Поздняя работа

A A A
1

     Филлис снова засиделась на работе допоздна. Начальник взваливал не ее плечи все больше и больше работы, и она начинала жалеть, что с первых же дней позволила нагружать себя сверх всякой меры. Филлис целый день не выходила из офиса, и к вечеру ее мочевой пузырь был неприятно полон. Она собиралась сходить в туалет прежде, чем начать печатать заключительное письмо, и посмотрела на часы. Уже восемь часов вечера, а письмо обязательно нужно отправить сегодня.
     Филлис со вздохом скрестила ноги и открыла шаблон письма. Письмо было длинным, на него нужно было потратить, по крайней мере, двадцать минут, и у нее, вероятно, не будет времени, чтобы посетить туалет перед отъездом. Скоро охрана закроет крыло здания, в котором находятся туалеты, а до дома ей добираться целый час. Сможет ли она дотерпеть до дома? Филлис начала печатать, убеждая себя, что она сможет терпеть столько, сколько будет нужно. Время от времени ей приходилось сжимать бедра вместе, чтобы бороться с усиливающимися позывами.
     Минут через десять выяснилось, что Филлис явно переоценила свои силы. Неожиданно желание писать резко усилилось. Филлис принялась раскачиваться в попытке отвлечь себя от дискомфорта. Похоже, придется все-таки прервать работу и бежать в туалет, пока охранники не перекрыли этаж. До дома она явно не дотерпит.
     Девушка встала и направилась к двери, и в следующую секунду чуть не описалась. На пороге стоял мужчина с пистолетом, направленным прямо на нее.
     - Стой спокойно, - приказал он.
     Филлис изо всех сил напрягла мускулы в низу живота, поскольку от неожиданности немного намочила трусики. Ей удалось сдержаться, но явно ненадолго.
     - Что Вам надо? - спросила она дрожащим голосом.
     - Стой спокойно, - повторил злоумышленник. - Что ты здесь делаешь?
     - Что я здесь делаю?
     - Почему ты работаешь так поздно?
     - Я... У меня много работы, которую надо было закончить сегодня...
     - Хорошо. Не имеет значения. Повернись и держи руки за спиной.
     - Что? - спросила Филлис. Ее охватила тревога. - Зачем?
     - А ты как думаешь? Я собираюсь тебя связать.
     - О нет, пожалуйста! Мне надо...
     - Не зли меня!
     - Нет-нет, - испуганно сказала Филлис, отчаянно двигая коленями. - Просто мне очень нужно в туалет!
     - У меня нет времени, чтобы сторожить тебя в туалете!
     - Но я всего на минутку! Я очень хочу писать... - пролепетала девушка, густо покраснев.
     - Руки за спину! - снова потребовал злоумышленник.
     - Пожалуйста! Я правда не могу больше терпеть!
     - Разговор окончен! - злодей направил пистолет на несчастную девушку.
     Девушка поняла, что лучше подчиниться. Из последних сил сохраняя самообладание, она покорно поместила руки за спиной.
     Злоумышленник грубо схватил ее, и через минуту запястья Филлис были накрепко связаны. Она постоянно сгибала колени и крепко сжимала бедра вместе, давая передышку измученным мускулам.
     - Хорошо. Теперь садись на пол! - приказал злоумышленник.
     Филлис села на ковер и стала молча наблюдать, как мужчина связывает ее лодыжки. От напряжения на ее верхней губе выступил пот, она изо всех сил боролась со все более и более сильным желанием освободить мочевой пузырь.
     Наконец, и это показалось Филлис совершенно излишним, веревка была намотана вокруг ее тела, она прижала руки девушки к бокам и сильно сдавила грудь.
     - Ай! Мне больно! - вскрикнула она, поскольку злоумышленник сильно затянул веревку.
     - Да, возможно, но со стороны выглядит замечательно!
     Филлис хотела сказать ему, что только настоящий садист может так издеваться над женщиной, но в последний момент сдержалась. Она решила не сопротивляться, чтобы он скорее забрал то, что ему нужно и убрался отсюда.
     - Где тут у тебя скотч? - спросил злодей.
     Филлис промолчала. Мужчина стал открывать ящики стола.
     - А, вот и он, - объявил он, вытащив рулон липкой ленты. - Это должно помочь.
     Филлис поняла, что это последняя возможность разжалобить его.
     - Пожалуйста, позвольте мне сходить в туалет, - умоляла она. - Я сейчас описаюсь!
     Злоумышленник только улыбнулся в ответ и заклеил рот девушки скотчем.
     - Мне нужно работать в тишине, - сказал он с очевидным удовлетворением.
     Филлис наблюдала, как мужчина рылся в офисе, прилагая все усилия, чтобы сохранить спокойствие и не двигаться. Она не хотела привлекать его внимание. Однако с каждой минутой увеличивающаяся боль в несчастном мочевом пузыре вынудила ее начать качаться назад и вперед, и шевелить ногами, насколько позволяли веревки. Боже, как ужасно она хотела писать!
     В течение десяти минут в страшной агонии Филлис наблюдала, как злоумышленник перерыл все ящики и картотечные блоки, все время думая о своем ужасном положении. Девушка отчаянно искала пути к спасению. Она представила, что когда злодей уйдет, попытается встать и будет прыжками двигаться к туалету, находящемуся довольно далеко. Каждый прыжок будет пыткой, и девушка понятия не имела, будет ли она в состоянии сдержаться. К тому же, если даже она доберется до туалета, как со связанными руками поднять юбку и спустить трусики? Филлис закрыла глаза в отчаянии; она не сможет контролировать мочевой пузырь, который уже на грани взрыва. Лучше, безусловно, остаться там, где она была, сидеть и ждать помощи. Но что тогда? Как долго она сможет продержаться?
     Наконец, злоумышленник прекратил поиски. Очевидно, он нашел то, что искал. Филлис видела, как он вытащил из кармана сотовый телефон, позвонил кому-то и сказал: - Я нашел! После небольшой паузы он произнес: - Хорошо. Я буду там через полчаса.
     Он убрал телефон, достал из стола Филлис конверт и положил в него нужную бумагу. Подойдя к двери, он обернулся и посмотрел на несчастную пленницу.
     - До свидания, милашка, - сказал он, - Возможно, кто-то найдет тебя прежде, чем ты описаешься. Хотя, уже довольно поздно, наверно, все давно ушли.
     Он пожал плечами, усмехнулся и быстро ушел.
     Филлис прислушалась. Как только девушка убедилась, что злодей ушел, она стала изо всех сил извиваться, пытаясь освободиться от веревок. Всего несколько минут отделяли ее от ужасного позора, и бедная девушка отчаянно хотела его избежать. Консервативное воспитание Филлис не позволяло ей даже думать о том, что охранник или кто-то другой найдет ее здесь в насквозь промокшей юбке. Она ни что на свете не сможет здесь больше работать!
     Она дергала веревки, держащие запястья. Они немного ослабли, но не позволяли освободить руки. Филлис нагнулась вперед, издавая стоны через скотч и преодолевая одну болезненную судорогу за другой. Непоправимое могло случиться в любую секунду.
     Девушка села, озираясь вокруг в последней надежде на спасение. Может быть, ей добраться до стола и найти нож для бумаг? Это поможет? Нож для бумаг недостаточно острый, чтобы разрезать веревки. Должен же быть выход! Может быть ножницы? Где они лежат?
     Вдруг она увидела телефон злоумышленника на своем стуле. Он, должно быть, выпал из его кармана, когда он вставал. Если она доберется до него, то возможно сможет вызвать помощь. Сбросив туфли, Филлис допрыгала через комнату к стулу, легла на спину и подняла ноги.
     Конечно, эти движения стоили бедняжке огромных усилий, и как только она подняла ноги, упустила струйку мочи в свои трусики. Девушка, задыхаясь, быстро убрала ноги со стула и усилием воли остановила поток. Отчаянно сражаясь с неизбежностью, она задвигала ногами, сжимая и разимая бедра. Так или иначе, это помогло, и она была в состоянии продержаться еще немного.
     С трудом дыша через нос, Филлис положила голову на ковер, стараясь собраться с мыслями. Затем она рискнула поднять ноги на стул еще раз, и на сей раз преуспела в этом, не теряя контроль над мочевым пузырем. Она, извиваясь, подвинулась немного вперед, схватила телефон ногами, потом согнула колени, чтобы снять его со стула. Затем пленница позволила ему упасть на ковер и немедленно начала двигаться к нему.
     Филлис закрыла глаза, поскольку мышцы в низу живота болели нестерпимо. Она не могла больше ждать. К тому же девушка стала понимать, что она не сможет набрать длинный номер, только если 911. Это был единственный шанс вызвать помощь, чтобы спасти себя от позора и унижения.
     Наклонив голову к телефону, Филлис увидела, что он, к счастью, включен. Она попыталась нажимать кнопки носом. К сожалению, телефон был настолько мал, что сразу нажимались две или три кнопки. Она не могла набрать три спасительные цифры, чтобы получить помощь. Единственным выходом было нажимать кнопки пальцами.
     Снова начались дикие спазмы, и Филлис напрягла мышцы и сжала бедра изо всех оставшихся сил. Боже, она никогда так не хотела писать за всю свою жизнь! Это было невообразимо болезненно, и она знала, что она не может больше терпеть. Она была в секундах от катастрофы. В последнем, отчаянном усилии избежать позора, она села и стала хватать телефон связанными руками. Практически сразу сильный поток мочи хлынул в трусики, быстро распространяясь по ее сжатым бедрам. Несмотря на все усилия, телефон девушке схватить не удалось. К ее ужасу, она писала и не могла остановиться.
     Обезумев, Филлис стиснула колени в последней отчаянной попытке восстановить контроль, но это было бесполезно. На сей раз, она не могла ничего поделать. Моча потекла между ногами сквозь трусики и чулки. Она стонала в отчаянии, чувствуя, как содержимое мочевого пузыря заполняет ее одежду, впитываясь через юбку в ковер под ней. В полной тишине офиса был слышен лишь шипящий звук льющейся мочи.
     Филлис чувствовала, что ее щеки запылали от стыда быть найденной в такой ужасной ситуации. Перспектива публичного позора немного компенсировалась явным облегчением в мочевом пузыре. О, Боже, как же ей стало хорошо! Филлис подумала, что если бы она терпела еще, то, возможно, ее мочевой пузырь просто лопнул.
     Девушка сидела, не двигаясь, в течение долгого времени. Ее мочевой пузырь полностью опустел. Она стала ощущать холод в мокрой одежде, и этот дискомфорт заставил ее опять дергать веревку, связывающую запястья. Если бы она могла только освободиться, добраться до туалета и привести себя в порядок прежде, чем кто-нибудь увидит ее! Но что делать с одеждой? Тут она вспомнила про шорты и футболку в ее шкафчике, которые она использовала в тренажерном зале после работы. Это спасение! Она продолжила свою борьбу с веревками; она просто должна была освободиться.
     Внезапно она услышала шаги. Неужели вернулся злоумышленник? Нет, скорее всего, это охранник обходит этажи. Кто бы это ни был, он сейчас найдет молодую привлекательную женщину, связанную, с заклеенным ртом, сидящую в промокшей юбке и чулках в луже собственной мочи. Помощь прибыла слишком поздно, чтобы сохранить ее достоинство. С покорным вздохом Филлис легла на ковер и стала ждать.
A A A


© Copyright 2017