Гипноз? внушение? не знаю. часть 3

A A A
0
Жанры:  По принуждению, Случай, Эротика

Оглавление


     Собрание 2
     
     - Существует несколько видов воздействия, приводящих к отключению контролирующей функции сознания. Это боль, наслаждение, перегрузка психики, психотропные препараты, гипноз, практика самоотрицания. Чем нам мешает, собственно, ваша контролирующая функция? М?
     - Наверное, хотите нас обесчестить?! - звонким голоском дерзила Алла.
     - Не спеши коза в лес, - загадочно продекламировал Евгений. От веселого свойского парня в нем не было сегодня и следа. Сама строгость и серьезность. Он постоянно перевоплощался. Не поймешь, что это за фрукт на самом деле.
     
     У меня было полное ощущение лекции в универе! Аудитория снова клубилась сладким дымом, на стенах снова мерцали тени от свечей, а студенты сидели на коврах совершенно голые. Алла сегодня собрала свою шикарную гриву в хвост и надела жемчужные длинные бусы. Откуда только деньги, это же целое состояние! Ольга напоминала обнаженную балерину изящностью форм и гладкой прической. У нее модная короткая стрижка оттенка светлый орех. В этот раз Оля уложилась гелем с мокрым эффектом.
     
     Я подготовилась к собранию не менее тщательно - гладкие ножки, рыжая полосочка на лобочке, распущенное белокурое каре до плеч, тонкая золотая цепочка на талии, розовый маникюрчик с цветочками. Богиня! Хотя на фоне "коллег" Оли и Аллы я чувствовала себя просто толстушкой.
     
     Лектором выступал Евгений. Бородатого не было.
     
     "Контролирующая функция у неподготовленного субъекта выражена набором блоков, навязанных извне, чаще всего в детстве и юности. Дальше субъект блокирует себя сам, продолжая заворачивать свое сознание в кокон алогичных противоестественных запретов. Отсюда вырастает целая гора проблем с психикой, здоровьем, мотивацией."
     
     Девчонки скрипели мозгами так, что слышно было в соседних комнатах. Неожиданный научный разворот не входил в их планы. Ольга еще как-то держалась, но Алла поплыла сразу. Зевала, хихикала, ерзала и всячески хамила. Евгений был невозмутим.
     
     "Основная часть нашей теории пластичного сознания и подбора партнеров по биотипу будет вам понятна только после полной распаковки и разморозки. Ваш "кокон" комплексов будем беспощадно ломать, сдирать слой за слоем. Решением совета все участники допущены к разморозке. Необходимо обнажить не только ваше тело, но и сознание. Вы разделись, вы привыкли к ситуации, вы перестали прикрывать прелести и глазеть друг на друга, НО! Вы скованы, девочки, вы запрещаете себе выражать свои естественные желания! Вы по-прежнему закутаны в собственные сигналы "Стоп!". Сегодня будем вас от этого освобождать".
     
     На сей оптимистической ноте вломился всеми габаритами Петр Александрович. За его спиной кто-то прятался. Петр отошел настолько, чтобы было всем видно его заплечного спутника. Парень лет 20, явно дружил с компьютером больше, чем со спортом, широкий в плечах, закован в деревянное тело, сутулый, немного коротковаты ноги. Но это вполне компенсировано лейблом на джинсах. Мальчик был упакован не только в свои комплексы, но и в папины деньги.
     
     - Знакомьтесь, дамы, это наш коллега Михаил, можно просто Миша, - знакомый баритон ласкал слух "коллег".
     
     - Привет всем, - нарочито смело произнес Миша. Он усиленно притворялся, что его ничто не смущает.
     
     Мы с Аллой переглянулись, прыснув в кулачок. Ольга Анатольевна рассеянно кивала, парень ей нравился.
     
     - Мишаня, присоединяйся к милым дамам, мы продолжаем. Спасибо, Женя, отдохни. - Директор как обычно взял вожжи в свои жилистые руки и погнал.
     
     - Достаточно теории, ребятки. У меня к вам есть вопрос. Я сейчас его озвучу и дам время подумать. Думать будете прямо тут. Можно обсуждать. Через полчаса каждый ответит нам всем на этот вопрос. Итак, вопрос: зачем вы сюда пришли?
     
     Впервые за все время моего странного сна наяву я задумалась над этим вопросом. Что меня толкнуло в эту странную квартиру к непонятным мне людям?!
     
     Никто ни с кем ничего не обсуждал. Каждый погрузился в себя. Алла улыбалась своим неприличным вариантам ответа. Ольга грустно что-то вспоминала про свой неудавшийся брак и проблемы с деторождением. Миша, похоже, вообще не думал над заданным вопросом, он просто крутил в голове что-то свое компьютерное, дергая невпопад головой, как будто у него в ушах плеер.
     
     А я: Я анализировала, стараясь абстрагироваться от себя. Почему люди вроде бы неглупые, образованные, грамотные, попадаются на удочку и приходят сюда? От одиночества, от разочарования, от усталости, от безысходности. Я в свои 20 была одинока. Димка меня предал после года отношений. Я сначала бесилась, рыдала, а потом заморозилась. Ничего меня не впечатляло, жизнь превратилась в серую массу одинаковых дней. Изредка меня мучали кошмары. Периодически гормоны так взбрыкивали, что хотелось броситься на первого встречного. И тут эта Милка - как солнце сверкнуло из-за туч. Так захотелось побыть среди хороших людей, потусить, покуролесить: пусть даже и с голопопыми психологами! Мы все пришли сюда найти сексуального партнера. Проблема одиночества объединяла нас - коллег по несчастью.
     
     
     Через пол часа на сцене снова блистал пузцом наш ведущий, светился профессиональным интересом к несчастным подопытным кроликам, предвкушая финал - наши судороги и агонию.
     
     Экзекуция предстояла похлеще раздевания. Никто из кроликов еще об этом не подозревал. Все откровенно скучали.
     
     - Меня заинтересовала информация в проспекте насчет подбора партнеров. Если говорить откровенно, мне просто дико не хватает секса. Мужа найти здесь я конечно не рассчитывала. Но пришла сюда как в клуб "Кому одиноко". Одиночество в моей жизни длится уже 5 лет. Тяжелый развод, проблемы со здоровьем. Я потеряла ребенка на 4 месяце:
     
     Ольга скривила губы и начала плакать. У всех испортилось настроение окончательно.
     
     Алла была менее расположена к откровениям. Но смысл ее ответа тот же. Я была права, нас всех сюда привело одиночество и сексуальный голод.
     
     - Отлично, дорогие мои. Вы меня порадовали. Перехожу к десерту. Девочки сейчас отправляются в другую комнату. Вперед! Сегодня у нас вечер исполнения желаний!
     
     Евгений с лицом охранника банка открыл дверь и проводил нас в соседнюю комнату, которая оказалась раза в два меньше первой. Там все так же было устлано и увешано коврами, но никаких свечей и благовоний не наблюдалось. Обычная китайская люстра с тремя зелеными плафончиками освещала помещение. В углу примостилась стопка разноцветных подушек, пуфиков и пушистых шариков. В руках мастера блеснул пульт. Из спрятанных где-то под потолком динамиков полилось фламенко. Евгений на минуту скрылся с глаз и тут же снова возник, как фокусник. В руках у него были какие-то листочки и черные ленты.
     
     - Девочки, маленькая формальность. Вот это надо подписать, а это надеть на глазки.
     
     Мы подписали свое согласие на психологическое, а также физическое воздействие на нас с целью лечения депрессии и что-то еще в этом роде. Евгений поочереди нам завязал глаза черными лентами. Я погрузилась в мир запахов, звуков, ощущений. Дальше началось такое, что трудно было сходу понять.
     
     Я помню, как сильная рука мастера ухватила меня под локоток и потянула из комнаты. Мы прошли в незнакомое помещение. Наверное, в третью комнату. На сей раз я ничего не могу сказать про освещение. В глазах все было черным. Воздух был каким-то влажным и слишком теплым. Ноги нежились в длинном мягком ворсе. Запахов никаких. Только намек на незнакомые восточные пряности. Мне показалось, в комнате никого нет. Евгений отцепился от меня и ушел. Я явно слышала его мягкие шаги. Несколько мгновений ничего не происходило. Я даже успела предположить, что это такое новое испытание для новеньких - сидеть с завязанными глазами в одиночестве без одежды. Только бы не слишком долго.
     
     В тишине стало отчетливо слышно чье-то дыхание. В комнате еще кто-то был. Неожиданно меня обхватили руки. Крупные ладони оглаживали мою спину, шею, спустились к ягодицам. Пальцы проникали между половинок, играли с попкой. Дразнили промежность. Я вся погрузилась в мощное тепло мужских рук. Незнакомых, но таких крепких и требовательных, что у меня закружилась голова. Уха коснулись горячие губы. Шепот щекотал козелок: "Ты пришла ко мне. Ты хотела меня. И я хочу тебя. Мое желание соединяется с твоим:"
     
     Мозги выключились. Неизвестный прижался ко мне всем своим голым упругим телом. В мою попку уперся твердый тугой член. Я превратилась в рабыню. Мной управлял дикий возбужденный самец. Управлял без слов. Бесцеремонно нагнул. С силой вогнал свой горячий скользкий инструмент. Мне казалось, что это никогда не кончится. В голове пульсировало, кровь кипела в жилах от желания. Я ведь за этим пришла. На это в тайне надеялась.
     
     "Я твой хозяин, ты моя рабыня. Так теперь будет всегда!" Шепот превратился в уверенный стальной голос. Незнакомец грубо менял позы, подталкивал мое послушное обмякшее тело, наклонял, переворачивал, продолжая вгонять крупный властный ствол. Я кричала, всхлипывала, но испытывала впервые в жизни мощнейшее наслаждение. В глубине моей женственности хранилась тайна - я люблю жесткий яростный секс, мне нравится быть рабыней мужчины. Молния этого открытия пронизывала мозг, а тело содрогалось в серии оргазмов. Это был не человек, а серийный маньяк! Кокон комплексов трещал по швам!
     
     Черная лента крепко держалась на глазах. Мой хозяин пресекал попытки ее снять. В конце концов, он привязал веревкой мое обессилевшее тело к чему-то твердому металлическому и кончил на меня мощной струей спермы. Она размазалась по шее, груди, соскам, животу, носу, щекам. Руки незнакомца блуждали по мне, как руки скульптора, и распределяли биомассу по всем укромным уголкам. Вся моя кожа впитала каждой клеткой горьковатый, терпкий нектар.
     
     В самом конце увертюры хозяин прошептал: "Ты получила то, зачем пришла?" Вопросительная интонация требовала ответа. Я растерялась, потому что я этого хотела, но мне было мало. Мне хотелось рассмотреть моего героя, мне хотелось: влюбиться в него. Я ответила сиплым шепотом: "Не совсем". Незнакомец ушел. Я осталась привязанной к круглой железке, изможденная, потная, развратная самка с завязанными глазами.
     
     Я выключилась на какое-то время, минут на 10, как мне показалось.
     
     На самом деле прошло 2 часа. Глаза мне развязали. Без черной ленты круглая холодная железка оказалась обыкновенной стальной трубой. Третья комнатка была самой маленькой. Пол застелен шкурами хищников. Стены обиты кожей. Я продолжала висеть на металлической конструкции из труб, веревок и деревяшек. Не понятно, для чего она нужна. Руки страшно затекли, я их почти не чувствовала. Мучительно хотелось пить и есть. Мочевой пузырь распирало и тянуло опорожнить.
     
     Мысли о притоне, рабстве, продаже на органы долбили череп, голова разболелась, накатила безумная усталость. Еще часа через два пришли Евгений и Петр Александрович. Полюбовались картинкой, поглумились и отвязали. Мастер принес кофе с корицей, ведущий погладил по голове, сунул в онемевшие пальцы карточку с цифрой 9. Интимно склонился к моему уху и спросил: "Еще?" Я думала, он про кофе, и сказала: "Ага. И пару сосисок". Протянула пустую чашку, улыбнувшись своей наглости.
     
     Но вдруг что-то пошло не так. Выражение лица у обоих приобрело оттенок восхищения. Мой ответ их порадовал больше, чем должен был в моем понимании. Я сидела на полу совершенно расслабленная с еще теплой пустой чашкой. Евгений подошел ко мне очень близко, почти коснувшись членом моего носа, и хрипло приказал: "Давай". Мысли с трудом собирались в кучку, начало доходить, что сейчас будет. Я прикоснулась губами к его мягкому члену. Он вцепился нагло мне в волосы и начал двигать, как ему нравится. "Маришка, сегодня мы вывернем твое подсознание наизнанку. Твои желания у тебя просто на лбу напечатаны. Ты классическая рабыня." Слова были сказаны Евгением совершенно безадресно, потому что я ничего уже не соображала. В тот момент только вкус отвердевающего в ротике члена и трепет влажной дырочки между ног управляли моим существом. Чашка выпала из рук и мягко стукнулась о шелковистые шкуры.
     
     Директор поднял меня огромными руками, рывком разжал мне ноги и придвинул своего вставшего дыбом гиганта прямо к моим мокрым раскрытым губкам. Мастер держал меня за спину и плечи. Я висела всем телом на их руках животом вниз. Красный блестящий набалдашник терся о клитор, наращивая твердость намерений. Трудно было представить, как эта садистская машина влезет в мою узкую щелочку. Соки предвкушения текли по внутренней части бедер и капали на шкуру леопарда. Сексуальная энергия достигла пика, еще немного и шкура тоже начала бы меня лапать.
     
     Директорский член протискивался в меня. Если бы запихивали теннисный мяч, было бы наверняка легче. По ощущениям, он был нереально огромный. Мастер откровенно трахал мой рот, забыв вообще о том, что это за отверстие и где оно находится. Прикрыв серые глаза и закинув выразительно голову назад, он погружался в наслаждение и приближался к кульминации. Директор ухитрился пропихнуть в меня треть своей скользкой дубины, я кричала от боли и бешеного оргазма.
     
     Евгений финишировал с диким ревом и отпустил мою голову на волю, как голубя в небо, забрызгав мне все волосы. Директор вцепился в мои бедра мертвой хваткой и отчаянно продвигал дальше свою гордость. Поза тачки со стороны выглядела как прекрасная иллюстрация к камасутре. Вдруг Петр Александрович нервно выдернул агрегат наружу. Посадил меня на четвереньки. Я поняла, что единственный шанс выжить сегодня, это заставить адскую дубину выпустить все соки мне в рот.
     
     Глубокой ночью Евгений отвез меня домой на стареньком форде. Благодарности моей не было границ в пределах разумного. Я сказала "Спасибо". Разговаривать с ним не хотелось да и не было сил. Он всю дорогу ласково мурлыкал, говорил, что я умница. Судя по всему, я теперь вполне размороженный кролик, готовый к тепловой обработке.
     
     Ноги в новых замшевых туфельках уныло шлепали по лужам к родному подъезду, осенний дождь гладил меня струйками по слипшимся волосам. Сверлила сердце шальная мыслишка, что это "Новое поколение" - банальное разводилово на секс. Снимают все на камеру, потом продают. А что, вполне прибыльное дело.
     
     Я села на лавочку возле подъезда, подставила лицо потокам небесным и дала клятву больше ни за что и никогда! Никаких собраний!
     
     Через три дня я снова позвонила в обычную стальную дверь: "Диль-бом". Гипноз? Внушение? Не знаю.
A A A


© Copyright 2017