Альпийский цветок. часть 2

A A A
0

Оглавление


     Итальянец нацелился на свободное место рядом с Эллой и, садясь, умудрился придвинуть свой стул почти вплотную к нашей строгой знакомой. Ее так и передернуло, но правила светского тона не позволили ей грозно приструнить нахала. Она только хмыкнула и залпом опрокинула бокал с коньяком. Однако... Итальянец с самым невинным видом потягивал коктейль, вторую руку он опустил под стол и очень скоро розовое от стыда лицо Эллы стало ярко пунцовым. Уж не знаю, что он там делал, но сидела она, точно кол проглотила. И встать ей было неловко и оставаться далее не могла. Впала в прострацию.
     -А хотите на экскурсию? - подмигнул муж Марксену Генриховичу. Тот, уже порядком пьяненький, согласно кивнул. Видимо, мачо принял наше шевеление за определенный знак и придвинулся еще ближе к предмету своей нечаянно но ярко вспыхнувшей страсти. Мне тоже хотелось на экскурсию, но все-таки я решила досмотреть, чем кончится атака обладателя большого невоздержанного члена. Сделав вид, что ухожу, затормозила у порога и спряталась за широкую драпировку. Отсюда мне было очень хорошо видно, как падает несокрушимая крепость Эллиного целомудрия.
     -Что? Что вы делаете? - возмущенно спрашивала она по-русски, когда кавалер, отставив в сторону бокал, не отнимая одной руки от женского колена, второй нежно но настойчиво задрал юбку, обнаружив тонкие белые панталоны.
     -Оооо, мама мийа, - воскликнул он, - какая фантазия.
     Видимо уже выстроенный в его голове сценарий, допускал сопротивление со стороны жертвы. Да и разве может дама в таком наряде отдаться без боя? Нет, играть так играть.
     Когда Элла вскочила и рванула к выходу, он резко дернул ее на себя и, оказавшись лицом к лицу, моментально впился ей в губы. А руки уже задрали юбку до пояса и уже ползали под панталончиками, стискивая и поглаживая ягодицы.
     -Какая ты горячая, - шептал он, - белиссима.
     Коньяк, состояние шока, прикосновения ополоумевшего от страсти мужчины лишили нашу твердыню разума и воли. Она вдруг обмякла и тряпичной куклой осела на диван. Мужчина, на вид ему было что-то около тридцати, тут же обрушил на нее волну ласк. Сначала он облапил ее за грудь и - о чудо! - под серым невыразительным шелком проступили крупные остро торчащие соски. Да она возбуждена! Вот так холодная рыбка. Машинально осмотревшись по сторонам и никого не заметив, Элла Марковна почувствовала себя несколько свободнее. Она уже не тянула юбку к коленям и очень скоро итальянцу удалось поселиться под подолом дамы на правах полноправного хозяина.
     Расстегнув кофточку и чуть не ослепнув от вида стиснутой простым сатиновым лифчиком груди он припал губами к ложбинке и оп! Застежка щелкнула, слегка отвислые бледные груди закачались, отбрасывая длинную тень на смуглое лицо сладострастца. Он поймал сосок и нежно прихватил его губами, чуть сжав.
     -Ох, да что же вы делаете? - закричала Элла, но в голосе ее было уже куда больше похоти, чем возмущения. Итальянец все понял правильно и прихватил второй сосок. Он мял ее, стискивал, сжимал, и она, не в силах даже пикнуть, покорно сносила унижение. Да и хотелось ей этого парня. По всему было видно, что хотелось. Даже ноги слегка развела, как только он попытался просунуть между ними ладонь. Развела и замерла, стыдясь собственного непотребного поведения. Но красавчик не дал ей опомниться, он тут же вклинился меж ее коленями, прижавшись дрожащим от нетерпения членом к святая святых. Потом исхитрился и опрокинул женщину на диван, прижав сильным мускулистым телом.
     -Отпустите меня! - Элла Марковна предприняла еще одну слабую попытку вырваться и избежать морального падения, но итальянец, сидя на ней и сдавливая ее с двух сторон коленями, уже вывалил свой член из трусов. Это зрелище немолодую, но неискушенную женщину добило и деморализовало. Не исключено, что она ни разу не видела члена при свете. Да еще такого, сантиметров двадцать в длину, с плотной крупной головкой, перевитого пульсирующей веной и готового сей же момент проникнуть в ее наверняка уже влажную сокровенность.
     Подумано, сделано. Он приподнял задницу Эллы, стянул с нее исподнее и, раздвинув ей ноги как можно шире, пристроил инструмент к густым зарослям. Чтобы не видеть всего этого ужаса, женщина закрыло лицо руками. А посмотреть было на что! Сидя на коленях, он притянул ее к себе и неторопливо насадил на стержень. Стоит отметить, что сопротивления он не встретил, член вошел легко, скользнул в мягкую податливую плоть и надолго там скрылся, как следует, со вкусом устраиваясь на новом месте. Подвигался из стороны в сторону, чуть вышел, вошел поглубже.
     -Ох, белиссима, очень хорошо, какая ты сладкая, - прошептал он и одобрительно помял грудь Эллы. Потом, решив, что с церемониями покончено, он навалился на женщину и стал ритмично приколачивать ее к дивану. Только мелькали ее бледные ноги, закинутые ему на плечи, да из горла шел сдавленный все более прерывистый стон.
     -Ох, ох, - радовался жизни итальянец.
     -Ой, ооой, - жаловалась невесть кому Элла, крепко зажмурившись и вцепившись руками в диван.
     Когда он поставил ее раком, она уже мало что соображала. Расстегнутая помятая кофточка и собранная на поясе юбка сейчас действительно походили на наряд из секс-шопа.
     Сжав руками мягкие податливые ягодицы, мужчина слегка раздвинул их и несколько секунд пребывал в неподвижности, видимо прикидывая, не попробовать ли ему еще одну дырочку. Элла, не готовая к остановке, неторопливо повела бедрами и тогда в попу ей уперся указательный палец затейника. Она словно и не заметила, впустив палец на всю глубину.
     -Ох, горячая, горячая женщина, - ворковал не верящий своему счастью мужик, - погоди, сначала я хочу побывать у тебя кое где еще.
     Выйдя, он усадил свою партнершу поудобнее и уперся членом в слегка приоткрытые губы.
     -Ах, нахал! - воскликнула Элла. Мачо, ни слова не понимающий по русски, зафиксировал лишь широко открытый рот и тут же устремился вперед. Говорить Элла больше не могла. Тем более что придерживая ее одной рукой за грудь, второй он быстро и умело дрочил ей клитор. Она только мычала, изгибаясь всем телом, и наконец, громко вздохнув, кончила.
     -Теперь хочу тебя там... . - простонал он и полез туда, где уже побывал его палец. Элла, успевшая слегка прийти в себя, извивалась в его руках, пытаясь вырваться, но партнер находился на пике возбуждения и все ее попытки освободиться только распаляли его. Задрав ноги Эллы Марковны, он, не слушая криков ее боли и ругательств, вкручивался в узкое пространство, обильно умащая дорогу смазкой, которой везде тут было в избытке.
     Когда член вошел в задницу нашей скромницы наполовину, на пороге появился Марксен Генрихович. Интересно, что сейчас будет, подумала я. Марксен подслеповато сощурился, всматриваясь в происходящее на его глазах непотребство, и погладил себя по причинному месту. В его штанах, видимо, стало тесновато. Он покрутил головой, ища удобного местечка и по ходу дела расстегнул ширинку. И тут его взгляд упал на меня. Член, уже освобожденный от резинки трусов, радостно дернулся мне навстречу.
     -Мариночка, ой, а вы тут что же делаете?
     Как бы поточнее ему объяснить? Открывшаяся перед нами картина, вопреки моим ожиданиям, не ввергла мужчину в праведный гнев. Он не свалился с инфарктом. Более того, по всем внешним признакам готов был на ратные подвиги. Дело осталось за малым - найти того, с кем можно отправиться в бой. Судя по тому, как похотливо он посматривал на меня, предпочитая останавливаться взглядом в районе низко вырезанного декольте, одна кандидатура у него уже была.
     -Аааааа!!! - заорала Элла Марковна. Это горячий итальянский парень решил не мелочиться и пробуравил ее задницу на полную длину своего лошадиного прибора.
     -О, о, о, - коротко выкрикивал он, терзая жертву, сжимая ее ягодицы до синяков. Груди нашей скромницы болтались из стороны в сторону, учительский пучок растрепался, лицо было ярко розовым а губы опухли, так сильно она их прикусывала в горячке неожиданной страсти.
     -Вам нравится, Мариночка? - приник к моему уху Марксен. Было очевидно, как хочется ему приникнуть не только к уху и не только приникнуть, но и проникнуть, но он все не решался, робел. Пальцы его мелко дрожали, а голос срывался то на хрип, то на фальцет.
     -А вам? - хитро улыбнувшись, спросила я и погладила вздутый бугорок в районе ширинки.
     -Ох, какие у вас нежные ручки, - прошептал он и стал суетливо возиться с ширинкой, пытаясь расстегнуть ее до конца. В конце концов ему удалось это сделать. Член, лишенный поддержки, слегка обвис, он покоился на крупных яйцах, покрытых седоватой порослью, и вид имел несколько растерянный. Уже налившийся взбудораженной кровью, но еще не готовый к тому, чтобы идти в решающее наступление. Я прошлась по нему пальцами, слегка сжав и покрутив прикрытую тонкой кожей головку. Она тут же отреагировала едва уловимой пульсацией.
     -Как вы это... это... как вы приятно это делаете, - Марксен осмелел настолько, что дотронулся до моей ноги и нашел в себе силы добраться от колена до шортиков, проникнув в узкую штанину. Туго натянутая ткань не давала ему развернуться и, коснувшись края кружевных трусиков, он замер.
     -А где Игорь? - спросила я, продолжая ласкать отзывчивый член.
     -Игорь... а он занят, он там... ну, в общем... отдыхает, развлекается, - забормотал мужчина, блаженно прикрыв глаза.
A A A


© Copyright 2017