свидание?
     -Очень, спасибо тебе за него. Я прекрасно провела время.
     -Когда увидимся?
     -Скоро.
     
     ***
     Сергей счастливо и торжествующе улыбался. Душа его громко пела арию Ленского из оперы "Евгений Онегин", правда, на свой лад.
     "Я люблю Вас, Джинна, я люблю Вас!..
     Славно он провел время! А этот продолжительный и сладкий поцелуй - до сих пор в дрожь кидает.
     Вот и его подъезд. Сергей насторожился.
     Какие-то подозрительные личности. Трое ребят. На вид все крепкие. Морды шире плеч, кулаки - что пудовые гири. Сломают его как спичку. Интуитивно Монастырев почувствовал... эти ребята по его душу. Так сказать, ответные действия на вчерашний инцидент. Борина инициатива. Сам не захотел светиться - попросил брательника подсобить ему. Вот он и прислал ребятишек. Наверно, у них и трубки железные и перышки найдутся. Эти амбалы - опасные ребята.
     Сергей внутренне собрался. Сердце гулко забилось.
     - Пацан, пыхнуть не найдется?
     Понятно, это из той оперы... "мужик, почему без шляпы?" Догадка на счет заказного мордобоя подтвердилась. Милостей от природы, от господа Бога и правоохранительных органов ждать не стоит, атаковать надо первым. И наверняка, чтоб противник не поднялся. Сергей примерился к ближнему парню.
     "Иду на Вы!"
     Тресь! - сильнейший удар в промежность парню ногой и если яйца у того не железные, то... Нет, не железные, и громила с ревом согнулся пополам.
     - А-а, сук-а-а!!!
     Теперь пора убегать. Кулаки свистят над головой как пули. Но парни зажали его у гаражей. Удары сыплются отовсюду - Сергей лихорадочно отбивается. Но вот в просвете появился незащищенный подбородок. Следует точный и резкий прямой в челюсть - и шкаф шумно падает. А Сергей пропускает боковой в голову. Яркие искры в глазах. Заводили хоровод маленькие звездочки. Его неумолимо тянет к земле. Сейчас запинают - как пить дать!
     Глухой тупой звук. Словно киянкой по мясу. Один обидчик упал. Мелькнула тень. Она лягнула ногой второго обидчика. Тот зашатался. Прыжок и амбал впечатывается с грохотом в гараж. Кто же его спаситель! Ба, да это же его сосед по подъезду Евгений Кипреев, он же - Кипр, бывший сержант ППС, а ныне безработный. Когда-то воевал в Чечне, получил даже медаль "За боевые заслуги", но говорят, за какие то деяния был отдан под суд, но был оправдан. Нигде не работает, а денег куча. Ездит на джипе "Шевроле Тахо". Не иначе как криминалом занимается. Они пересекаются только около дома или на тренировках в спортклубе "Будо", у метро "Пролетарская".
     Серега встал и от души попинал поверженных противников. Послышался звук сирены. Из-за угла дома показался милицейский УАЗ
     - Дергаем, менты. - крикнул Евгений.
     Они бросились в ближайший подъезд, там отдышались.
     - Кто такие, чего они к тебе докопались? - поинтересовался Женя.
     - Борю знаешь, нашего качка? - вопросом ответил Сергей.
     - Этот бифштекс недожаренный? Знаю.
     - Его подружка поступила на мой факультет. Сегодня схватились.
     - Телка красивая?
     - Она не телка, она красотка и родичи у ней крутые. Папа в Штатах лекции читает.
     - Влюбиться успел. Богатая говоришь. А у тебя бабок нет. Это плохо. Женщины любят парней с деньгами. На что ты ее будешь водить в ресторан. Хочешь заработать много лавандосов?
     - Кому не хочется.
     - Работай со мной. Парень ты вроде отчаянный, смелый, троих громил не испугался.
     - Криминал? - спросил Сергей.
     - Да, статья 208, бандитизм, - усмехнулся Евгений. - Шутка. Зато бабок много. Подумай. До встречи в клубе. До пятницы.
     - Хорошо.
     Они тепло попрощались.
     
     ГЛАВА 2
     
     Пивной ресторан "Панькофф" шумел. Пятница - полный зал. Диана, Наташа - хостесс. Алла - метрдотель, бывшая танцовщица. Симпатичная женщина лет тридцати. Все при ней. Мужа нет, смотрит голодными глазами на мужиков. Сергей стоит у входа в черном костюмчике, в белой рубашке и при галстуке. Он - секьюрити, а по-русски охранник. Работа не пыльная. Сутки - трое и зарплата более-менее. С этого месяца его назначили старшим смены. ЗП на штуку больше. Зато ответственности больше. Между молотом и наковальней. Между администрацией ресторана и начальником охраны объекта.
     Позвонил Джинне.
     - Я на премьере. В "Кодаке киномире".
     - С Борей?
     - Ревнуешь. Нет, с Андреем. Он - сын известного кинорежиссера.
     Настроение у Монастырева испортилось.
     - Сергей, - там клиент пепельницу в сумку сунул. Разберись с ним.
     - Ментов вызывать?
     - Решите мирным путем.
     Сергей взял с собой двух охранников и последовал к указанному столику. В мат пьяные трое мужиков и одна женщина. Пьяный воришка с лощеной рожей беспрекословно отдал пепельницы, но вальяжно заявил.
     - Я вам деньги плачу.
     - И что из того? Можно тогда официанту в лицо плевать?
     - Да ты сопляк!
     Мужик полез в драку. Друг его остановил, показал корочки ментовские.
     - Мы сами разберемся, ребята... и утащил за собой своих приятелей.
     Сергей зашел в комнату для метрдотелей. Аллочка подкрашивала губы.
     - Все о'кей, Аллочка, разобрались.
     - Вот и хорошо.
     Монастырев взял ее за бедра.
     - Сережа, не шали
     Он поцеловал ее шею. Она вздрогнула. Руки нашли ее грудь. Расстегнул пару пуговиц. Но это не остановило Алексея. С установкой " я - ходячая угроза" он прижал Аллу к стенке, и деловито стал расстегивать ей блузку. Их пальцы переплелись в яростной, но неравной борьбе. В борьбе двух противоположностей, двух начал... Иня и Яня. Ее пальцы стойко держали оборону вокруг пуговиц, а его - штурмовали перламутровые бастионы с десятком бойцов и отдаляли края блузки друг от друга. Борьба продолжалась молча. Когда он добрался до ее лифчика цвета беж, и, рванув его вверх, впился нежными поцелуями в ее розовые торчащие соски, крепость под именем "Алла" пала.
     Развернул ее, наклонил на стол. Завернул юбку и стянул до колен колготки вместе с трусиками.
     - Что ты делаешь?
     Монастырев молча делал свое гнусное дело. Награда нашла своего героя. Алла часто задышала...
     Спустя десять минут оба финишировали почти одновременно.
     - Хулиган, - улыбнулась довольная метрдотель, натягивая колготки.
     
     ***
     Два белых кимоно кружились вокруг друг друга. Каратисты азартно спарринговались. Выпады, удары, мелькание ног, рук. Шумное дыхание, выкрики. Скрип босых ног по татами. Борьба проходила с переменным успехом. Наконец Сергей и Евгений обменялись ударами и раскланялись. Пошли в сауну. Кипреев спросил.
     - Пока не надумал? Я тебе помог, помоги и мне.
     - А что делать?
     Подстраховать. Заработаешь свою сотку. Ничего делать не надо, только высунуть свою грозную физиономию.
     Встречу назначали на Рязанском проспекте.
     Кипреев и Монастырев подъехали к шести.
     - Держи, на всякий случай, - Кипр протянул ему всамделишное боевое оружие пистолет Токарева - любимое оружие киллеров.
     - Никогда не держал настоящий пистолет в руках. - Сергей с интересом повертел в руках "ТТ".
     Вороненый ствол. Холодная сталь. Звездочка на рукоятке.
     - Спрячь за ремень.
     Подъехало крутое "точило". "Лэнд Круизер". Зажужжала автоматика - тонированное стекло плавно опустилось. Из объемного салона вырвалась залихватская песня.
     
     Северная звезда,
     Как маяк сквозь густой туман.
     Северная звезда -
     Мой талисман...
     
     Две страшные рожи. Один острижен как биллиардный шар, другой мордоворот весь в шрамах.
     Кипр левую руку держал на руле, а правой сжимал автомат. В случае непредвиденных обстоятельств он мог открыть огонь на поражение
     - Привет, Кипр! Лавэ притаранил?
     - Конечно, Портной, Кипр слово держит, а ты железо привез?
     - Привез. Кидай лавэ.
     - Монстр, передай сумку и возьми у них товар.
     Сергей вышел из машины. Сердце его гулко стучало. Передал деньги громилам. Те дали тяжелую сумку.
     - Проверь.
     Монастырев открыл замок - увидел оружие и тут же закрыл баул.
     - Все в порядке.
     - Ништяк.
     Джипы разъехались. Обе стороны купли-продажи остались довольны.
     - Посмотри, какого я красавца приобрел.
     Кипр извлек из сумки интересный пистолет. Похоже, российский. Но не "Макаров", не "ТТ", и не "Марголин".
     - Самый мощный пистолет в мире. Наш. "Гюрза", - пояснил Кипр. - Пробивает противоосколочный бронежилет 3-го класса защиты и стальной армейский шлем со ста метров. Восемнадцать бронебойных патронов. Таких еще в мире не производят. Игрушка, что надо!
     Кипр протянул Сергею зеленую бумажку.
     - Держи 100 баксов. Твой заработок. Увидимся еще.
     
     
     ***
     Неделю Джинны не было в институте. Ни домашний ее телефон, ни сотовый не отвечали. И вдруг объявилась в новой обновке.
     - Была в Австрии.
     Зашли в ЦУМ. Кольцо с бриллиантами. Цветочек с бриллиантами. Сверкают, переливаются разноцветными огнями. 55 штук.
     - Боря - жмот, сын режиссера скуп. Отец и мать будут против. Им денег всегда жалко. Купи мне колечко, тогда выйду замуж на тебя.
     А тот с кем ты ездила в Вену почему не купит?
     Не ездила я не с кем. Я была одна
     
     ***
     После тренировки Кипр предложил Монастыреву
     - Садись, в ресторан съездим, на Петровку. Русская кухня. Туда Шуфутинский, Безруков, Харатьян и другая богема заглядывают, видные политики, бизнесмены.
     Они приехали. Уютный ресторан. Живая музыка в исполнении трио балалаечников. Кругом роскошь, крутые люди.
     Подошла симпатичная улыбчивая девушка в льняном платье с блокнотом и ручкой. Кипр игриво приобнял за талию.
     - Привет, Светочка. Принеси нам хреновуху, осетра с шампиньонами, пирожки с грибами и клюквой, блины с икрой. И каких-нибудь салатиков.
     - Хорошо, Женя, будет сделано по высшему разряду.
     - Ты, Свет, сегодня занята?
     - Да, тут стрелку мне забил забавный итальяшка. В Большой театр приехал на гастроли. Разные там оперы петь, арии. Вчера их группа почти в полном составе приходила. Пели - просто отпад! Вот это голоса! Красивые.
     - Рад за тебя, Светочка.
     Сергей напился.
     "А почему я не имею денег. А тот жирный боров имеет. Сколько людей обул. Малые деньги пахнут потом, а большие кровью. Даже Кипр имеет. А я?
     - Понимаешь, колечко я хочу ей купить.
     - Купишь, если будешь со мной работать.
     - А что делать?
     - Настоящая мужская работа. Стрелять умеешь? В плохих людей. Обратного хода не будет. Так что подумай. А еще ты можешь отомстить Боре. А каким образом, это я тебе потом расскажу, когда ты точно озвучишь свое решение.
     - Согласен.
     - Подумал хорошо.
     - Да.
     - Акционерный коммерческий банк "Радуга". У Бори дядя руководит этим самым банком. "Крыша" - его племянник. Мы возьмем у них немного денег.
     Познакомишься с моими друзьями.
     Появились Дюба и Игнат. Представились.
     - Витя.
     - Артур.
     - Сергей.
     Выпьем за знакомство и нашу работу.
     Поехали, кое-что покажем.
     Подмосковье. Коттедж. Тир. Спортзал.
     Кипр дает автомат Сергею.
     - Стрелял?
     - Не приходилось.
     - Научишься.
     Теперь пистолет Макарова. Стрельба. Тренировка.
     - Учись.
     Тра-та-та, говорил автоматчик, тра-та-та, говорил автомат.
     Пули ушли в молоко.
     - Ой-ля-ля, ой-ля-ля, завтра грабим короля.
     
     
     
     ГЛАВА 3
     
     Сергей натянул на голову маску.
     Монастырев волновался. Передернул затвор. Затворная рама с металлическим лязгом вернулась в исходное положение. Патрон вошел в патронник. Оружие готово к бою. Кипр и Игнат тоже приготовились.
     Он вылетел из машины. Прямо перед ним застыл ошеломленный усатый инкассатор. Сергей нажал на спуск - и автомат ожил. Смертоносный свинец веером ушел в направлении инкассатора. Гильзы со звоном посыпались на асфальт. Мужик, обмякнув, повалился на бок.
     "Попал!"
     Кипр вырвал из ослабевших пальцев инкассатора сумку.
     - Рвем когти!
     Дюба втопил педаль газа - "девятка" со страшным визгом стартовала с места.
     Монастырева тошнило. Кипр достал виски "Блю Лэйбл"
     С боевым крещением, братишка!
     "Я его наверно убил".
     - Какая разница. Главное у тебя будут бабки и ты купишь ей кольцо.
     
     ***
     Как интересно устроена жизнь. Когда-то, Монастырев уже начинал карьеру преступника. Было тяжелое время. Смерть отца, провал на вступительных экзаменах в МГУ. Личностный кризис. В это непростое время он пересекся с Дмитрием Доновым. У того тоже был душевный надлом... алкоголизм матери, уход из большого спорта...
     Братья по несчастью забирались на крышу пятиэтажки, пили водку, изливали друг другу душу, и раззадоренные спиртным, искали приключения на свою задницу. Сначала просто задирались на прохожих, а потом стали их грабить.
     ... В этот декабрьский день они снова пошли на дело. С ними был еще один парень по кличке Буратино. Приметили в магазине мужика с бутылкой вина. Догнали его в парке. Потенциальной жертве поступило предложение, от которого было трудно отказаться, а именно... отдать просителям на совершенно безвозмездной основе бутылку и "гордо" уйти в "прекрасное далеко". Иначе его будут бить, "и возможно ногами". И возможно сильно. Тот категорически не согласился с вымогателями. За это он был жестоко избит и ограблен. Добыча в виде бутылки вина и рубля мелочью перекочевало из кармана потерпевшего в кармане демисезонного пальто Рудакова.
     Неожиданно его подельники побежали. Сергей тоже. Где-то выла милицейская сирена. Алексей заметно отстал от Димы и Буратино. Он видел, что друзья перемахнули через парапет, окружавший парк, пересекли дорогу и углубились в гаражи. Вдруг кто-то задел по его ноге. Рудаков обернулся и обмер - перед ним стоял сержант милиции, запыхавшийся и без шапки. Он видимо бежал за Сергеем и пытался сбить его подсечкой, но не получилось. Монастырев сунул руку в карман и ухватился за горлышко - сержант отпрянул, думая, что у грабителя нож. Сергей швырнул бутылку в сторону милиционера и перемахнул через препятствие. Скрылся он в том же направлении что и его кореша. Сержант без помощи сослуживцев (они в это время, в "синеглазке", застряли на перекрестке... поток машин на главной дороге отрезал им путь) не решился преследовать троих грабителей.
     Если бы тогда сержант оказался половчее и сумел задержать Монастырева, то парень бы сел в тюрьму года на четыре. И никогда бы Сергей, после того как порвал с Доновым, не поступил в университет. Но чуть-чуть не считается. Правда, все возвращается на круги своя. И снова появляется шанс сесть, но теперь уже по более серьезной статье, чем тогда, в юности. По новому уголовному кодексу Российской Федерации это статья сто пятая - "убийство". Если, конечно, это дело раскопают и докажут его вину.
     А пока гуляй, Монстр! Не пойман - не вор! А что впереди? Никто не знает. Может только господь Бог? И то Он, наверно, не придумал еще в своем небесном сценарии, что Сергею Монастыреву дальше делать.
     Поживем - увидим.
     
     
     ГЛАВА 6
     
     Вот и наступил долгожданный день. День рождения у Джинны.
     Накануне Сергей попросил на вечер джип у босса.
     - Смотри, разобьешь - купишь новый, - пошутил Кипр.
     - Не переживай, шеф, все будет тип-топ.
     Монастырев зашел в Торговый центр, купил хороший черный костюм, белую рубашку и стильный галстук. Продавщицу попросил завязать ему галстук. Та, кокетничая, выполнила его просьбу.
     В назначенный час он стоял у знакомых дверей и волновался. Как его встретят ее мать, родственники. Дверь ему открыла сама виновница торжества...
     Она удивлено застыла на пороге. Лицо ее озарилось восхищенной улыбкой.
     - Сережа, ты - супер. Словно голливудский киноактер.
     Вот мой подарок, как ты и хотела.
     Она взвизгнула.
     Какой ты молодец. Супер! Я обожаю тебя!
     Боря позеленел от злости.
     - Этой мой дядя, генерал. Дядя, познакомься, это Сергей, я тебе о нем рассказывала.
     - Павел Григорьевич.
     - Сергей.
     - Дядя Паша, посмотри, что он мне подарил!
     - О, красивая штучка. Дорогая. А ты говорила, что Сергей студент. Или сейчас студенты разбогатели. Выиграл в "Русское лото".
     - Занял у друга.
     Он отозвал племянницу.
     - Джина, тебе нравится этот парень.
     - Дядь Паш, я его просто люблю. Откуда деньги? Нет, он с криминалом не связан, он в ресторане подрабатывает. Я не спрашивала. Дядя, прекрати, он славный парень.
     - Но у тебя уже есть Майкл. Ивой жених и будущий муж.
     Тоже жмот как все они. А Сергей способен на поступки и меня любит. И оади меня готов на все. А это сейчас в нашем мире крутых денег не часто увидишь...
     Звонок прервал их разговор.
     - Тихо всем! Папа звонит!
     - Давай уедем. На дачу.
     Джип притормозил у раздвижных ворот. Хорошиий домик.
     Папа мне подарил.
     Пахомыч, вот тебе угощение. А это мой друг. Иди в свою сторожку. Камин разгорелся. Надо понравится в сексе. Секс привязывает.
     Он подошел к ней сзади. Поцеловал в нежную шею. Щелкнул молнией платье шурша шелком съехала по бедрам вниз. Он расстегнул бюстгальтер. Руки его взяли в ласковый плен ее упругие сочные груди. Поиграв ими. Одна рука скользнула вниз. Преодолев края кружевных трусиков углубилась дальше. Когда его пальцы погрузились в мягкое лоно, она сладко выдохнула. Спустил с нее трусики, он языком устроил ей сладостную феерию. Она часто задышала. Взорвалась оргазмом.
     "Ну, держись!"
     Он наклонил Джину и вошел в ее раскаленное упоительно-сладостное нутро. Он энергично задвигал тазом. Она заохала. И быстро финишировала. Мой размерчик. Она принялась за его достоинство. Нежные руки, ласкоый умелый язычок. Он менял позы. Отдыхал, ел бананы и йогурты, пил кофе, но терзал ее. Под утро она взмолилась.
     -У меня все уже болит, давай просто полежим.
     -Давай.
     - Мне ни с кем не было так классно.
     - Обманываешь?
     -Честно. А ты спала с Борей?
     - Вот еще. Я сплю только с теми, кто мне нравится. Обезличенный секс меня не привлекает. Я люблю, чтобы меня окружали толпа поклонников. Поэтому я завожу многочисленные знакомства, я люблю быть в центре мужского внимания, люблю быть предметом чего-то обожания, поклонения и восхищения. Люблю. когда меня хвалят, когда говорят комплименты. Ведь я самая красивая , самая умная, самая сексуальная. Я - нарцисс. Я тебе открою тайну, она для тебя будет неприятной то потому что ты мне нравишься, даже очень. У меня жених из Штатов. У папы есть знакомый доктор философии. Его сын Майк - банкир. Увидел меня - и влюбился. Парень он неплохой, но не нравится мне. Папа, мама, дядя, тетя, все родственники, мечтают, что мы поженимся. И мы поженимся. Но ты мне нравишься больше всех.
     -Спасибо за комплимент.
     - Ты думал жениться на мне. Это нереально. Тебя уничтожат мои родственники.
     Он с обидой поднялся.
     - Глупый, я люблю тебя, не уходи. Я пришлю тебе приглашение в Штаты, будешь моим телохранителем.
     - Спасибо, буду холуем у янки-толстосума.
     - Ребенка, я хочу от тебя. Скажу, его. Ты разве можешь дать что-нибудь.
     Автокатастрофа. Я хочу жить в Америке
     - Ты опасный человек.
     - А ты, Откуда у тебя такие бешеные деньги?
     
     
     ГЛАВА 7
     
     Борис и брат. Стрелки на него. Сдам ментам. Кипр темными делами занимается. Откуда-то бобы появились.
     - Есть! Нюх меня не подвел, брат!
     Избавится от конкурента. Джина дала ему отставку. Интуиция.
     Кирилл - Каскадер. Ракета. Пыж.
     
     
     ***
     Генерал снял трубку. Набрал знакомый номер. Абонент находился на Петровке, 38. Знаменитый МУР. Голос полковника Ханина, приятеля его детства.
     - Павел Григорьевич? Наше Вам с кисточкой. Чем обязан?
     - Хочу сделать тебе подарок, Федор Иванович.
     - Интересно, из какой оперы.
     - Дело инкассаторов. Я вышел на них случайно. Ребята серьезные. С оружием. Собираются грабить банк.
     - Что ты говоришь, вот так приятная неожиданность. Спасибо! Поляна за мной, Паша!
     - Сейчас к тебе подъедет мой человек у него все по этим ребятам. Желаю успеха.
     Брать когда пойдут на дело.
     
     
     
     ГЛАВА 8
     
     Как часто в жизни бывает, какая мелочь, какой-то пустяк значительно влияет на жизнь. Звездная пылинка вырастает до уровня мега-звезды. Дождинка превращается в сильный ливень. Так и произошло на этот раз.
     Дюба не доехал до поворота. Мочевой пузырь требовательно звонил. Зашел в кусты. Какие-то голоса. Люди с оружием. Каскадер. Явно, братки по базару. Две машины - семь человек.
     Убивают. Каскадер спасается. Пыж ранен.
     Может отложим?
     Нет. Размялись хорошо.
     Идем на дело. Банк "Бизнесстрой". Диспозиция такая.
     
     ***
     Полковник Ханин давал последние ценные указания. Голубчики у нас в руках. Майор Кипелов. Час Икс настал.
     Залегли за машину.
     - Чтобы не один бандит не ушел. Желательно захватить их живыми. Но если будут отстреливаться, мочите.
     ***
     Напряжение возрастало. Трое вышли из машины. Дернул дверь - закрыта. Только что была закрыта. Черт! Что за шутки! Перегородили две машины. Менты в касках, бронниках с автоматами.
     Приехали!
     И вдруг кто-то заговорил в громкоговоритель. Это был майор Кипелов.
     - Внимание, граждане бандиты, вас приветствует московский РУОП! Вы окружены! Все вы под прицелами наших бойцов и снайперов. Не надо крови. Предлагаем сдаться. Стволы на землю! Руки за голову! И отойдите от машины. В случае неповиновения стреляем на поражение.
     - Суки! - Игнат с испуга выстрелил.
     Снайпер СОБРа Пырин поймал в прицел голову Игната. Затаил дыхание... Плавно потянул спуск. Щелк! Кровавый фонтан ударил из раны. Игнат упал. Раздался звук, напоминающий столкновение земной тверди и стокилограммового шкафа. Пробитая переносица окрасилась багровым цветом.
     Застрекотали ментовские автоматы.
     Дюба резко дернулся назад от пули. Падая, оно успел схватиться руками за дверцу и повис на ней. Но слабеющие с каждой секундой пальцы разжались, и его тело стукнулось об капот. Затем бандит медленно сполз вниз. Пиджак с левого бока намок от крови. Налетчик от боли застонал. Кипр присел за машину.
     -Сдаемся! Садись! А то убьют.
     Выстрелы прекратились.
     -Монстр, наше спасение банк, пробиваемся к нему! Отвлекай их!
     Кипр кинул гранату в сторону СОБРа и полил свинцом стеклянную дверь банка. Монстр повел огонь поверх машины в сторону предполагаемого снайпера. Свистели пули. Крик случайных прохожих. Сергея вскрикнул. Боль обожгла плечо.
     - Черт!
     -Сука, снайпер!
     Погибает Женя.
     Жизнь, Серега, это риск. Без риска скучно жить. Я ни о чем не жалею.
     
     
     ГЛАВА 9
     
     Два парня. Плечистых. Аэропорт "Шереметьево" - 2 . Его берут.
     Джина, это я - Сергей! - Что с тобой?
     Откуда ты звонишь?
     Не важно. Когда ты улетаешь
     Бутырка.
     
     
     ГЛАВА 10
     
     ***
     Легендарная Бутырская тюрьма. Памятник архитектуры двухсот тридцатилетней давности. Здесь когда-то сидел знаменитый разбойник Емельян Пугачев, другие именитые государевы преступники. Здесь снимались горячо любимые советским народом кинофильмы... "Семнадцать мгновений весны", "Джентльмены удачи", "Любить по-русски"... А теперь здесь сидит другой разбойник, современный, и снимается другое кино, жизненное. С хорошим подбором исполнителей, с лихо закрученным сценарием, с отличной режиссурой. Душераздирающие сцены, погони, драки, убийства, наезды, стрелки, разборки - настоящий триллер! "Алюминиевый передел" называется.
     Вот и очередная сцена. Номер такой-то. Дубль такой-то. Возможно, сотый. "КПЗ". "Завтрак налетчика".
     "Перловка, сэр!"
     Монастырев с недовольством видом отодвинул от себя кашу. Надоела, сколько ее можно жрать! Есть не хотелось, ему не давали покоя различные мысли. Они жужжащим роем одолевали его... ( Сцена... "Налетчик думает").
     СИЗО. Вирджиния. Свидание. Дядя тебя вытащит. Ты приедешь ко мне. Телохранителем и водителем. Майк послушается меня.
     Каскадер
     -Теперь ты понял, кто взял "Радугу".
     -Да.
     -Ему кранты.
     
     
     ГЛАВА 11
     
     Джина умоляюще глядела на дядю Пашу.
     - Дядя, я прошу тебя, вызволи его из тюрьмы. Я люблю его. Я не смогу без него. Он меня любит по настоящему. Сделай так, чтобы его выпустили. Обещаешь?
     - Попробую. Но пока не возможно.
     Она заплакала.
     Она его любит. Но забудет. Разлука лечить болезнь с диагнозом "любовь".
     Пусть она забудет о нем.
     
     ГЛАВА 12
     
     Активный член солнцевской ОПГ - Пыж осторожно вошел в камеру. Хата как хата. Двухъярусные шконки, духота, вонь, куча народа. Спят арестанты по очереди.
     Его подвели к пахану по прозвищу Серый. Передал маляву. Тот прочитал.
     ...Серый скитался по тюрьмам уже давно, уже лет тридцать с небольшими перерывами. Старый рецидивист давал путевку в большой криминал братьям Молодым, Лютику, он поддерживал и курировал начинающих преступников. Общался он в свое время и с Япончиком и Казбеком. До недавнего времени он являлся "смотрящим" Зеленоградского "строгача". Был иногда третейским судьей в спорах между группировками. К его справедливому слову с уважением прислушивались в уголовном мире.
     Недавно он откинулся, но ему уже корячится очередная отсидка - пятая. За убийство. Осудят его, и тогда он спустится на зону и заживет там как бубновый туз. Будет в полном шоколаде.
     аются.
     
     
     Не видели мот сигареты?
     Крыса!
     Драка. Пыж сунул руку в карман. Заточка мягко вошла в бок. Острая боль разрезала надвое. Он опустился на колени.
     - Мне холодно, мама.
     Он плохо слышал голоса конвоиров и стук палок по телу арестантов. Постепенно темнота накрывало его.
     "Как глупо. Неужели все? Джинна..."
     
     ГЛАВА 13
     - Хэлло, Джинна, как дела?
     - Папа, привет! Какая рада. Что ты позвонил.
     Отец сообщил, что ее знакомый умер в тюрьме.
     Нет, нет, не может быть такого.
     - Дядя, как это случилось, при каких обстоятельствах.
     - В СИЗО, сокамерник. Заточкой. Похоже, просто ссора.
     Обещай. Что ты их накажешь
     Попробую.
     Один раз ты обманул меня, если обманешь еще раз, то...
     ***
     Джакузи. Достала бритвочку. Горячая вода.
     - Oh my God! Gina! No, no!.. - Майкл плакал. Он держал в своих руках ее безжизненную окровавленную руку. Красная вода. Кап-кап, кап-кап, - острыми стрелами вонзались капли в мозг Майлстоуна. Его жизнь потеряла смысл.
     
     
     ГЛАВА 14
     
     Профессор Корягин тяжко вздохнул. Горе замедляло его речь.
     - Да, Паша, она умерла, покончила с собой... Вскрыла вены... Лечу в Штаты, хочу забрать ее и похоронить дома... Там по своим связям выбери кладбище попрестижней. Помоги... Ты меня слушаешь?..
     Генерал вздрогнул от боли и ужаса. Словно кувалдой со всего маха по голове! Голос кагэбэшника моментально угас. Еле выдавил.
     - Да... Помогу...
     - Спасибо, Паша...
     Ту-ту-ту...Генерал положил телефонную трубку. На него было страшно смотреть. Он словно онемел, впал в коматозное состояние. Лицо было белое как мел. Зубы сжаты до боли. Скупая слеза скатилась по щеке. Его железная выдержка дала слабину.
     Его любимая племянница мертва!
     Долгое время он сидел в кресле недвижимый как статуя. Наконец он тяжело вздохнул. Достал коньяк, налил щедро до краев в бокал. Выпил до дна. Часть души отрезана Творцом и безжалостно выброшена. Он не верил, что она так поступит. Время не вылечило. Это его вина. Его! Он привык повелевать людьми, дергать их как марионеток за ниточки. Он чувствовал себя, чуть ли не Всевышним. Но, увы, он, не господь Бог, чтоб решать за всех. Джина действительно любила этого рискованного парня. И это была не блажь, а сильное чувство, настолько сильное, что оно преодолело инстинкт самосохранения.
     Было еще пятно на сердце. Сбил насмерть женщину. Мчался на черной "Волге" километров сто сорок в час. Негласный приказ - машину не останавливать не при каких обстоятельствах. Вдруг это провокация. А у нее осталось двое детей.
     Он еще раз тяжело вздохнул. Казалось, он постарел лет на десять сразу, плечи придавила какая-то непонятная тяжесть, и давила его, давила.
     Поздно что-то предпринимать, но кое-что он сделает. Известный авторитет. Услуга за услугу.
     - Виталий Андреевич? Нужно встретится, поговорить.
     - Хорошо, Павел Григорьевич.
     Он посмотрел в зеркало - полностью седой.
     
     ***
     
     Счастливый Борис подъехал к дому. Новая должность. Новая машина. Ауди Теперь А 8. Жена - дочка владельца сети супермаркетов. Пусть не красавица как Вирджиния, зато любит его. Купил торт. Из-за металлических гаражей вышел неизвестный мужчина, держа руки за спиной. Неизвестный подошел вплотную. В правой руке у него был зажат ТТ с глушителем. Неизвестный нажал курок пистолета - боек ударил по капсюлю.
     Хлоп, хлоп!
     Борис удивлено вскинул глаза на убийцу и присел у открытой двери. Торт упал на землю. Теперь контрольный в голову.
     Хлоп!
     Добросовестный киллер. Профессиональное отношение к делу. Пуля пробила голову и двух отверстий хлынула алая кровь. Зрачки выкатились и застыли.
     ... Каскадер кушал. Рядом сидел преданный пес - Пыж. Парень и девушка переглянулись. Выхватили пистолеты и стали палить.
     - Бах! бах!
     Каскадер, дернувшись, упал. В его удивленных глазах отразился свет ресторанных люстр. Кровавые пятна заалели на белой рубашке. Зло возвращается к злу.
A A A


© Copyright 2019