Альпийский цветок. часть 3

A A A
1

Оглавление


     Впрочем, ответ на мой вопрос уже не требовался. Муж стоял в маленьком холле, взасос целуясь с пухлой задастой блондинкой. Из всей одежды на ней имелась только коротенькая маечка. Трусики торчали из карманы Игоревых шорт, которые он расстегнул, но еще не снял. Или вовсе пока не собирался снимать. Должно быть, его забавляла неуемная прыть дамочки. Расставив ноги, так чтобы Игорю удобнее было добраться до ее киски, она сладострастно стонала всякий раз, когда его пальцы легко касались черненького кустика. Блондинкой она была искусственной, но страстность была неподдельной.
     Мы с ним переглянулись и продолжили. Он усадил цыпочку на стол, а я наконец то сняла с Марксена штаны. Без них он смотрелся куда приятнее. Вполне крепкие бедра в сочетании с небольшим интеллигентским животом производили недурственное впечатление. Да и член был хорош. Не слишком большой, не слишком маленький, он радовал глаз правильностью формы. Оставшись в одной рубашке, мужчина заметно нервничал. Но жажда удовольствия была сильнее его природной стыдливости. Время от времени косясь по сторонам, он добрался до моей груди и надолго приник к соскам, попеременно забирая в рот то один, то другой, теребя их руками и поглаживая. Он уже изнывал от желания наконец то трахнуть меня, но приличия не позволяли слишком поспешно получить желаемое. Видимо, на досуге он почитывал журналы для тинейджеров, где черным по белому сказано - прелюдия должна длиться в два раза дольше полового акта. Но елки палки, не здесь же!
     Муж уже успел расположиться с максимальным комфортом. Его аккуратная попа, напряженная от усердия, размеренно двигалась в обрамлении двух широко разведенных ног. Блондинка стонала и извивалась в его руках, готовая кончить, а мы даже не приступали.
     Так дело не пойдет, подумала я и одним движением стянула с себя шорты и трусики. Рука Марксена тут же скользнула к предмету его вожделения, уже изрядно повлажневшему. Ее исследовательский пыл уже ничто не могло остановить.
     -Какая вы Мариночка, хорошенькая, какая вы приятная, я просто потерял голову, просто потерял... . ах... давайте же присядем на кушеточку.
     Стоило мне опуститься на мягкое сиденье, как он тут же взгромоздился на меня и трясущимися руками развел мои ноги. Вся эта ситуация с одной стороны забавляла меня, с другой возбуждала. С таким экземпляром как Марксен нам пока не приходилось сталкиваться, и все его попытки сохранить приличие даже будучи без штанов пробуждали желание стянуть с него маску благопристойнойности. Ну давай же, мысленно подгоняла его я, тебе ведь хочется поскорее вставить и дать волю истосковавшейся по простым человеческим радостям плоти. Но помогать ему я не спешила.
     Одной рукой направляя член, другой продолжая ласкать мне грудь, он долго примеривался. Возил головкой по клитору, ища дорогу, и наконец попал в цель. Вошел неглубоко, словно еще не веря своему счастью, потом протяжно вздохнул и продвинулся чуть дальше. Приподняв бедра, я лишила его пути назад и член оказался в плену. Он был полностью во мне и вполне приятно видимо себя чувствовал. Он уже не принадлежал в полной мере хозяину, жил собственной жизнью, то проникая как можно глубже, то чуть отстраняясь.
     -Ох, оооох, - вздыхал Марксен, все более увеличивая темп.
     Итальянец же решил по всей видимости затрахать Эллу до смерти. Он оставил в покое ее задницу, уже малочувствительную к внешним раздражителям, и теперь забавлялся тем, что ставил женщину в немыслимые позы. Трахал ее то стоя, то сзади, то раскорячив на низком журнальном столике. Элла Марковна, пребывающая в данный момент в каком то особом измерении, уже нисколько не сопротивлялась, охотно позволяя делать с собой все, что придет в голову ее затейливому партнеру.
     Не намного отставала от нее и блондинка, охотно подставляющая себя в наиболее удобных для партнера ракурсах. В тот момент когда Марксен задергался, выпуская в меня порцию спермы, она стояла с высоко задранной ногой, а муж крепко держал ее за волосы. Шорты он так и не снял, они болтались внизу.
     -Оеееой!!! - завопил Марксен, уже не в силах сдерживаться, его затрясло, он сначала напрягся, толчками выплескивая все накопленное долгими целомудренными ночами, потом как то моментально обмяк, едва дыша от опустошения. Я чувствовала, как по моим бедрам стекает сперма, а перетруженный член, все еще остающийся во мне, постепенно теряет размеры.
     
     Заметив, что Марксен кончил, муж последний раз глубоко вошел в белокурую нимфу и аккуратно отстранил ее. Впрочем, нимфа не осталась одна. К ней тут же подскочил толстый вертлявый дядечка с увесистым приборчиком. В очередной раз открыв глаза, дама разочарованно констатировала перемену, но протестовать не стала, поерзала задом по гладкой столешнице и покрепче обхватила ногами дряблый зад.
     Господин Вершков не подавал признаков жизни. Когда я выбиралась из под него, он тихо простонал, но с места так и не сдвинулся. Еще немного полюбовавшись на разнузданный беспредел, который творили с Эллой, мы вышли из гостеприимной столовой. Похоже, женщину отпустят еще не скоро. А судя по тому, что постепенно в комнату стали стекаться любопытные, очень скоро к итальянцу присоединится группа поддержки. Белотелый немец лет шестидесяти и худосочный азиат неопределенного возраста стояли с двух сторон от парочки и все ожесточенней подрачивали себя, не сводя глаз с пышной Эллиной задницы, уже охотно принимающей член во всех мыслимых позициях.
     В душе ни души... Благодатная тишина и возможность немного прийти в себя. Раздевшись, мы прошли в душевую кабину, одна из стен которой оказалась зеркальной. Приятный сюрприз. Слегка запотевшее стекло без лишних подробностей, но образно и точно отразило наши тела. Узкие бедра мужа и мой весьма рельефный профиль.
     -Ну и как тебе? - ехидно улыбаясь спросил Игорь, направляя на меня тугую струю теплой воды.
     -Хм, - я изобразила на лице нечто неопределенное, - отдаться Марксену - это почти благотворительная акция.
     -То-то ты так разошлась, - он провел рукой между моих бедер, все еще перепачканных спермой. Мне вдруг захотелось, чтобы он вошел в меня прямо сейчас, пока семя другого мужчины оставалось во мне. Видимо мы совпали в желаниях, потому что муж слегка раздвинул мои ноги и, найдя клитор, начал ласкать его.
     В душевую кто-то вошел, но стекло запотело уже так сильно, что можно было различить только контуры. Игорь все медлил, он ласкал меня, доводя до состояния, когда никакие крайности уже не страшны.
     -Ты издеваешься надо мной, - выдохнула я и придвинулась к нему ближе.
     -А ты против? - улыбнулся он и повернул меня к себе спиной. Рука его продолжала дразнить. В какой-то момент я поняла, что он уже не один. К нам кто-то присоединился. Но когда я пыталась повернуться, меня аккуратно разворачивали к зеркалу. Там отражался лишь общий контур довольно плотного мужчины. Лица я не видела. Когда в меня вошли, стало очевидно, что это не муж.
     Напор воды стал чуть слабее, а толчки нежданного гостя, напротив, активнее. Мне безумно хотелось кончить, но Игорь, все это время ласкавший мой клитор, останавливался в самый пиковый момент. Ах так? Я наклонилась пониже и завладела его членом. Он тут же сдавленно охнул и прислонился к кафельной стене. Было скользко, чтобы не упасть, я крепко держалась за его бедра, то притягивая их к себе, то отпуская. Общий ритм задавал неутомимый отбойный молоток сзади. Он работал топорно, грубо, но именно это и еще то, что я его так толком и не видела, добавляло особой остроты моменту.
     -О нет, нет, не сейчас, - застонал Игорь и я слегка отпустила его член. И только я это сделала, сзади натужно запыхтели.
     -Ууух, - простонал мужик и, последний раз вогнав в меня член, кончил.
     -Стой, не двигайся, - прошептал муж и быстро сменил незнакомца. Внутри меня было уже до такой степени мокро, что его член скользнул внутрь почти незаметно. Он вошел сильным уверенным движением, двигался медленно, пытаясь сдержаться как можно дольше, но это было уже невозможно. Стоило ему коснуться моего клитора, как оглушительное цунами накатило и утопило меня с головой. Мы кончили одновременно и надолго выпали из времени и пространства. Очнулись, когда вода, льющая сверху стала слишком горячей.
     -Развратница, на что ты меня подбила? - голос его был слаб, а движения замедлены.
     -Я???
     -Ты, ты, - констатировал он, выливая на загорелую грудь порцию геля.
     У него фигура того счастливого типа, когда идет любая одежда и можно есть хоть от пуза, изящный и вместе с тем мужественный абрис легко побеждает пару-тройку набранных килограмм. А попа у него - мечта любого гея. Не раз приходилось наблюдать, как сальные мужские взгляды провожают его мальчишески узкую, но вместе с тем весьма аппетитную задницу.
A A A


© Copyright 2017