Черная ягодка. часть 2

A A A
0

Оглавление


     2 - Ежевика
     
     Я проснулся в двенадцатом часу утра на своём диване с жуткой головной болью. Одежда была на мне, постель не расправлена, со стола не убрано. Казалось бы, самое обычное утро. На две пары я уже опоздал, надо было собираться хотя бы на третью.
     С трудом поднявшись, я направился на кухню, чтобы наскоро перекусить. Но, заглянув в ящик стола, я не обнаружил там ни одной пачки лапши быстрого приготовления. И тут я вспомнил. Что это было вчера? Дурной сон? Маленькая девочка, лоликон, тентакли. Надо завязывать с хентаем.
     Но лапшу-то кто съел? Она? Как её звали, Вика? Она всё-таки была у меня дома? И в какой же момент реальность перешла в бредовый угар?
     От мыслей голова разболелась ещё сильнее. Надо было уже быстрее зажевать хоть что-нибудь и бежать в универ, на свежий воздух. Без особой надежды я открыл холодильник, пошарил среди полупустых баночек с приправами и старым лечо и совершенно неожиданно извлёк наружу блюдечко с чёрными ягодами.
     - Это здесь откуда? - удивился я, силясь вспомнить происхождение находки. - Ежевика? Давно она здесь?
     Я осторожно попробовал одну ягодку. Вроде свежая. Сейчас было не время раздумывать, и я быстро закинул в рот всю горсть ягоды. Какой-никакой, а завтрак. Сунув тетрадь за пазуху, я пулей вылетел из дома, рассчитывая успеть к началу пары.
     
     - Кто написал Евгения Онегина? Шесть букв по вертикали, вторая "у", - негромко спросил Костик, мой вечный сосед по задней парте.
     - Пушкин, кто ещё? - хмыкнул я. - Совсем уже мозги выветрились?
     - А точно, точно, - Костик сосредоточенно заскрипел карандашом, вписывая фамилию поэта в клеточки кроссворда.
     Я опустил голову обратно на руки, пытаясь очистить мозг от ненужных мыслей, но в то же время не заснуть совсем. Монотонный голос лектора доносился с другой стороны аудитории, сливаясь с общим гулом студенческой массы. На философию народ ходил только ради отметки о посещении, слушать, и тем более конспектировать смысла не было - экзамен обычно все получали автоматом.
     - Колючий кустарник семейства розоцветных с чёрно-сизыми съедобными ягодами, похожими на малину, - пробубнил под ухом Костик. - Семь букв.
     - Черными говоришь? - я почему-то отчётливо ощутил во рту вкус той горстки ягод, которые съел на завтрак. - Ежевика.
     - Точно, подходит! - обрадовался сосед. - Слушай, а чего ты такой умный на задней парте сидишь?
     - Чтобы препода своими знаниями не слишком затмевать, - съязвил я неохотно. У самого в голове всплыл яркий образ блюдечка с ежевикой. Еже-Вика.
     - А, кстати, про ежевику, - вдруг оживился Костик. - Я сегодня на информатике в интернете прочитал про очень интересную серию убийств, происходящих по всему городу.
     - Людей перекармливают ежевикой до смерти?
     - Нет, там другое, - Костик наморщил лоб, силясь вспомнить статью в подробностях. - Жертвами становятся мужчины в возрасте от восемнадцати до пятидесяти лет. Их тела находят в собственных квартирах со следами жестокого сексуального надругательства. И самое главное, что объединяет все случаи - в холодильниках всех жертв находят небольшие блюдца с ежевикой.
     Мне к горлу подступил большой противный комок, так что я чуть не изверг всю эту ежевику прямо на парту. В глазах помутнело, в ушах застучало, как от резко подскочившего давления. Я схватил свою тетрадку, так и не раскрытую с начала пары, и резко встал из-за стола.
     - Ты куда? - без особого интереса спросил Костик.
     - Мне что-то нехорошо, - буркнул я, стараясь подавить приступ тошноты. - Пойду-ка лучше домой.
     - Правильно, валить отсюда надо, - Костик зевнул в кулак. - А то совсем мозги завяли от этой лекции.
     Я не стал дожидаться, пока Костик решится последовать за мной, и выскочил из аудитории. Куда теперь? В милицию? И что я им скажу? Что маньяк с ежевикой - это на самом деле маленькая девочка, которую я вчера зачем-то привёл к себе домой? Или что я нашёл у себя в холодильники то самое блюдце с ягодой, хотя никто меня вчера так и не убил?
     Так или иначе, в первую очередь я решил заскочить в туалет, чтобы смочить пересохшее горло. В такое время обычно там никого не было, и я мог спокойно собраться с мыслями. Склонившись над раковиной, я жадно припал к струе ледяной воды. Живительная прохлада подействовала на меня освежающе. Виски перестали ныть, разум прояснился, а ноги снова начали меня слушаться.
     Вдоволь напившись, я поднял голову и посмотрел в зеркало. То, что я увидел, заставило меня побледнеть: мою шею опоясывал характерный багровый след. Всё-таки это было! Она душила меня этими отвратительными тентаклями, а когда я потерял сознание, решила, что я мёртв! Поэтому она оставила свою ежевику в холодильнике?
     - Мерзавка! - выругался я в голос. - Будь ты проклята!
     - И это твои слова благодарности за то, что я сохранила тебе жизнь? - услышал я за спиной тоненький голосок.
     Резко обернувшись, я увидел Вику. Она стояла у входа в туалет, прислонившись спиной к стене. Краем глаза я заметил, что дверь заперта изнутри. На окнах были решётки, так что путей для отступления не оставалось.
     - Пришла добить меня? - спросил я не своим голосом.
     - Скорее всего, да, - ответила Вика. - Мне лишние свидетели не нужны.
     - Тогда чего же ты ждёшь? - с вызовом спросил я, выискивая взглядом какой-нибудь острый или тяжелый предмет.
     Вика заколебалась. В её больших чёрных глазах мелькнула тень сомнения. И тут я вспомнил тот самый момент, после которого потерял сознание.
     - Ты ведь не отпускала меня добровольно? - я вдруг почувствовал, что мой голос крепнет. - Ты просто не смогла меня убить. Я помню, твои тентакли не послушались тебя!
     Я ожидал, что Вика сейчас взбесится, выпустит свои тентакли, снова попытается меня задушить, и у неё ничего не выйдет. Но она прореагировала на мои слова спокойно.
     - Да, не получилось, - согласилась она. - Это, наверное, потому, что ты ещё не успел на самом деле даже залапать какую-нибудь маленькую девочку. С точки зрения моих тентаклей ты невиновен.
     - А они откуда знают? - насторожился я.
     - Откуда-то знают, - пожала плечами девочка. - Наверное, мозг сканируют, или как-то ещё. Но до тебя у меня с ними проблем не было.
     - Значит, ты ошиблась со мной, - я вдруг понял, что это шанс избавиться от неё. - У меня никогда даже в мыслях не было сделать что-то плохое с настоящей маленькой девочкой. Эти диски, которые ты видела, это ведь просто мультики, которые не имеют связи с реальностью. И домой я тебя привёл только потому, что немного растерялся, а на самом деле никаких задних мыслей у меня не было!
     - Неправда! - оборвала мою тираду Вика. Похоже, что она всё-таки начала раздражаться. - Если ты это смотришь, если тебя возбуждают маленькие девочки, то это лишь вопрос времени, когда тебе удастся завладеть одной из них!
     - Но сейчас-то я не виновен, в этом твои тентакли правы! - сказал я с серьёзным видом, сам поражаясь глупости этой фразы.
     - Даже если так, - Вика на секунду задумалась. Похоже, в её миленькой головке шла настоящая борьба зла и справедливости, - даже если так, я не могу просто отпустить тебя и ждать, пока ты совершишь насилие, чтобы тогда наказать тебя.
     - И что ты будешь делать? - спросил я, уже предвидя что-то недоброе.
     - Я просто докажу, что ты настоящий педофил, и не можешь устоять перед соблазнительным телом маленькой девочки, - сказала Вика зловещим голосом и начала приближаться ко мне.
     - Ничего у тебя не выйдет, - ответил я настолько уверенно, насколько смог, но мои ноги невольно сделали шаг назад.
     - Давай же, не стесняйся, сделай со мной всё то, о чём ты всегда мечтал, - Вика продолжала наступать. - Или, может, хочешь оттолкнуть меня? Ударить? Да ты ещё и садист, если способен причинить боль маленькой девочке!
     - Ты не маленькая девочка, я знаю это! - воскликнул я в ответ, делая ещё два шага назад. - Ты монстр с тентаклями, ты серийная убийца!
     - Как жестоко, разве это может быть правдой? - Вика изобразила обиженный голосок и даже надула губки. - Присмотрись лучше, я просто шаловливая малышка, которую папочка хочет отшлёпать, правильно?
     Между тем я и сам не заметил, как задом зашёл в кабинку. Сделав ещё один шаг, я споткнулся об унитаз и рухнул на него, усевшись, словно на стуле. Вика мигом пересекла разделявшее нас расстояние и запрыгнула мне на колени прежде, чем я успел подняться.
     - Ой, что же ты делаешь, братик? - залепетала она тоненьким голоском. - Зачем же ты затащил меня сюда и посадил к себе на коленки?
     - Ты что, пытаешься обмануть свои тентакли? - съязвил я, пытаясь не обращать внимания на неожиданную близость тела девочки.
     Вместо ответа Вика захлопнула дверцу кабинки и, перекинув ногу, устроилась верхом на моих бёдрах. В тот момент, когда она усаживалась поудобнее, я успел заметить её розовые трусики. Те же самые, что и вчера. Да и вся её одежда с близкого расстояния выглядела несвежей, как будто её не меняли, по крайней мере, неделю. Если бы я не обращал намеренно своё внимание на такие мелочи, то бы уже умер от перевозбуждения.
     Между тем девочка придвинулась ещё ближе, прижавшись всем телом к моему животу, а голову положив ко мне на грудь. Её волосы щекотали мне подбородок и забавно шевелились от моего дыхания. Она обхватила меня руками, а своими бёдрами сжала мои. Сквозь тонкую ткань брюк я чувствовал тепло её промежности, прижимающейся к моему неотвратимо твердеющему члену.
     - Вот видишь, ты уже совсем готов, я же чувствую это, - Вика поёрзала ягодицами, доводя моё возбуждение до предела.
     - Это ничего не доказывает, - я попытался отвлечься на разговоры. - Любой здоровый парень возбудится от таких прикосновений!
     - Я ещё даже не начинала, - шепнула она мне на ухо, чуть приподнявшись.
     Я едва сдерживался, штаны готовы были лопнуть, а она всё не успокаивалась. Теперь она, привстав на колени и прижимаясь лобком к моему животу, тёрлась щекой о мою бороду.
     - Дядя Лёша, а почему ты такой колючий? - спросила она игривым голоском.
     Я уже ничего не мог ответить. Челюсти сжались сами собой, словно сдерживая вырывающуюся наружу волну страсти. В эту секунду я готов был пожертвовать даже своей жизнью, чтобы дать, наконец, выход своему желанию, копившемуся долгие годы! Отдать всё, лишь бы сжать в объятьях это хрупкое детское тельце, так доверчиво и охотно льнущее ко мне!
     Но я слишком хорошо понимал, что если я хотя бы протяну руку в её направлении, бестия тут же выпустит свои тентакли, которые на этот раз не остановятся, пока не разорвут меня на части. Но к чёрту, пускай, всё лучше, чем так страдать, она ведь всё равно не остановится!
     Но в тот самый момент, когда я готов был уже сделать последнюю глупость в своей жизни, вдруг что-то упругое коснулось моих ягодиц. Мягкое и тёплое, оно слегка извивалось, словно пыталось прорваться сквозь мои брюки. Подобное ощущение я испытывал вчера, когда тентакли обвили моё тело.
     "Неужели всё? - подумал я про себя. - Я сам и не заметил, как что-то сделал, и теперь она изнасилует и убьёт меня тентаклями?!"
     Хотя я уже практически смирился с мыслью о своей неминуемой погибели, факт её непосредственной близости оказался для меня таким сильным шоком, что моё возбуждение как рукой сняло! Всего через пару секунд мой член уже обмяк, а ягодицы сжались, сопротивляясь вторжению.
     - Что такое, ты уже всё? - Вика слегка отстранилась и запустила свою маленькую ладошку ко мне в трусы. - Странно, почему сухо?
     Я ничего не ответил, да и был ли смысл разговаривать? Мысленно я уже готовился вступить во врата Рая для педофилов, полного прелестных маленьких ангелочков, готовых приласкать моё многострадальное тело и согреть душу любовью и заботой.
     - Эй, ты чего, в транс вошёл? - Вика вернула меня на землю звонкой пощёчиной. - Так не честно, я только вошла во вкус, а ты...
     - Что это за штука была? - проговорил я, с трудом ворочая языком. - Опять твои тентакли?
     - А, это? - Вика слезла с меня, и я увидел что-то наподобие толстого чёрного фаллоса, высовывающегося у неё из-под юбки. - Это мой хвостик.
     - Хвостик?! - приглядевшись, я заметил, что этот фаллоподобный "хвостик" действительно берёт своё начало не между ног, а скорее чуть пониже спины. - Нет, это всё-таки тентакль, он пытался залезть ко мне в задницу!
     - Это всё из-за того, что ты никак не решался потрогать меня за попку! - обиженным голоском проговорила Вика. - Вот он и перевозбудился.
     - Он что, сам по себе действует? - Я не отрываясь смотрел на "хвостик", постепенно уменьшающийся в размерах и скрывающийся под юбкой у хозяйки.
     - Ну да, а что тут такого? - Вика нахмурилась. - Как будто твой член тебя всегда слушается?
     - Вот, значит ты должна меня понимать! - сказал я, вставая с унитаза и оправляя одежду. - Возбуждение само по себе ничего не значит, тем более ты сама начала приставать ко мне.
     Вика ненадолго задумалась, пристально глядя мне в глаза. Её хвостик уже совсем исчез, и она снова стала похожа на обычную невинную маленькую девочку.
     - Да, тут не поспоришь, - вздохнула она, наконец. И, неожиданно перейдя на шутливый тон, спросила: - И что же мы будем делать с Вами, Алексей Как-Вас-Тамович?
     - Геннадьевич, - ответил я, неожиданно для себя подхватывая её манеру разговора. - Наверное, придется нам с Вами на этом расстаться, Виктория Батьковна...
     - Ежевика, - перебила меня девочка.
     - Что?
     - Ежевика, а не Виктория, так меня зовут, - пояснила Вика. - А по батьке даже не знаю, нету у меня батьки и никогда не было.
     - Странное имя, - заметил я. - Впрочем, ты вся странная.
     - Так, хватит мне зубы заговаривать! - Вика вдруг снова стала серьёзной. - То, что у меня сейчас не получилось тебя развести, ещё не означает, что ты победил. Я буду следить за тобой, и как только ты позволишь своей похоти выйти наружу, я накажу тебя так жестоко, как только смогу придумать!
     И, не дождавшись ответа, Вика развернулась и стремительным шагом вышла из туалета. В следующую секунду я почувствовал невероятную сладость в ногах и рухнул обратно на унитаз.
     Что это вообще сейчас было? И тогда, вчера? Может быть, я совсем сошёл с ума и мне это кажется? Одно я знал наверняка - я больше не смогу посмотреть ни одного хентая с лоликоном или тентаклями!
A A A


© Copyright 2017